Московская квартира в стиле ар-деко

До начала работы над этим интерьером ни у декоратора, ни у заказчика, сорокапятилетнего холостяка, никаких особенных отношений с ар-деко не было. “Я люблю дизайн ХХ века, – говорит Марина Бусел, – всегда использую в своих проектах винтаж. Но у меня нет любимых или нелюбимых стилей. Заказчик занимается бизнесом, коллекционированием не увлекается. Я уже сделала для него дом и квартиру, они совершенно разные: дом классический, квартира современная и немного эклектичная. А в этот раз я ему предложила ар-деко. Солидный человек, любит Америку и Францию – почему нет? Он охотно согласился”. 

Гостиная. Мягкая мебель из коллекции Barbara Barry, Baker; люстра, Fratelli Martini; торшер по дизайну Жака Адне, галерея “Трансатлантик”; стеллаж из ­коллекции Thomas Pheasant, Baker; журнальный столик из коллекции Laura Kirar, Baker. На столике — ваза, Lalique, 1920-е, галерея “Трансатлантик”. На стене — тканое панно “Горизонт” по эскизам Юлина Шака, 1977; шелковый ковер, Индия.

Гостиная. Мягкая мебель из коллекции Barbara Barry, Baker; люстра, Fratelli Martini; торшер по дизайну Жака Адне, галерея “Трансатлантик”; стеллаж из ­коллекции Thomas Pheasant, Baker; журнальный столик из коллекции Laura Kirar, Baker. На столике — ваза, Lalique, 1920-е, галерея “Трансатлантик”. На стене — тканое панно “Горизонт” по эскизам Юлина Шака, 1977; шелковый ковер, Индия.

По одному из образований Марина искусствовед, так что представления о том, как выглядит интерьер эпохи ар-деко, у нее были. Но чтобы всерьез проникнуться духом времени она пересмотрела множество альбомов и фильмов. 

Фрагмент гостиной. Секретер, Франция, 1920-е, галерея “Трансатлантик”. Над ним — картина Игоря Макаревича из серии “Буратино”. Торшер из коллекции Bill Sofield, Baker; столик Gem из коллекции Laura Kirar, Baker. Люстра, Fratelli Martini, современная, но почти не отличима от моделей Venini 1930-х годов.

Фрагмент гостиной. Секретер, Франция, 1920-е, галерея “Трансатлантик”. Над ним — картина Игоря Макаревича из серии “Буратино”. Торшер из коллекции Bill Sofield, Baker; столик Gem из коллекции Laura Kirar, Baker. Люстра, Fratelli Martini, современная, но почти не отличима от моделей Venini 1930-х годов.

“Больше всего мне помог сериал “Пуаро Агаты Кристи”, – вспоминает Марина. – Там потрясающая работа декоратора! Квартира детектива очень меня ­вдохновила, хотя я и не стала повторять ее в точности”.  У ар-деко Марина позаимствовала главные приемы: деревянные панели на стенах, мебель геометричных форм, этнические элементы, характерные орнаменты. 

Московская квартира в стиле ар-деко

И конечно, принцип единства стиля: всё в интерьере, от ручки входной двери до плитки в ванной, должно сочетаться между собой. При этом нельзя было ни на секунду забывать, что дело проис­ходит в Москве в наши дни. 

Московская квартира в стиле ар-деко

“Я понимала, что, если буду строго следовать стилю, получится по московским меркам скромно, – говорит Марина. – Поэтому я старалась сделать “пороскошнее”: стали предпочитала латунь и бронзу, матовому дереву – лакированное и так далее”.

Фрагмент гостиной. Стол и стулья из коллекции Bill Sofield, Baker; ваза для фруктов по дизайну Шарля Шнайдера, 1930-е, галерея “Трансатлантик”; ваза для цветов, Дания, 1970-е; сервиз, Rosenthal. Картины Ги де Ружмона, на столе — скульптура “Любовь” Олега Косткевича.

Фрагмент гостиной. Стол и стулья из коллекции Bill Sofield, Baker; ваза для фруктов по дизайну Шарля Шнайдера, 1930-е, галерея “Трансатлантик”; ваза для цветов, Дания, 1970-е; сервиз, Rosenthal. Картины Ги де Ружмона, на столе — скульптура “Любовь” Олега Косткевича.

Несколько подлинных предметов Марина купила в галерее “Трансатлантик”, единственном месте в Москве, которое специализируется на антиквариате ар-деко. Довольно много мелочей – вазы, статуэтки, светильники – она привезла сама из маленьких магазинов и с малоизвестных блошиных рынков Дании, Бельгии и юга Франции. В ее чемоданах мог оказаться настоящий Lalique и безымянная ваза за один евро. Главное, считает Марина, чтобы вещь нашла свое место, а сколько она стоит, не важно. 

Московская квартира в стиле ар-деко

Объединять противоположности она научилась у своих любимых декораторов – Альберто Пинто, Жан-Луи Денио и Ива Гасту. Причем берутся вещи не только разного ценового диапазона, но и временного. 

Московская квартира в стиле ар-деко

“Я, может быть, и хотела бы обставить всю квартиру антикварной мебелью, – признается декоратор. – Но в Москве это довольно дорого и сложно. А главное, заказчик ни в коем случае не хотел старых шкафов и мягкой мебели. Всё-таки русские этого не любят”. 

Спальня хозяина. Кровать, Baker; покрывало, Frette; шкаф по эскизу декоратора, Baker; люстра, Франция, 1930-е, галерея Schatz’i; колонна, Франция, 1930-е, галерея “Трансатлантик”; на колонне — скульптура “Парус” Олега Косткевича; в коридоре — вышитое панно, 1970-е.

Спальня хозяина. Кровать, Baker; покрывало, Frette; шкаф по эскизу декоратора, Baker; люстра, Франция, 1930-е, галерея Schatz’i; колонна, Франция, 1930-е, галерея “Трансатлантик”; на колонне — скульптура “Парус” Олега Косткевича; в коридоре — вышитое панно, 1970-е.

Почти вся новая мебель куплена в Baker. Марина смело мешала модели из разных коллекций, меняла размеры и материалы, чем даже немного напугала представителей марки. Например, они долго отговаривали ее от цветной ткани для диванов и кресел и цветной кожи для стульев. Зато теперь даже антиквары, которые бывают в квартире, в первую секунду не понимают, где старые вещи, а где новые. Тут бы и сам Эркюль Пуаро запутался!

Хозяйская ванная. Мебель Milldue; сантехника Dornbracht; люстра, Fratelli Martini; керамическая плитка ручной работы, Etruria; зеркало из коллекции Bill Sofield, Baker; бра с виллы Empain, Бельгия, 1930-е; фигурка, дерево, Китай, XIX век.

Хозяйская ванная. Мебель Milldue; сантехника Dornbracht; люстра, Fratelli Martini; керамическая плитка ручной работы, Etruria; зеркало из коллекции Bill Sofield, Baker; бра с виллы Empain, Бельгия, 1930-е; фигурка, дерево, Китай, XIX век.

Текст: Юля Пешкова

Фото: Каро Аван-Дадаев

Комментарии