Квартира на Остоженке

Заповедник больших денег на Остоженке всегда напоминает мне южный берег Темзы, где-то между Лондонским мостом и Тауэром. Люди, которые селятся там, тратятся не на белые особнячки с колоннами, а на лофты – бывшие портовые склады: их традиционная структура диктует скупость архитектурных проявлений. На Остоженке лофтов нет, но дома строятся в условиях градостроительных ограничений и даже самые смелые и дорогие выглядят сдержанно.

Каменные фасады и звеняще тихий двор дома по Бутиковскому, 5, построенного Сергеем Скуратовым, всегда кажутся мне особо “лондонскими”, и квартиру в нем я подсознательно ждала увидеть английскую. И не ошиблась.

Пентхаус прост в плане: за входным холлом публичная зона, разбитая на две части. Слева гостиная со световым фонарем диаметром три метра.

В центре его – композиция из трехсот шестидесяти восьми стеклянных пузырьков от итальянской компании Itre. 

Гостиная. Диваны, круглый стол, этажерки, стулья, Baker. Столик, Linley. Композиция из стеклянных пузырьков, Itre. Шторы, Марианна Могилевская.

Гостиная. Диваны, круглый стол, этажерки, стулья, Baker. Столик, Linley. Композиция из стеклянных пузырьков, Itre. Шторы, Марианна Могилевская.

Справа столовая с кухонным блоком из макасара и антикварным столом ар деко. 

Столовая. Стол в стиле ар деко, Франция. Стулья, IPE Cavalli. Кухня из макасара, Allmilmö. Светильник, “Геометрия”. Работы по металлу для пилона из муранского стекла выполнил Тимур Алимов (“Ферум-С”).

Столовая. Стол в стиле ар деко, Франция. Стулья, IPE Cavalli. Кухня из макасара, Allmilmö. Светильник, “Геометрия”. Работы по металлу для пилона из муранского стекла выполнил Тимур Алимов (“Ферум-С”).

От холла гостиная и столовая отделены двумя световыми пилонами из муранского стекла (в одном из них находится действующий камин). Частная зона – спальни и ванные – спрятана от посторонних глаз.

Спальня. Шкафы, Ceccotti. Комод, Turri. Фарфоровая пантера эпохи ар деко. Полы во всей квартире сделаны из белого клена. Строительные работы вела фирма “Интегратор”.

Спальня. Шкафы, Ceccotti. Комод, Turri. Фарфоровая пантера эпохи ар деко. Полы во всей квартире сделаны из белого клена. Строительные работы вела фирма “Интегратор”.

Гостевой туалет. Плитка и все мозаичные работы ­выполнены мастерской Виктора Петросяна.

Гостевой туалет. Плитка и все мозаичные работы ­выполнены мастерской Виктора Петросяна.

Интерьер – плод коллективного труда: планировку разработал архитектор Юрий Андреев, дизайн – декоратор Ольга Картовицкая, координировала проект Ирина Шевелева. 

Кабинет-библиотека. Шкафы, кресла и диван, Giorgetti. Светильник, “Геометрия”. На столике — скульптура Димитру Чипаруса.

Кабинет-библиотека. Шкафы, кресла и диван, Giorgetti. Светильник, “Геометрия”. На столике — скульптура Димитру Чипаруса.

Кушетка, столик и торшер, Baker.

Кушетка, столик и торшер, Baker.

А английский мебельный дизайнер виконт Дэвид Линли, специалист по уникальным изделиям из ценных пород дерева, создал самую поразительную деталь в квартире – стенные шкафы из сикомора в холле.

Фраза “поразительный стенной шкаф” звучит абсурдно, но случай и впрямь особый. Клиент просил стиль ар деко, но Андреев и Картовицкая не хотели повторяться, делать что-то банальное и “глушить” солнечное пространство темным деревом. Они решили создать оригинальную версию деко: построили декор на переливах и игре света – обтянули стены тканевыми обоями, выстелили полы кленом. Не хватало акцента, который бы “собрал” интерьер.

Решение подсказал стол из коллекции Дэвида Линли Attica. У него была канеллированная панель из сикомора с муаровой текстурой. Эффект “волны”, мерцания света проявлялся и в форме, и в цвете поверхности.

Британский мебельщик виконт Дэвид  Линли. Кресло  и столик Lizard, Linley. Лампа Quoin, Linley.

Британский мебельщик виконт Дэвид  Линли. Кресло  и столик Lizard, Linley. Лампа Quoin, Linley.

Осталось немногое – убедить Линли взять необычный заказ. “Мои мастера, конечно, насторожились, – говорит Линли. – Одно дело подобрать и отполировать шпон для столика, другое – сделать десяток высоченных, тяжелых панелей. Но уж очень велик был соблазн осуществить уникальный по масштабам проект, да еще в России”. Панели изготовили и отправили в Москву в контейнерах для перевозки произведений искусства. На верхний этаж их поднимали вручную; монтировала шедевры мебельного ремесла специально приехавшая из Лондона команда плотников.

Но ре­зультат того стоил: отголоски “муаровой” стены, которая встречает посетителя во входном холле, слышны во всех помещениях квартиры. 

Входной холл. Стеновые панели из сикомора, Linley. Столик, Linley. Диван Lizard, Linley. Потолочный светильник, “Геометрия”. Пилоны из  муранского стекла.

Входной холл. Стеновые панели из сикомора, Linley. Столик, Linley. Диван Lizard, Linley. Потолочный светильник, “Геометрия”. Пилоны из  муранского стекла.

В коридоре, ведущем в спальни, линливские панели чередуются с металлическими пластинами с ренессансным рисунком – он, в свою очередь, перекликается с орнаментом “муранских” световых пилонов. Мебель (в основном Linley и Baker) подчеркнула “английское” впечатление от интерьера. Здесь нет темного дерева, цветочных обивок и подушек с бахромой. Это другая Англия. Не Диккенс и Шерлок Холмс, а Вудхаус и Эркюль Пуаро. Что логично, потому что британский стиль много­лик: “Наш стиль – эклектика: мы выбираем лучшее в традициях других стран и делаем это по-своему, с особым вниманием к деталям и материалам”, – говорит Линли. И слова эти отлично резюмируют впечатление от квартиры, где “по-своему” переделанное деко именно за счет деталей обретает смысл и оригинальность.

Евгения Микулина, главный редактор
Фото: Михаил Степанов

Комментарии