Квартира в Москве, 220 м²

Виды из окон квартиры напоминали хозяину Манхэттен, поэтому он попросил декоратора Марину Брагинскую сделать интерьер в американском духе.

Взглянув мельком на эти фотографии, можно предположить, что квартира находится не в ­Москве, а где-нибудь в Нью-Йорке. С Манхэттеном, на мой взгляд, ее роднят панорамные окна и виды на соседние стеклянные высотки. 

Столовая. Обеденный стол Monarch, стулья Miles, зеркало Clarendon, торшер Aiden, все Crate and Barrel. Диван, Asnaghi. Плед, Marilux.

Столовая. Обеденный стол Monarch, стулья Miles, зеркало Clarendon, торшер Aiden, все Crate and Barrel. Диван, Asnaghi. Плед, Marilux.

Как оказалось, такая ассоциация возникает неспроста: “Хозяин квартиры жил в Штатах, и ему действительно хотелось получить “манхэттенский вид”, – подтверждает декоратор Марина Брагинская, которая занималась оформлением интерьеров. – Ему нравятся Америка, американский стиль жизни и мебель”.

Кухня. Кухонная мебель, Aster Cucine. Барные стулья Elston, консоль Yukon, настольная лампа “Моник”, ­аксессуары Circlet, все Crate and Barrel.

Кухня. Кухонная мебель, Aster Cucine. Барные стулья Elston, консоль Yukon, настольная лампа “Моник”, ­аксессуары Circlet, все Crate and Barrel.

К американскому образу жизни в этой квартире также можно отнести масштабы. Площадь – двести двадцать квадратных метров, восемьдесят из которых занимает общественная зона с гостиной, столовой и кухней. Остальное пространство отдано под две спальни с отдельными санузлами (хозяина и его дочери-подростка) и коридор. 

Из окон квартиры открывается вид на две соседние высотки из голубого и бронзового стекла. Похожие от­тенки декоратор также добавила в интерьер.

Из окон квартиры открывается вид на две соседние высотки из голубого и бронзового стекла. Похожие от­тенки декоратор также добавила в интерьер.

“Заказчик мыслит крупными мазками, ему важно было сохранить ощущение большого пространства. Никакого мелкого декора тут нет, зато есть комфортные четырехметровые диваны и барная стойка. Здесь удобно принимать гостей”, – говорит Марина. Общественная зона отделена от спален дверью.

Кресло, журнальный столик Elke, чашка Loki, графины, все Crate and Barrel. ­Подушка и плед, салон Marilux.

Кресло, журнальный столик Elke, чашка Loki, графины, все Crate and Barrel. ­Подушка и плед, салон Marilux.

Заказчик мечтал о лофте, но Брагинская не любитель оформлять под лофт помещения, которые таковыми не являются. Однако к пожеланиям клиента прислушалась. Ей досталась квартира свободной планировки в комплексе “Москва-Сити”. Марина решила некоторые несущие колонны и технологические ниши отделать кирпичом, конечно, настоящим, потому что не признает имитации. “Не можешь спрятать – подчеркни”, – говорит она, указывая на бронзовое зеркало, которое украшает теперь уже кирпичную колонну, не очень удачно стоящую в столовой.

Фрагмент столовой. Бокалы Tour, посуда Roulette Blue, все Crate and Barrel. Консоль привезена из Малайзии. Фотоработы Михаила Степанова.

Фрагмент столовой. Бокалы Tour, посуда Roulette Blue, все Crate and Barrel. Консоль привезена из Малайзии. Фотоработы Михаила Степанова.

Работу над интерьером хозяин координировал удаленно, согласовывал детали во время кратких визитов в Москву. Большая часть мебели в квартире – американского бренда Crate and Barrel. “Когда мы занимались этим проектом, здесь открывался их первый магазин. Заказчик узнал об этом и сказал, что хочет все оттуда”, – вспоминает Марина. 

Хозяйская спальня. Кровать, Flou. Вместо покрывала ковер, Jan Kath. Декоративные подушки, Missoni Home. Над изголовьем — фоторабота, купленная хозяином в галерее в Нью-Йорке.

Хозяйская спальня. Кровать, Flou. Вместо покрывала ковер, Jan Kath. Декоративные подушки, Missoni Home. Над изголовьем — фоторабота, купленная хозяином в галерее в Нью-Йорке.

Кстати, у нее тоже есть любимые предметы из коллекции этой марки. Например, кресло Ankara, которое стоит у окна в самой видовой точке квартиры. Геометричные переплетения спинки напоминают ей узор на традиционных китайских столиках. Так в гостиной появилась европейско-азиатская зона с аксессуарами в восточном стиле. “Мне кажется, соседство жилого комплекса с другими стеклянными новостройками, старыми московскими домами и промзоной допускает такую мешанину и игру со стилями”, – говорит декоратор.

Это место у окна дизайнер называет видовой точкой квартиры. Кресло Ankara, вазы и аксессуары, все Crate and Barrel. Журнальный столик привезен из путешествия в Малайзию.

Это место у окна дизайнер называет видовой точкой квартиры. Кресло Ankara, вазы и аксессуары, все Crate and Barrel. Журнальный столик привезен из путешествия в Малайзию.

Кстати, виды за окном повлияли и на цветовую гамму интерьера. Хозяин хотел, чтобы все было выдержано в бежево-коричневых тонах. Марина не была против, но решила сделать оттенки более холодными, деликатно вводя другие цвета, например синий, как цвет окон соседних высоток. В комнате дочки появилось синее кресло с пуфом, а в гостиной – ковер с голубым рисунком и подушки на диване. “Под конец, когда дело доходит до выбора декоративных подушек, заказчики расслабляются, и можно добавить немного цвета, – улыбаясь, говорит Марина. – Хотя я всегда стараюсь на начальном этапе работы убедить клиентов, что краска дешевле, чем хорошие ткани, а перекрасить стены легче, чем поменять текстиль”.

Спальня дочки. Кровать, Flexformv. Покрывало и ­де­ко­ративные подушки, Loffilab. Декоративные подушки с камнями, Missoni Home. Фотоработы Михаила Степанова.

Спальня дочки. Кровать, Flexformv. Покрывало и ­де­ко­ративные подушки, Loffilab. Декоративные подушки с камнями, Missoni Home. Фотоработы Михаила Степанова.

Правда, в этой квартире акцент сделан не на стены (они все светлые), а на панорамные окна. Заказчик результатом, конечно же, доволен: “Ему нравятся большое общее пространство, элементы лофта и виды из окон, напоминающие Манхэттен, – говорит Марина Брагинская. – Ему хотелось американского настроения, и он его получил. Но для меня этот интерьер все равно московский, такой же неоднородный, как пейзажи за окнами”.

Из окон квартиры откры­ва­ются контрастные виды не только на новые, но и на старые московские постройки.

Из окон квартиры откры­ва­ются контрастные виды не только на новые, но и на старые московские постройки.

Текст: Ольга Сорокина

Фото: михаил степанов
опубликовано в журнале №10 (155) Октябрь 2016

Комментарии