Квартира в Минске, где на стенах написаны стихи

Когда минский архитектор Алексей Дайнеко познакомился с хозяевами этой квартиры в центре города, дом еще строился. Владельцы, семья с ребенком, до этого жили в классическом интерьере. Свою новую квартиру они мечтали оформить так, чтобы в ней нашлось место для фамильной мебели, которая пе­ре­давалась в их семье из поколения в поколение и была незадолго до начала ремонта перевезена в Минск из Польши. При этом хозяева хотели, чтобы интерьер выглядел современным и не был загроможден антиквариатом. Времени у Алексея было достаточно, и архитектурный проект трехкомнатной квартиры общей площадью сто два­дцать квадратных метров он готовил не спеша. “Мне было особенно приятно, что хозяева доверяли мне во всем – в выборе цвета, материалов, мебели. О таких заказчиках можно только мечтать”, – рассказывает он.

Гостиная. Диван, консоль и пуф придуманы архитектором Алексеем Дайнеко. Антикварный буфет середины XIX века перешел хозяевам квартиры по наследству. Настольная лампа была привезена из Испании.

Гостиная. Диван, консоль и пуф придуманы архитектором Алексеем Дайнеко. Антикварный буфет середины XIX века перешел хозяевам квартиры по наследству. Настольная лампа была привезена из Испании.

К моменту сдачи дома все планировочные и пространственные решения были уже придуманы. Чтобы подчеркнуть и выделить столь дорогие хозяевам старинные вещи, Алексей использовал сдержанные цвета, положил традиционные деревянные полы, а стены гостиной, кухни-столо­вой и прихожей оклеил строгими обоями в вертикальную полоску. “Я выбрал такие обои, чтобы сделать комнаты чище по стилю и визуально объединить их”, – говорит ­архитектор. 

Кухня. Рабочая зона выдержана в стиле минимализма, чтобы выделить антикварный стол XIX века и стулья начала XX века. Люстра, Grok.

Кухня. Рабочая зона выдержана в стиле минимализма, чтобы выделить антикварный стол XIX века и стулья начала XX века. Люстра, Grok.

“Старинная мебель заказчиков стала для меня отправным пунк­том”, – рассказывает Алексей. Служебные помещения – кухню, ванную и гардероб – он намеренно оформил лаконично и не побоялся использовать много оттенков серого. Я люблю темные цвета в окраске стен – они дают глубину и зрительно увеличивают небольшие пространства”, – объясняет он. Единая цветовая гамма придала интерьеру цельность и позволила антикварным предметам “зазвучать”, добавляя квар­тире индивидуальности. 

Прихожая. Оформление стеклянной перегородки  строчками стихов поэтессы Ирины Волковой-Мурашевой выполнено художником Михаилом Гулиным.

Прихожая. Оформление стеклянной перегородки  строчками стихов поэтессы Ирины Волковой-Мурашевой выполнено художником Михаилом Гулиным.

Остальная мебель была либо заказана Алек­­сеем на фабриках, либо сделана по его эскизам, как например, диван в гостиной. Чтобы интерьер не казался скучноватым и пустым, Алексей решил украсить стену в спальне хозяев и стеклянные перегородки в прихо­жей строчками стихов. 

Спальня хозяев. ­Кровать, Varaschin. Кресло у стены — антикварное. Плед сшит хозяйкой квартиры.

Спальня хозяев. ­Кровать, Varaschin. Кресло у стены — антикварное. Плед сшит хозяйкой квартиры.

По предложению художника Михаила Гулина хозяева выбрали стихотворение Albero secco (“Сухое дерево”) поэтессы Ирины Волковой-Мурашевой, написанное на итальянском языке. Рисуя на разных поверхностях, Михаил использовал два шрифта: легкий и летящий на стеклянной двери в прихожей и более плотный на темно-серой стене в спальне. Алексей уверен, что текст выбран удачно: “Это стихи о течении времени, и мне кажется, они отлично подходят для этой квартиры, где современный дизайн органично ­соседствует с антиквариатом”.

Ванная комната ­выложена плиткой табачного цвета итальянской марки Rex.

Ванная комната ­выложена плиткой табачного цвета итальянской марки Rex.

Текст: Ксения Ощепкова

Фото: Дмитрий Калашников
опубликовано в журнале №9 (88) сентябрь 2010

Комментарии