Двухэтажная квартира в Москве

Вспоминая о работе над этой квартирой, архитектор Александр Акинкин и декоратор Екатерина Авруцкая само слово “работа” ни разу не употребили, а говорили о том, что и как им удалось придумать. Некоторые вещи придумывались по ­нескольку раз – уже утвержденное решение отменяли, ­потому что появлялось новое, более ­удачное. А ведь начиналось всё вполне обычно.

Photo Avrutskaya_0009ready.jpg

Гостиная. Камин и зеркало над ним выполнены по эскизам архитектора Александра Акинкина и декоратора Екатерины Авруцкой. Автор барельефа и лисьих масок — скульптор Борис Кузнецов.

 Заказчики, уже знакомые с мастерской Акинкина и Авруцкой, купили готовую двухэтажную квартиру в доме середины 1990-х – с розовыми стенами, затейливой ковкой, мрамором на полу и дубовыми панелями в кабинете. ­Пожив в ней немного, они решили кое-что переделать. “Мы посмотрели и спросили: “А вы хотите, чтобы было хорошо? – рассказывает Александр. – Они думали минут пять, потом сказали: “Да! Но только давайте оставим мрамор и главную спальню”. 

Photo Avrutskaya_0109ready.jpg

Вид на гостиную с бал­кона второго этажа. Красные пластиковые кресла по дизайну Фабио Новембре, Driade; диваны, Marie’s Corner; журнальный столик, Baxter; ковер, The Rug Company.

Сейчас пол во всей квартире дубовый, коричнево-­серый, с сединой. Спальня тоже приобрела новый облик, и пусть вас не обманывает его кажущаяся простота. Каждый предмет здесь отобран придирчивой рукой Екатерины Авруцкой. 

Photo Avrutskaya_0064ready.jpg

Столовая. Шкафы-­витрины, Neue Wiener Werkstätte; обеденная группа и абажур по дизайну ­Паолы Навоне, Gеrvasoni; вазы, Tom Dixon.

Светильники Tom Dixon, к примеру (в спальне их девять), проверку не прошли. Когда их распаковали, обнаружилось, что к потолку они крепятся грубоватыми конусами черного цвета. Том Диксон на просьбу заменить крепеж вежливо ответил: “Неужели вам не нравится мой дизайн? Я очень расстроен”. В результате крепления были переделаны вручную. 

Photo Avrutskaya_0050.jpg

Главная спальня. Консоль, кресла, бра, все Guadarte; свет, Tom Dixon; голова Будды, Eichholtz.

Гордость Екатерины – стена в гостиной. Шестиме­­тро­вая по высоте, она долго не могла обрести свое лицо. Сначала избавили от всего лишнего камин, он принял нынешнюю лаконичную форму. 

Photo Avrutskaya_0122ready.jpg

Комната старшей дочери. На стене — обои с голографическим эффектом.

Потом в каких-то секретных каталогах нашли бельгийскую люстру: она выглядит старой и хрустальной, хотя на самом деле подвески на ней из обычного стекла; потом к диванам цвета шинели добавились красные кресла-лица Фабио Новембре, но чего-то не хватало, пока не был нанесен последний штрих – лисьи маски из гипса. 

Photo Avrutskaya_0135ready.jpg

Комната шестилетнего сына. Кровать, Guadarte; ковер с рисунком английского флага, The Rug Company.

Их ровно тринадцать, но только у одной открыты глаза. Выглядит это загадочно, как иллюстрация к какой-нибудь буддистской притче, и никто не силах оторвать взгляд от лисьей морды. Строители, уходя, не удержались от вопроса: “Куда же она все-таки смотрит?”

Photo Avrutskaya_0087.jpg

Photo Avrutskaya_0102ready.jpg

Санузел при комнате старшей дочери — самый большой в ­квартире.

Текст: Татьяна Филиппова

Комментарии


Смотреть ещё