Старинный замок во Франции

За последние десять лет художница Клер Баслер и ее партнер Пьер сменили немало домов, один удивительнее другого. Было время, когда они обитали в перестроенной парижской кухне и в бывшей провинциальной школе, а теперь чета обосновалась в Шато де Бовуар, расположенном в центральной части Франции. 

Главная гостиная. Геометрический светильник, в который упирается букет из веток, сделал Пьер по эскизам своей подруги. Стеклянные столики — винтаж. Диван из Ikea, подушки. Caravane. Напольные лампы Tolomeo по дизайну Микеле де Лукки, Artemide.

Главная гостиная. Геометрический светильник, в который упирается букет из веток, сделал Пьер по эскизам своей подруги. Стеклянные столики — винтаж. Диван из Ikea, подушки. Caravane. Напольные лампы Tolomeo по дизайну Микеле де Лукки, Artemide.

В распоряжении Клер и Пьера – сорок комнат и пять гектаров земли. Других жильцов здесь нет, а вот посетители бывают нередко, особенно в летние месяцы. Иногда за выходные замок принимает до пятисот посетителей, приезжающих сюда, чтобы посмотреть на работы Клер, которая специализируется на изображении цветов и деревьев – довольно натуралистичных и неизменно очень романтичных. “Когда мы только купили этот замок, то не подозревали, что моя живопись настолько удачно сюда впишется, станет частью интерьера и его главной достопримечательностью”, – говорит художница.

Хозяйка дома Клер Баслер у себя в студии за работой, которой она отдает по восемь часов в день.

Хозяйка дома Клер Баслер у себя в студии за работой, которой она отдает по восемь часов в день.

До того как в замке появились первые гости, старинное здание требовалось отреставрировать. Новые хозяева занимались этим сами. Несмотря на хрупкую внешность, в душе Клер – упорный и целеустремленный боец. Хотя, как сама она утверждает, без Пьера проект бы не состоялся. 

Фрагмент большой гостиной на первом этаже замка. Роспись покрывает не только стены комнаты, но и филенчатые двери. Стол и стул под окном — винтажные.

Фрагмент большой гостиной на первом этаже замка. Роспись покрывает не только стены комнаты, но и филенчатые двери. Стол и стул под окном — винтажные.

“Мы с ним настоящая команда, – рассказывает Баслер. – Вообще-то Пьер самоучка и когда-то работал учителем в начальной школе, но именно он выполнил львиную долю реставрационных работ. Он и кузнец, и плотник, и каменщик. Не говоря уж о том, что он делает рамы для моих картин, а также ведет все дела в нашем офисе”.

Стены кухни Клер пока не трогала — они и так выглядят живописно. Над рабочим столом — светильники AIM по дизайну Ронана и Эрвана Буруллеков для Flos. Для приготовления пищи исполь­зуются газовые плитки с баллонами.

Стены кухни Клер пока не трогала — они и так выглядят живописно. Над рабочим столом — светильники AIM по дизайну Ронана и Эрвана Буруллеков для Flos. Для приготовления пищи исполь­зуются газовые плитки с баллонами.

В некоторых комнатах замка на стенах до сих пор сохранилась старая, полуоблезлая краска, но это временное явление. Клер воспринимает свое жилище как большой холст – десять комнат уже полностью покрыты растительными росписями, и еще четыре находятся в работе. “Поначалу мне было жаль тратить на это силы, ведь в случае переезда я не смогу забрать росписи с собой, – говорит художница. – Но потом я поняла, что это отличный шанс показать людям, как именно они могут распорядиться моими картинками, какого эффекта можно добиться с их помощью. Так что комнаты стали своего рода шоу-румом”.

Холл первого этажа. Сюда выходят двери гостевых спален и ванных комнат. На винтажном столе — вазы с растениями, которые дополняют изображения на стенах.

Холл первого этажа. Сюда выходят двери гостевых спален и ванных комнат. На винтажном столе — вазы с растениями, которые дополняют изображения на стенах.

Особенно привольно здесь чувствуют себя дети, которые носятся по комнатам, словно это сказочный лес. Некоторые семьи приезжают в замок с ночевкой, а наутро просят хозяев сделать в их доме точно такую же роспись. “Удивительно, насколько по-разному воспринимается живопись на холсте и в виде настенной росписи. В этих работах больше силы, они самодостаточны и наполняют интерьер жизнью, так что тебе уже не нужно много мебели, чтобы обстановка выглядела обжитой, – говорит Клер. – Одна из моих клиенток повесила у себя картину, которая заняла целую стену, – муж, вернувшись домой, решил, что жена полностью переделала интерьер за один день!”

Спальня хозяев. Потолок ­закрывают бумажные панели, их сделал сын хозяйки Луис, а металлический стол по ее эскизам изготовил Пьер. На столе — винтажная лампа.

Спальня хозяев. Потолок ­закрывают бумажные панели, их сделал сын хозяйки Луис, а металлический стол по ее эскизам изготовил Пьер. На столе — винтажная лампа.

Клер погружает гостей замка в искусство с головой, надеясь, что они испытают те же чувства, которые пережила она сама сорок лет назад, оказавшись в парижском Гран-Пале на выставке барочного художника Симона Вуэ. “Эта экспозиция стала для меня настоящим откровением – на меня обрушилась вся мощь его картин, как будто я сама стала их частью. Эта выставка перевернула мою профессиональную жизнь и сильнейшим образом повлияла на меня как на художника, – рассказывает Клер. – К сожалению, в наши дни таких выставок уже не бывает. Сейчас вокруг каждой картины обязательно оставят огромный кусок белой стены”, – сетует художница.

Коридор в общую спальню. Слева — ширма, расписанная Клер. Дощатый пол покрыт черной глянцевой краской.

Коридор в общую спальню. Слева — ширма, расписанная Клер. Дощатый пол покрыт черной глянцевой краской.

Клер уверена, что искусство должно окружать зрителя со всех сторон, как в воронку, засасывая его в круговорот красок и эмоций. Она – то ли в шутку, то ли всерьез – подозревает, что кураторы выставок нарочно не позволяют людям ощутить на себе могучую силу искусства, и пытается по-своему это исправить, покрывая растительными рисунками стены Шато де Бовуар. Для большей убедительности нарисованные растения дополняют живые, расставленные по всему замку в огромных вазах. 

Общая спальня для гостей замка. На стенах этой комнаты Клер нарисовала панорамное окно с видом на облачное небо. Кровати из Ikea. Подушки, Caravane. Столик сделан по эскизам хозяйки ее партнером Пьером.

Общая спальня для гостей замка. На стенах этой комнаты Клер нарисовала панорамное окно с видом на облачное небо. Кровати из Ikea. Подушки, Caravane. Столик сделан по эскизам хозяйки ее партнером Пьером.

“Я мечтала расписывать стены тридцать лет, но рада, что такая возможность появилась только теперь, когда у меня достаточно опыта, чтобы полностью преобразить пространство с помощью живописи, – признается художница. – Теперь меня ничто не остановит!”

Вокруг замка Бовуар, так же как и на стенах его комнат, пышно растут ­цветы и травы.

Вокруг замка Бовуар, так же как и на стенах его комнат, пышно растут ­цветы и травы.

Текст: Мартина Ханглингер

Фото: мэдс могенсен
опубликовано в журнале №09 (154) Сентябрь 2016

Комментарии