Интерьер с обложки: квартира в Париже

Владельцы этой парижской квартиры – преуспевающий экономист и его супруга – поначалу рассчитывали в смысле ее декорирования на собственные силы. “Оказалось, что это довольно трудно, – сетует хозяйка. – Мы поняли, что нам понадобится помощь”. “Когда они начали расставлять свою мебель XVIII века по большим комнатам, это стало в итоге напоминать кукольный домик”, – признает Николя Газо, набирающий популярность французский дизайнер, к которому в конце концов обратились хозяева. 

Гостиная, вид от камина. ­Диваны, Philippe Parent. ­Ковер по рисунку Николя Газо, Philippe Parent. Фиолетовый табурет Capsule, Hervé van der Straeten. Журнальный столик по дизайну Луиса Кана.

Гостиная, вид от камина. ­Диваны, Philippe Parent. ­Ковер по рисунку Николя Газо, Philippe Parent. Фиолетовый табурет Capsule, Hervé van der Straeten. Журнальный столик по дизайну Луиса Кана.

Они нашли его у собственного порога. То есть буквально: Газо занимался обстановкой соседней квартиры и случайно столкнулся с хозяйкой на лестнице. “Он предложил заглянуть в ту квартиру, над которой работал, – вспоминает владелица. – То, что он там сделал, выглядело настолько здорово, что мы тут же стали договариваться о сотрудничестве”.

Дизайнер Николя Газо в гостиной оформленной им квартиры.

Дизайнер Николя Газо в гостиной оформленной им квартиры.

Сложно не понять, что привлекло хозяев в самой 214‑метровой квартире: вид. Она расположена в доме 1934 года постройки, который выходит прямо на сверкающий позолотой купол Дома инвалидов. В 1670‑е, когда Людовик XIV решил построить для ветеранов своих войн эту величественную богадельню, окрестности были заняты сельхозугодьями. Бедных солдат надо было чем‑то кормить, поясняет жена владельца.

Фрагмент гостиной. Над камином зеркало эпохи Людовика XV. Резные кресла (тоже XVIII век) обиты тканью Vivaldi, Colony. Две настольные лампы сделаны из антикварных японских ваз. Камин спроектирован декоратором, рифленая стена — также его идея.

Фрагмент гостиной. Над камином зеркало эпохи Людовика XV. Резные кресла (тоже XVIII век) обиты тканью Vivaldi, Colony. Две настольные лампы сделаны из антикварных японских ваз. Камин спроектирован декоратором, рифленая стена — также его идея.

Сама она родилась неподалеку, на улице Шерш-Миди, где в то время обитало множество торговцев антиквариатом. “Так что глаз у меня наметан с детства”, – говорит хозяйка. Она и ее муж увлеченно собирали искусство и мебель десятилетиями. Живопись (виды Венеции и Стамбула на стенах гостиной, а также многочисленные пейзажи) в основном начала ХХ века. “В этих картинах есть поэзия, – объясняет владелица свои предпочтения, – на них отдыхает глаз”. А среди мебели, стоящей в квартире, есть письменный стол работы Жана-Франсуа Эбена, набор позолоченных кресел в стиле Людовика XV и консоль времен Регентства (“абсолютное великолепие”, говорит о ней Газо).

Кабинет. Из окна вид на церковь Дома инвалидов. Письменный стол —­ “третье” рококо (вторая половина XIX века), кресло — начало XVIII столетия. Терракотовый бюст на стеллаже изображает аллегорию лета.

Кабинет. Из окна вид на церковь Дома инвалидов. Письменный стол —­ “третье” рококо (вторая половина XIX века), кресло — начало XVIII столетия. Терракотовый бюст на стеллаже изображает аллегорию лета.

 Хозяева коллекционируют также статуэтки XIX века из особого оловянного сплава, который называется régule. “В те времена бронзу часто переплавляли на пушки, – рассказывает заказчица. – Пришлось придумать этот сплав в качестве альтернативы, а потом он стал очень модным материалом”. Наверное, самый занятный образчик в их коллекции – настольные часы с боем в виде слона.

Фрагмент гостиной. По обе стороны от рабочего столика середины XVIII века два кресла с плетеной спинкой эпохи Регентства.

Фрагмент гостиной. По обе стороны от рабочего столика середины XVIII века два кресла с плетеной спинкой эпохи Регентства.

Пожелания заказчиков по поводу интерьеров были предельно конкретны. Они стремились к равномерности и спокойствию и потому хотели, чтобы все стены были выкрашены в белый цвет. Чтобы не вдаваться в совсем уж больничную стерильность, Газо предложил вместо чистой белизны оттенки слоновой кости, сливок и пергамента. А отдельные зоны огромной гостиной выделил, пустив под карнизом во входной и обеденной зонах тонкую алую линию.

Столовая. Над обеденным столом — винтажная стеклянная люстра. Стулья рококо обиты тканью Les Ondes, Le Manach.

Столовая. Над обеденным столом — винтажная стеклянная люстра. Стулья рококо обиты тканью Les Ondes, Le Manach.

Газо сознательно старался создать для антикварных сокровищ современное обрамление и не загромождать пространство. В интерьере появилось несколько акцентов в стиле ар‑деко – например, хрустальная люстра над обеденным столом, которая напомнила дизайнеру золотые времена трансатлантических лайнеров. Есть и более близкие к сегодняшнему дню предметы. Николя познакомил клиентов с работами Эрве ван дер Стратена, и это знакомство оказалось любовью с первого взгляда. “Думаю, они разглядели в этих вещах то же качество и ту же тонкость, что и в мебели XVIII века”, – предполагает Газо. Украшающие гостиную буфет, зеркало и табурет Capsule – все они сделаны ван дер Стратеном. В примыкающей спальне можно увидеть произведения и других современных дизайнеров: настенную скульптуру в виде ветвей дерева работы Таэра Шемирика, а также два прикроватных табурета, созданных Марком Банковски.

Спальня хозяев. Два табуре­та, Marc Bankowsky. У кровати антикварные столики второй половины XVIII века. Над изголовьем скульптура художника Таэра Шемирика.

Спальня хозяев. Два табуре­та, Marc Bankowsky. У кровати антикварные столики второй половины XVIII века. Над изголовьем скульптура художника Таэра Шемирика.

“Николя научил нас любить современный дизайн, – признается хозяйка. – Хотя все‑таки мы по‑прежнему очень привязаны к старинной мебели. И я думаю, это не совсем правильно – оформлять жилье одними только современными вещами. То, что вполне годится для аэропорта, не подойдет для жилого дома”.

Фрагмент прихожей. Комод и зеркало созданы при Людовике XIV. Между двумя деревянными барочными статуэтками — более поздняя полихромная фигурка конца XIX века.

Фрагмент прихожей. Комод и зеркало созданы при Людовике XIV. Между двумя деревянными барочными статуэтками — более поздняя полихромная фигурка конца XIX века.

Текст: Иэн Филлипс

Фото: стефан жульяр
опубликовано в журнале №09 (154) Сентябрь 2016

Комментарии