Двухуровневая квартира на Шаболовке

Работу над двухуровневой квартирой на Шаболовке архитектор и дизайнер Пелагея Полётова начала случайно. ­Хозяйка квартиры Ольга – ее недавняя знакомая – случайно обмолвилась, что никак не может найти верную планировку для новой квартиры, хотя этим занимаются италь­янцы. В ответ Пелагея сделала набросок, и Ольга была ­приятно удивлена: получилось именно то, что нужно. С этим наброском дизайнер и приступила к ­оформлению ­интерьера.

Лестница на второй этаж. Справа — кабинет. В кабинете — обои, Nobilis; диван, Meridiani, оформленный бахромой, Etro Home Collection.

Лестница на второй этаж. Справа — кабинет. В кабинете — обои, Nobilis; диван, Meridiani, оформленный бахромой, Etro Home Collection.

Между хозяйкой и дизайнерами (Пелагея вела проект вместе со своим отцом, архитектором Максимом Харитоновым) сразу установилось полное взаимопонимание. Для начала Пелагее удалось учесть все пожелания Ольги относительно расположения комнат. “Это было несложно, – вспоминает она. – Квартира находится на пятнад­цатом и шестнадцатом этажах, и из всех окон открываются замечательные виды”. Исходя из этого и были спланированы помещения: окна в спальне хозяйки выходят на Воробьевы горы, как та и мечтала. 

Гостиная-столовая отделена от кухни перегородкой по дизайну Максима Харитонова. Обеденная группа, Meridiani. Люстра по дизайну Пелагеи Полётовой.

Гостиная-столовая отделена от кухни перегородкой по дизайну Максима Харитонова. Обеденная группа, Meridiani. Люстра по дизайну Пелагеи Полётовой.

Но с особым удовольствием Пелагея и Ольга подбирали мебель и текстиль. “У нас был такой период – мы обе ждали детей, и хотелось сделать дом особенно теплым и уютным”, – объясняет дизайнер. Они проводили часы в текстильных салонах, выбирая ткани, бахрому, подхваты и другие аксессуары. Большая часть мебели в квартире, хоть и была заказана по каталогу, ­приобрела благодаря их фантазиям новый облик. Например, торшеры, кровати и диваны фабрики Meridiani обтянули другой тканью.

Дубовые межкомнатные перегородки по проекту Максима Харитонова. Настольная лампа и торшер, Meridiani.

Дубовые межкомнатные перегородки по проекту Максима Харитонова. Настольная лампа и торшер, Meridiani.

“Белые картонные абажуры, которые были на торшерах изначально, выглядели грубовато. Новые сделаны из натурального шелка”. Эксперименты с текстилем увлекли женщин: они подобрали больше двадцати разных тканей и все “текстильные аксессуары” использовали с выдумкой. Например, плинтусы, внутренние углы, стыки потолков и стен оформили тонким шелковым жгутом. А тканевые светильники по эскизам Пелагеи украсили кисточками от Melogranoblu. Добыть их было непросто: компания предоставляет фурнитуру лишь постоянным клиентам. Пелагее пришлось схитрить: “Я позвонила на фабрику и сказала, что хочу поменять кисти на своих лампах”.

Уголок кабинета. Стеллаж по дизайну Максима Харитонова.

Уголок кабинета. Стеллаж по дизайну Максима Харитонова.

Темные столики, консоли и тумбы Meridiani покрыли травертиновыми столешницами расцветки Noce. “Это было необходимо, чтобы избавиться от слишком большого количества темных поверхностей”, – объясняет Пелагея. Поэтому, несмотря на то что коричневой и черной мебели в квартире немало, она не кажется мрачной.

Спальня хозяев. Торшеры, Meridiani, абажуры по дизайну Пелагеи Полётовой и Максима Харитонова. Диван и журнальный столик, Meridiani. Люстра по дизайну Пелагеи Полётовой.

Спальня хозяев. Торшеры, Meridiani, абажуры по дизайну Пелагеи Полётовой и Максима Харитонова. Диван и журнальный столик, Meridiani. Люстра по дизайну Пелагеи Полётовой.

Нельзя сказать, чтобы работа над интерьером обошлась совсем без мужского влияния. Когда Пелагея ушла в декрет, Максим Харитонов взял на себя роль главного архитектора, и именно он является автором дубовых перегородок между кабинетом, гостиной и кухней, благодаря которым дом кажется наполненным светом и воздухом.

Кухня. Стены и столешница из гранита Oro Veneziano.

Кухня. Стены и столешница из гранита Oro Veneziano.

Ольга с удовольствием подтверждает, что квартира получилась именно такой, как она мечтала. Не разочаровал результат и архитекторов. Пелагея говорит, что найденные решения так ей понравились, что до сих пор, подбирая вещи уже для собственного дома, из всех своих проектов чаще всего она вспоминает именно этот.

Ванная. Сантехника, Agape; стул, Driade; венецианский све­тиль­ник ручной работы. Стены оформлены плиткой Le Rable, Impronta.

Ванная. Сантехника, Agape; стул, Driade; венецианский све­тиль­ник ручной работы. Стены оформлены плиткой Le Rable, Impronta.

Текст: Ксения Ощепкова

Фото: Уильям Уэбстер
опубликовано в журнале №4 (83) апрель 2010

Комментарии