Особняк в Лондоне

Дизайнер интерьеров и мебели Франсис Султана.

Когда Диляна и Спас Руссев, семейная пара коллекционеров искусства из Болгарии, выбирали жилье в Лондоне, они не сомневались ни в районе, где хотят жить, ни в дизайнере, которому хотят поручить оформление дома. Им нравится район Белгравия – дорогой и консервативный; здесь за однотипными, казалось бы, белеными фасадами таунхаусов можно спрятать любую экстравагантность владельцев, будь то безудержная роскошь или своеобразный вкус. В Белгравии они и купили себе таунхаус высотой в шесть этажей.

Первый этаж разделен на две зоны: гостиную и офис. Оттоманка, служащая журнальным столиком, и большой диван сделаны на заказ по дизайну Франсиса Султана. Зеленое кресло — винтажная модель по дизайну Джо Понти, 1940‑е. Рядом с ним маленький столик Erin Gueridon цилиндрической формы, из бронзы и хрусталя, из коллекции Yana Франсиса Султана 2012 года. Ковер выполнен специально для этого дома по дизайну Франсиса Султана. На стене картина китай­ского художника Чжан Хуана из серии Memories Doors.

Первый этаж разделен на две зоны: гостиную и офис. Оттоманка, служащая журнальным столиком, и большой диван сделаны на заказ по дизайну Франсиса Султана. Зеленое кресло — винтажная модель по дизайну Джо Понти, 1940‑е. Рядом с ним маленький столик Erin Gueridon цилиндрической формы, из бронзы и хрусталя, из коллекции Yana Франсиса Султана 2012 года. Ковер выполнен специально для этого дома по дизайну Франсиса Султана. На стене картина китай­ского художника Чжан Хуана из серии Memories Doors.

Оформителем пригласили Франсиса Султана – декоратора и мебельного дизайнера с огромным опытом, обширной практикой и умением сочетать комфорт и роскошь интерьера со свежестью атмосферы. Для четы Руссев, которая не просто увлекается коллекционированием, но и входит в попечительский совет кенсингтонской Serpentine Gallery, особое значение имел дар Султана находить в интерьере место самым неожиданным арт-объектам.

Стену над камином украшает картина Цзэна Фаньчжи. Рядом с камином кресла в стиле ар-деко Жюля Леле. Журнальные столики Stephane Gueridon из латуни и хрусталя, из коллекции Султана 2011 года Homage to the Art Deco. Справа картина художника и писателя Харланда Миллера, из серии Penguin Classics — Inspired Art. Напольные лампы по дизайну Garouste & Bonetti, сделанные в мастерской David Gill Editions. Ковер на заказ по дизайну Франсиса Султана. Подставка для дров в камине тоже сделана по дизайну Султана, она из его коллекции Homage to the Art Deco 2011 года.

Стену над камином украшает картина Цзэна Фаньчжи. Рядом с камином кресла в стиле ар-деко Жюля Леле. Журнальные столики Stephane Gueridon из латуни и хрусталя, из коллекции Султана 2011 года Homage to the Art Deco. Справа картина художника и писателя Харланда Миллера, из серии Penguin Classics — Inspired Art. Напольные лампы по дизайну Garouste & Bonetti, сделанные в мастерской David Gill Editions. Ковер на заказ по дизайну Франсиса Султана. Подставка для дров в камине тоже сделана по дизайну Султана, она из его коллекции Homage to the Art Deco 2011 года.

Жизнь таунхауса выстроена по вертикали, так что все счастливы, что в доме есть лифт. С улицы мы попадаем на первый этаж, где расположены холл и столовая, они образуют единое пространство в форме буквы Г. Под нами еще два этажа: на минус первом находится кухня. Естественный свет поступает сюда из окна, выходящего во внутренний двор. На втором этаже расположена гостиная, разделенная на зону отдыха и рабочую зону; на остальных этажах расположены четыре спальни.

Вокруг стола в столовой стоят французские стулья 30-х годов. Большая золотистая картина итальянского художника Рудольфа Штингеля, который живет и работает в Нью-Йорке.

Вокруг стола в столовой стоят французские стулья 30-х годов. Большая золотистая картина итальянского художника Рудольфа Штингеля, который живет и работает в Нью-Йорке.

Диваны в гостиной выполнены на заказ по дизайну Султана. Они гармонируют с мебелью, сделанной спе­циаль­но для этого интерьера дизайнером Маттиа Бонетти, и картинами, среди которых много произведений китайских художников (они главная слабость хозяев). Коллекция у Руссев почти музейного уровня, в ней есть Цзэн Фаньчжи и Чжан Хуан, Даг Эйткен, Ричард Принс, Харланд Миллер и Энни Лейбовиц.

