Квартира в Москве, 80 м²

Инна Зольтманн познакомилась со своей заказчицей в школе — их дети учились в одном классе. Оказалось, что у женщин немало общего. Инна — архитектор по второму образованию и выпускница декораторской школы "Детали". Хозяйка квартиры — искусствовед и хорошо разбирается в дизайне. Работу над проектом начали, уже неплохо зная друг друга. То, что дуэт сложился, стало понятно на стадии поиска квартиры — Инна "с колес" набрасывала планировки, чтобы сразу оценить потенциал того или иного варианта. В итоге выбор пал на 80-метровую "трешку" в девятиэтажном кирпичном доме с панорамными видами на МГУ и весь Юго-Запад.

Комната хозяйки — спальня, она же гостиная. На стене картина неизвестного художника из семейного архива — на ней изображен дедушка хозяйки в юности. На переднем плане — поднос, Crate and Barrel. На нем английский антикварный фарфор и столовое серебро, Antikitiz. Там же куплены кресло 1930-х годов и столик 1950-х годов. Диван, желтое кресло, льняные шторы Ikea. Покрывала на кровати и на диване, Crate and Barrel.

Комната хозяйки — спальня, она же гостиная. На стене картина неизвестного художника из семейного архива — на ней изображен дедушка хозяйки в юности. На переднем плане — поднос, Crate and Barrel. На нем английский антикварный фарфор и столовое серебро, Antikitiz. Там же куплены кресло 1930-х годов и столик 1950-х годов. Диван, желтое кресло, льняные шторы Ikea. Покрывала на кровати и на диване, Crate and Barrel.

Хозяйка и две ее дочки мечтали каждая об отдельной спальне, поэтому главная задача была в том, чтобы найти место еще и под гостиную. Перекраивать квартиру и ставить дополнительные стены не стали. "Мы хотели сохранить ощущение света и воздуха, простора, радости жизни", — объясняет Инна.

Комната хозяйки. На стене картины художницы Нины Колчиной. Подушки на диване из салона Crate and Barrel и с рынка в Стамбуле. Приставной столик, Crate and Barrel.

Комната хозяйки. На стене картины художницы Нины Колчиной. Подушки на диване из салона Crate and Barrel и с рынка в Стамбуле. Приставной столик, Crate and Barrel.

От наиболее очевидного решения — расширить кухню-столовую за счет одной из комнат — тоже отказались. Хотя и не совсем: встроенный буфет выдвинулся на территорию ближайшей детской (образовавшиеся в результате ниши заняли встроенные шкафы). Но основная зона для приема гостей выделена все-таки в главной спальне, где для этого появился угловой диван. Спальня служит еще и кабинетом хозяйки, которая работает в основном из дома — при наличии лэптопа можно обойтись без письменного стола, его прекрасно заменяет кровать с высокой спинкой.

Комната старшей дочери. Изголовье кровати сделано на заказ в мастерской Рустамбека Магадова. Остальная мебель работы Рустамбека Магадова. Люстра из бельгийского хрусталя, “Мастерская Кати Гердт”.  Подушки, покрывало, плед, поднос на кровати, Crate and Barrel.   Антикварный фарфор на подносе, Antikitiz.   Настольная лампа на комоде, “Детали”.

Комната старшей дочери. Изголовье кровати сделано на заказ в мастерской Рустамбека Магадова. Остальная мебель работы Рустамбека Магадова. Люстра из бельгийского хрусталя, “Мастерская Кати Гердт”.  Подушки, покрывало, плед, поднос на кровати, Crate and Barrel.   Антикварный фарфор на подносе, Antikitiz.   Настольная лампа на комоде, “Детали”.

Интерьер, как можно понять, получился достаточно неформальным, но с серьёзной качественной основой. В квартире хорошие деревянные рамы и высокие филенчатые двери, сделанные по эскизам Зольтманн, классический паркет елочкой и деликатные лепные карнизы под потолком.

Декоративный камин сделан по эскизам Зольтманн, Mobilform. На каминной полке — работа Нины Колчиной.  Винтажный стул, Flötotto, куплен в Antikitiz.

Декоративный камин сделан по эскизам Зольтманн, Mobilform. На каминной полке — работа Нины Колчиной.  Винтажный стул, Flötotto, куплен в Antikitiz.

