Синяя квартира в Париже, 50 м²

Дизайнер Фабрицио Казираги считает, что для маленькой и обделенной солнцем квартиры нет ничего лучше темных стен.


Фабрицио Казираги

Краткая биография:

  • Родился в Милане. В детстве много путешествовал по свету вместе с родителями — был в Кении, Египте, на Кубе. Там, видимо, и зародилась его любовь к экзотике.
  • Окончил миланскую Политехническую школу, где учились многие знаменитые дизайнеры-предметники, но сам он решил заняться интерьерами.
  • После стажировки в бюро Dimore Studio, в 2015 году он перебрался в Париж и открыл там собственную студию.
Гостиная. Винтажный столик из стекла и латуни и стулья по дизайну Марселя Брейера куплены в Galerie Demosmobilia в Лугано. Над камином фотография Эрика Нера. Справа от камина табурет из Зимбабве.

Гостиная. Винтажный столик из стекла и латуни и стулья по дизайну Марселя Брейера куплены в Galerie Demosmobilia в Лугано. Над камином фотография Эрика Нера. Справа от камина табурет из Зимбабве.

Ни один проект Фабрицио Казираги не обходится без этники. “Мне нравится добавлять в интерьер вещи из отдаленных уголков планеты. Для меня это и есть современный подход к дизайну”, — говорит он. Не удивительно, что Казираги легко сошелся со своим заказчиком, директором парижского маркетингового агентства Pschhh Sébastien Brocandel, который мечтал найти в своем новом доме место для скопившихся у него экзотических сувениров.

Фрагмент гостиной. На стене винтажная скульптура Кертиса Жере из копенгагенского магазина The Apartment. Справа — латунный светильник с абажуром из шелковой бахромы по дизайну Ханса Агне Якобсона, 1950-е годы. Диван сделан на заказ по эскизам Казираги. Подушки сшиты из тканей марок Pierre Frey, Dedar и Lizzo. Торшер по дизайну Майкла Анастасиадиса для Flos.

Фрагмент гостиной. На стене винтажная скульптура Кертиса Жере из копенгагенского магазина The Apartment. Справа — латунный светильник с абажуром из шелковой бахромы по дизайну Ханса Агне Якобсона, 1950-е годы. Диван сделан на заказ по эскизам Казираги. Подушки сшиты из тканей марок Pierre Frey, Dedar и Lizzo. Торшер по дизайну Майкла Анастасиадиса для Flos.

Квартиру площадью 50 м² Брокандель купил за хорошее расположение – она находится в квартале Марэ — и за архитектуру — у дома красивый фасад, а внутри сохранились оригинальные детали вроде лепнины и каминного портала. Прежний хозяин, видимо, пытался зрительно расширить пространство, закрасив все, что можно, белой краской. 

Вид на гостиную. На барном шкафчике — китайская ваза и светильник Poul Poul по дизайну Инго Маурера.

Вид на гостиную. На барном шкафчике — китайская ваза и светильник Poul Poul по дизайну Инго Маурера.

“Когда я впервые сюда зашел, сразу подумал, что неплохо было бы добавить в интерьер цвета, — обстановка напоминала операционную”, — говорит дизайнер. К тому же в квартире не хватает естественного света, а это белой краской “не лечится”. “В такой ситуации надо, наоборот, использовать темные тона”, — считает Казираги, который покрасил гостиную в темно-синий цвет, а на пол положил ковер оттенка кардинальской мантии.

Вид из гостиной на столовую-прихожую и дверь в спальню.

Вид из гостиной на столовую-прихожую и дверь в спальню.

Перепланировка в квартире была минимальной. Дизайнер лишь поменял местами ванную и кухню, которая теперь занимает крошечный закуток, а столик для завтраков вообще выехал в прихожую. “Знаете, каждый отдыхает по-своему, — говорит хозяин квартиры, с подачи которого случилась эта рокировка. — Я после долгого рабочего дня предпочитаю не стоять у плиты, а полежать в ванне”. 

Крошечная столовая находится прямо в прихожей. В дверном проеме виднеется такая же компактная кухня. Стол из бистро с виниловой столешницей под мрамор куплен в антикварном магазине на юге Франции. Стулья перетянуты тканью, Pierre Frey. Над сделанным на заказ баром с латунной обшивкой — шелкография Джетулио Альвиани 1960-х годов.

Крошечная столовая находится прямо в прихожей. В дверном проеме виднеется такая же компактная кухня. Стол из бистро с виниловой столешницей под мрамор куплен в антикварном магазине на юге Франции. Стулья перетянуты тканью, Pierre Frey. Над сделанным на заказ баром с латунной обшивкой — шелкография Джетулио Альвиани 1960-х годов.

Дизайн ванной комнаты навеян интерьерами миланской виллы “Некки”, которую в 1930-е годы построил Пьеро Порталуппи. “Может, это и глупо, но я всегда вспоминаю этот дом, когда берусь за новый проект, — признается Казираги. — И каждый раз нахожу там идеи, которые можно позаимствовать”.

Пол ванной выложен мрамором. Сантехника, Simas.

Пол ванной выложен мрамором. Сантехника, Simas.

В интерьере вообще много отсылок не только к дальним странам, но и к европейским 1920–1930-м годам. “Я из тех людей, кто одинаково любит техно-музыку и оперу, — говорит Брокандель. — И попросил Фабрицио, чтобы интерьер был таким же разнообразным”. Выполняя это пожелание, дизайнер перемешал имевшиеся у заказчика этнические вещи с дизайнерской мебелью ХХ века и безымянными вещами с блошиных рынков. Такими, как лаковый экран, который занял место в изголовье хозяйской кровати. “Мы нашли его совершенно случайно, а потом обнаружили, что он ровно той же ширины, что и кровать. Как будто он был сделан специально для моей квартиры. С этой вещью я теперь точно не расстанусь!”

У стены в спальне китайский шкаф XIX века и итальянское плетеное кресло. Винтажные светильники из галереи Officina Antiquaria (Милан). Вместо тумбочки — китайский табурет эпохи Мин. В изголовье — лаковая ширма 1920-х годов с блошиного рынка.

У стены в спальне китайский шкаф XIX века и итальянское плетеное кресло. Винтажные светильники из галереи Officina Antiquaria (Милан). Вместо тумбочки — китайский табурет эпохи Мин. В изголовье — лаковая ширма 1920-х годов с блошиного рынка.

Планировка:

Синяя квартира в Париже, 50 м²

Текст: Иэн Филлипс

Фото: стефан жульяр
опубликовано в журнале №09 (154) Сентябрь 2016

Комментарии