Дом коллекционера в штате Нью-Йорк

Адам Линдеманн – человек в Нью-Йорке известный: бизнесмен, коллекционер, игрок в поло. В общем, настоящий “светский персонаж”, причем с репутацией любителя парадоксальных решений. 

Псевдотюдоровский дом в горах Катскилл для коллекционера и бизнесмена Адама Линдеманна оформил британский художник Ричард Вудс.

Псевдотюдоровский дом в горах Катскилл для коллекционера и бизнесмена Адама Линдеманна оформил британский художник Ричард Вудс.

Репутацию эту Линдеманн блистательно подтвердил, выбирая дом, в котором он мог бы поселиться с детьми после развода. Любой манхэттенский тусовщик отправился бы в Хэмптон. Линдеманн выбрал поросшую лесом местность на северо-западе штата Нью-Йорк – Катскилл. Неподалеку когда-то проходил Вудстокский рок-фестиваль. “Этот район не особенно популярен, зато здесь очень забавно”, – поясняет Линдеманн.

Гостиная. Расписные фанерные полы, придуманные Ричардом Вудсом, кажутся продолжением сада, в который выходит огромное окно. Всю мебель для дома Адам Линдеманн выбирал сам. Этажерка работы Пола Эванса и поддельный бюст Цезаря на полу — из числа его любимых вещей. “Коллекционер тоже в чем-то художник: он подбирает предметы, как цвета на холсте”, — говорит Линдеманн.

Гостиная. Расписные фанерные полы, придуманные Ричардом Вудсом, кажутся продолжением сада, в который выходит огромное окно. Всю мебель для дома Адам Линдеманн выбирал сам. Этажерка работы Пола Эванса и поддельный бюст Цезаря на полу — из числа его любимых вещей. “Коллекционер тоже в чем-то художник: он подбирает предметы, как цвета на холсте”, — говорит Линдеманн.

Под “забавно” Адам подразумевает характер местной застройки – весьма разношерстной, дома попадаются всех размеров и цветов. Линдеманну показалось, что эта жизнерадостная, неформальная атмосфера – то, что нужно ему для общения с тремя детьми (пятнадцати, четырнадцати и девяти лет). “Я решил полностью сменить окружение, убежать от депрессии, которая неизменно сопровождает развод. На самом деле я просто хотел, чтобы дети были счастливы, чтобы в наши отношения вернулись легкость и веселье”.

Столик из металла и стекла — работа Пола Эванса. Стулья, дизайнер Марк Ньюсон. На столе — авторская копия вазы Джеффа Кунса “Щенок”, выполненная в двух тысячах экземпляров.

Столик из металла и стекла — работа Пола Эванса. Стулья, дизайнер Марк Ньюсон. На столе — авторская копия вазы Джеффа Кунса “Щенок”, выполненная в двух тысячах экземпляров.

Веселье началось с покупки десяти гектаров земли. Посреди роскошного участка стояла настоящая развалюха. Обновить ее Линдеманн попросил своего друга, британского художника Ричарда Вудса. Вудс радикально изменил фасад, стилизовав его под черно-белые каркасные строения эпохи Тюдоров. В интерьере появились и другие отсылки к истории британского декора. Так, стены обклеены сделанными на заказ обоями: орнамент на них – это многократно увеличенные фрагменты обоев XVIII века. 

Рисунок моющихся пластиковых обоев в гостиной — увеличенные фрагменты орнамента XVIII века (тогда он был напечатан на шелковых обоях). Камин покрыт забавными надписями и граффити — их делали дети Линдеманна.

Рисунок моющихся пластиковых обоев в гостиной — увеличенные фрагменты орнамента XVIII века (тогда он был напечатан на шелковых обоях). Камин покрыт забавными надписями и граффити — их делали дети Линдеманна.

Полы сделаны из фанеры, на которой “нарисованы” крупные, широкие и грубые доски – такими выстилали залы старинных замков. При этом каждая “доска” раскрашена в веселые цвета – темно-красный, оранжевый и желтый. “Декоративные приемы Вудса, его чувство цвета напоминают мне Уорхола, – говорит Линдеманн. – Он сделал дом – пародию на старый европейский особняк. Это чудесная “многослойная” шутка”.

На второй этаж ведет узкая лестница с металлическими перилами. Ступени, как и все полы в доме, из фанеры, на поверхности которой “нарисованы” доски.

На второй этаж ведет узкая лестница с металлическими перилами. Ступени, как и все полы в доме, из фанеры, на поверхности которой “нарисованы” доски.

При создании интерьера Адам следил за тем, чтобы цвета и фактуры контрастировали, “спорили” между собой. Мебель и аксессуары тоже подобраны с юмором: на газоне скульптуры Франца Уэста, под спальную кабинку братьев Буруллеков отведена целая комната. Но это не настоящая коллекция, а шуточная. Здесь есть поддельный бюст из Ватикана и “серийная” модель вазы Джеффа Кунса “Щенок”. “Моя собачка стоит сотню баксов. Оригиналом владеет мой приятель. Цена запредельная”.

Кровать по дизайну художника-металлиста Пола Эванса, который работал в 1970-х годах. “Я первым стал покупать его работы. Сегодня они подорожали в разы”, — говорит Линдеманн.

Кровать по дизайну художника-металлиста Пола Эванса, который работал в 1970-х годах. “Я первым стал покупать его работы. Сегодня они подорожали в разы”, — говорит Линдеманн.

Линдеманн готовится выпустить в издательстве Taschen книгу Collecting Contemporary – “о том, как сделать коллекцию интересной”. Этот дом – в какой-то мере опыт на себе. “Недостаточно просто окружить себя шедеврами. Вещи должны “общаться” друг с другом или рассказывать о хозяине. Я уверен, что этот странный коктейль многое говорит обо мне – что мне нравится, что я за человек”. Очень симпатичный человек.

Кровать Lit Clos (дизайнеры Ронан и Эрван Буруллеки) Линдеманн в прошлом году давал в аренду на выставку в Музей современного искусства в Лос-Анджелесе.

Кровать Lit Clos (дизайнеры Ронан и Эрван Буруллеки) Линдеманн в прошлом году давал в аренду на выставку в Музей современного искусства в Лос-Анджелесе.

В гостевой спальне на стене — рисунки семилетнего сына британского художника Дэмиена Херста. Линдеманн на полном серьезе купил их за фунт стерлингов каждый: “Дешевле искусства в доме, наверное, нет”.

В гостевой спальне на стене — рисунки семилетнего сына британского художника Дэмиена Херста. Линдеманн на полном серьезе купил их за фунт стерлингов каждый: “Дешевле искусства в доме, наверное, нет”.

В спальне на комоде работы Пола Эванса стоит итальянская стеклянная ваза 1970-х годов.

В спальне на комоде работы Пола Эванса стоит итальянская стеклянная ваза 1970-х годов.

Текст: Дорис Шеврон

Фото: джейсон шмидт
опубликовано в журнале №4 (39) апрель 2006

Комментарии