Еще одна сильная сторона интерьера — цветовая палитра. "Цветовая гамма и стилистика — инструменты для создания нужного настроения, — говорит Инна. — В данном случае хотелось передать ощущение "легкого дыхания" — свет и воздух, ничего вычурного".

Одна из стен в комнате старшей дочери оклеена обоями, Eco Wallpaper. Текстиль, Crate and Barrel и Ikea.

Одна из стен в комнате старшей дочери оклеена обоями, Eco Wallpaper. Текстиль, Crate and Barrel и Ikea.

Основные цвета, присутствующие в интерьере, собраны на коврике из метлахской плитки в прихожей: разные оттенки серого, синий, голубой, шоколадно-коричневый. В комнатах к ним в качестве контрастного акцента добавляются зеленый и желтый. Гладко окрашенные поверхности чередуются со стенами, оклеенными обоями. Геометрический орнамент, который выбрали для главной спальни, оказался настолько активным, что у хозяйки от него поначалу кружилась голова. Проблему решило искусство — графика Нины Колчиной разбивает укачивающее единообразие ломаных линий.

Комната младшей дочери. Под окном стол 1940-х годов, Antikitiz. Люстра из “Мастерской Кати Гердт”. Столик, Crate and Barrel. Оконные рамы здесь и в других комнатах сделаны в компании “Окна Доктрейд”.

Комната младшей дочери. Под окном стол 1940-х годов, Antikitiz. Люстра из “Мастерской Кати Гердт”. Столик, Crate and Barrel. Оконные рамы здесь и в других комнатах сделаны в компании “Окна Доктрейд”.

Случайных арт-объектов в квартире нет — это либо работы из семейного архива, либо подарки друзей-художников. Вклад хозяйки в интерьер этим не ограничивался. Например, винтажные аксессуары и английская мебель середины ХХ века, которая задает настроение в спальне-гостиной, были собственноручно выбраны за заказчицей в компании Antikitiz.

Стена, покрытая краской для мела, появилось на кухне по инициативе заказчицы. Банкетка 1920-1930-х годов, Antikitiz. Кухонный гарнитур, обеденный стол, все Ikea. Стулья, подставки под тарелки, салфетки, подушки, все Crate and Barrel.

Стена, покрытая краской для мела, появилось на кухне по инициативе заказчицы. Банкетка 1920-1930-х годов, Antikitiz. Кухонный гарнитур, обеденный стол, все Ikea. Стулья, подставки под тарелки, салфетки, подушки, все Crate and Barrel.

Она же предложила выкрасить одну из стен кухни краской, по которой можно писать мелом, — эта идея прозвучала при первом же обсуждении будущей квартиры. "Я всегда стараюсь, чтобы в интерьере больше "присутствовал" заказчик, это его пространство, — говорит декоратор. — А здесь это было совместное творчество".

Стол сервирован антикварными тарелками и серебром, Antikitiz. Бокалы — собственность декоратора.

Стол сервирован антикварными тарелками и серебром, Antikitiz. Бокалы — собственность декоратора.

Ковер из метлахской плитки, “Красивая плитка”. Керамический табурет, Asiatides.  Английский фарфор, Antikitiz.

Ковер из метлахской плитки, “Красивая плитка”. Керамический табурет, Asiatides.  Английский фарфор, Antikitiz.

Прихожая.  Люстра, “Мастерская Кати Гердт”. Винтажная английская банкетка, Antikitiz, отреставрирована и переобита Павлом Смирновым, TheLoftLab.   Табурет сделан на заказ по эскизам декоратора в “Мастерской Рустамбека Магадова”.  Желтая ваза, “Детали”. Метлахская плитка, “Красивая плитка”. Паркетные работы Василия Дрожжинова.

Прихожая.  Люстра, “Мастерская Кати Гердт”. Винтажная английская банкетка, Antikitiz, отреставрирована и переобита Павлом Смирновым, TheLoftLab.   Табурет сделан на заказ по эскизам декоратора в “Мастерской Рустамбека Магадова”.  Желтая ваза, “Детали”. Метлахская плитка, “Красивая плитка”. Паркетные работы Василия Дрожжинова.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Комментарии