Квартира с турецкой мебелью

Наталья Леонова и Карина Задвина – соседки по даче, знают друг друга много лет. В свое время именно Наталья, выпускница школы декораторов “Детали”, уговорила Карину профессионально заняться дизайном интерьеров. Но до сих пор работать вместе им не приходилось.

Гостиная. Диван бельгийской марки JNL. Кресла и журнальный столик, Donghia. Справа — состаренный зеркальный столик-цилиндр из ателье Азлы Тунджи и Карла Веркаутерена. Антикварные вазы из салона Antik Direct.

Гостиная. Диван бельгийской марки JNL. Кресла и журнальный столик, Donghia. Справа — состаренный зеркальный столик-цилиндр из ателье Азлы Тунджи и Карла Веркаутерена. Антикварные вазы из салона Antik Direct.

Инициатором сотрудничества выступила Леонова. Старая знакомая попросила ее оформить квартиру, но Наталья не хотела портить добрые приятельские отношения товарно-денежными расчетами. Вот и пригласила Карину выступить в роли “независимого эксперта”.

Столовую освещает люстра Flower Power, Brand van Egmond. Обеденный стол, Ralph Lauren Home. Стулья, Drexel. “Работая над этим проектом, я окончательно убедилась в том, что синий цвет — мой фаворит, — говорит Карина. — Параллельно я оформляла собственную квартиру — там тоже синие стены”.

Столовую освещает люстра Flower Power, Brand van Egmond. Обеденный стол, Ralph Lauren Home. Стулья, Drexel. “Работая над этим проектом, я окончательно убедилась в том, что синий цвет — мой фаворит, — говорит Карина. — Параллельно я оформляла собственную квартиру — там тоже синие стены”.

Ожидавшая ремонта квартира оказалась не совсем обычной: она состоит из двух частей – старой и новой. В старой, которая решена в нейтральной бежевой гамме, хозяева прожили несколько лет. Потом ее стало маловато. “Наши заказчики – люди хлебосольные, у них все время гости. С тремя детьми там было тесно”, – рассказывают дизайнеры. Семья купила квартиру по соседству, сломала между ними стену и выделила дополнительную площадь под общественную зону: кухню со столовой, кабинет, гостевую спальню и гостиную. Последняя включает не только традиционную диванную зону, но и музыкальный салон. “Хозяйка играет на рояле, учит музыке дочерей, а хозяин берет уроки игры на гитаре”, – объясняет Карина.

Филенчатые двери изготовлены в Москве. “Нам часто приходится делать мебель и столярку на заказ. У нашего бюро даже есть специальное мебельное подразделение, которое мы в шутку зовем “Артель Прохора Огурцова”, — говорит Карина Задвина. Стулья — работа Карла Веркаутерена.

Филенчатые двери изготовлены в Москве. “Нам часто приходится делать мебель и столярку на заказ. У нашего бюро даже есть специальное мебельное подразделение, которое мы в шутку зовем “Артель Прохора Огурцова”, — говорит Карина Задвина. Стулья — работа Карла Веркаутерена.

Ремонт в старой части заказчики решили не делать, но новый интерьер попросили оформить иначе – поярче и повеселее. На “поярче” Карину специально уговаривать не пришлось: она всегда считала, что белые стены для нашего пасмурного климата не подходят в принципе. “Я люблю сложные и насыщенные цвета, хотя работать с ними непросто, – признается Задвина. – Яркие краски – это краски-хамелеоны. На образце видишь одно, а на стене выходит совсем другое. Мы несколько раз перекрашивали гостиную, но так и не смогли получить нужный нам горчичный оттенок. Стена выглядела откровенно зеленой. Бороться с этим было невозможно. Тогда, чтобы приглушить и уравновесить зеленый цвет, мы выкрасили музыкальный салон бордовой краской и подобрали к ней в тон стулья в коридоре”.

Кухонная мебель, ABC Cucine. На стене — резное деревянное панно. “Туда просился какой-нибудь арт-объект, — говорит Карина. — Но эту вещь я купила совершенно случайно в одном из московских магазинов”. Стулья, Dream Lake.