Войдя в дом, вы попадаете в холл, который вместе со столовой образует единое пространство. Главное место в центре холла занимает оттоманка, заново обитая кожей цвета фуксии. Над камином висит улыбающаяся голова из бронзы, работа швейцарского художника Уго Рондиноне, из серии Sunrise East. Слева и справа от камина расположены шкафы с зеркальными дверцами с эффектом состаривания. Лакированная консоль красного цвета, 1950-е годы. Над ней — фотомозаика “Иисус” Роберта Сильвера.

Войдя в дом, вы попадаете в холл, который вместе со столовой образует единое пространство. Главное место в центре холла занимает оттоманка, заново обитая кожей цвета фуксии. Над камином висит улыбающаяся голова из бронзы, работа швейцарского художника Уго Рондиноне, из серии Sunrise East. Слева и справа от камина расположены шкафы с зеркальными дверцами с эффектом состаривания. Лакированная консоль красного цвета, 1950-е годы. Над ней — фотомозаика “Иисус” Роберта Сильвера.

Владельцы квартиры долго обсуждали с дизайнером, как их картины будут смотреться в повсе­дневной жизни. Султана посоветовал, как лучше развесить полотна и что с чем сочетать. “Большинство моих клиентов неплохо разбираются в искусстве. В любом случае нужно не бояться экспериментов: без сомнений смешивать предметы и картины, тогда рождается совершенно новая ­энергия”, – рассказывает Султана.

Спальня хозяев. Ночной столик <br />
по дизайну Маттиа Бонетти сделан в мастерской David Gill Gallery. ­Роскошное покрывало из стриженой норки спадает до самого пола. Над кроватью — картина китайского художника Цзэна Фаньчжи.

Спальня хозяев. Ночной столик
по дизайну Маттиа Бонетти сделан в мастерской David Gill Gallery. ­Роскошное покрывало из стриженой норки спадает до самого пола. Над кроватью — картина китайского художника Цзэна Фаньчжи.

Заметим, что мебель по его дизайну рядом с арт-объектами выглядит весьма достойно, как и вещи из лимитированных серий дизайнеров Элизабет Гаруст и Маттиа Бонетти и аукционные находки 1930-х и 1950-х годов. Обращение к этой эпохе далеко не случайно и характерно для Султана – есть у него пристрастие к “голливудскому шику”. Он обожает старые фильмы и черпает из них вдохновение: “Дамы “старой школы”, которым сейчас за семьдесят, показали мне, каким должен быть настоящий дом”.

Спальня дочери хозяев. Диван Koala и журнальный столик по дизайну Garouste & Bonetti для Avant-Scène Editions. Декоративные подушки и ковер, Missoni. Над диваном фотография королевы Елизаветы II американского фотографа Энни Лейбовиц.

Спальня дочери хозяев. Диван Koala и журнальный столик по дизайну Garouste & Bonetti для Avant-Scène Editions. Декоративные подушки и ковер, Missoni. Над диваном фотография королевы Елизаветы II американского фотографа Энни Лейбовиц.

Но и о практичности Франсис не забывает: “Если в течение дня кровать украшена декоративными подушками, то вечером вам нужно куда-то их убрать. Еще очень важно придумать места для хранения: вам нужны шкафы для одежды, полотенец, постельного белья или для бокалов, если время от времени вы устраиваете вечеринки на полсотни человек”.

В зеркале ванной комнаты отражается спальня хозяев. Стены и пол отделаны белым мрамором. Зеркало и мебель сделаны на заказ. Двери украшены маркетри из перламутра.

В зеркале ванной комнаты отражается спальня хозяев. Стены и пол отделаны белым мрамором. Зеркало и мебель сделаны на заказ. Двери украшены маркетри из перламутра.

Франсис Султана умеет угодить клиенту. “Даже если что-то меня раздражает, а клиенту нравится, мы делаем так, чтобы это “заработало”. Дом должен быть отражением людей, которые там живут”, – говорит он. И при взгляде на лондонский таунхаус возникает четкое ощущение, что в данном случае ему с клиентами было легко договориться.

Кухонные шкафы и стол сделаны на заказ по дизайну Франсиса Султана. Антикварный стул 1950-х годов.

Кухонные шкафы и стол сделаны на заказ по дизайну Франсиса Султана. Антикварный стул 1950-х годов.

Текст и продюсирование: Кристина Гименес

Фото: Маноло Ильера
опубликовано в журнале №10 (155) Октябрь 2016

Комментарии