Кухонная мебель, ABC Cucine. На стене — резное деревянное панно. “Туда просился какой-нибудь арт-объект, — говорит Карина. — Но эту вещь я купила совершенно случайно в одном из московских магазинов”. Стулья, Dream Lake.

Эти стулья, вся обстановка для кабинета и некоторые другие вещи были привезены в Москву из Стамбула. Хозяева квартиры очень удивились, когда Карина предложила им заказать мебель в Турции, – эта страна с передовым дизайном у них поначалу как-то не ассоциировалась. “С Азлы Тунджей и Карлом Веркаутереном меня познакомили стамбульские друзья, – рассказывает Задвина. – Азлы турчанка, много лет проработала в фэшн-бизнесе. А Карл антиквар из Бельгии. Они встретились в Антверпене, где охотились за антиквариатом на блошиных рынках. А сейчас у них свое ателье в Стамбуле, в районе Бейоглу: они оформляют интерьеры и делают мебель. Мы быстро подружились, и я пригласила их в Москву. А тут как раз этот заказ... Не хотелось упускать такую возможность”.

Библиотечный шкаф, стол и кресло сделаны в мастерской Азлы Тунджи и Карла Веркаутерена. Ковер куплен в Стамбуле.

Библиотечный шкаф, стол и кресло сделаны в мастерской Азлы Тунджи и Карла Веркаутерена. Ковер куплен в Стамбуле.

Библиотека и стол были изготовлены в Стамбуле вплоть до ключиков, а потом Карл и Азлы вместе с командой своих мастеров приехали в Москву. “Я была поражена их скорости, – вспоминает Карина. – На сборку мебели ушел всего день”. Вместе с корпусной мебелью в Москву привезли кожаное рабочее кресло. “Кожа обработана особым образом, чтобы ускорить процесс старения, – рассказывает Карина. – Она уже начала покрываться трещинками и скоро будет выглядеть так, словно ей сто лет”.

Эта спальня пока считается гостевой, но со временем, когда подрастут дети, сюда планируют перебраться сами хозяева. Фигурное изголовье, напоминающее своими очертаниями старинные бельгийские шкафы, выполнено по эскизам Карины и Натальи.

Эта спальня пока считается гостевой, но со временем, когда подрастут дети, сюда планируют перебраться сами хозяева. Фигурное изголовье, напоминающее своими очертаниями старинные бельгийские шкафы, выполнено по эскизам Карины и Натальи.

Затем Задвина вместе с заказчицей нанесли ответный визит в Стамбул. “Вообще-то мы ехали за коврами, но накупили у наших друзей массу других вещей: зеркальные столики, консоли, расшитые золотом подушки, – рассказывает Карина. – Это старинный турецкий промысел, но в самой Турции секреты ремесла утеряны. И, как ни странно, свои вышивки Азлы заказывает в Лондоне, в мастерских Музея Виктории и Альберта”.

Мебель для ванной с мраморной столешницей и зеркальными дверцами сделана в Москве по эскизам Натальи Леоновой и Карины Задвиной.

Мебель для ванной с мраморной столешницей и зеркальными дверцами сделана в Москве по эскизам Натальи Леоновой и Карины Задвиной.

Работа над проектом шла символические девять месяцев. За это время “родился” не только интерьер, но и новый дизайнерский дуэт. “Раньше мы считали наше сотрудничество временным, тем более что у Натальи уже была напарница. Но она ушла в декрет, а мы отлично сработались”. Сначала девушки сняли офис на двоих, теперь “оформили отношения” официально и работают под маркой Portе Rouge. “Это название вызывает у людей забавные ассоциации, – смеется Карина. – Моя подруга из Гамбурга утверждает, что оно больше подходит для притона. А я нашла его на дореволюционной открытке с видом Красных ворот. Наш офис как раз там и находится”.

Квартира с турецкой мебелью

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: Дмитрий Лившиц
опубликовано в журнале №11 (68) ноябрь 2008

Комментарии