Квартира коллекционеров авангардного искусства

Юлия Ершова и ее муж Вячеслав коллекционируют искусство уже десять лет: “Сначала мы прошли стадию накопления и покупали все подряд. Потом обозначились приоритеты: авангард 1920–1930-х годов и живопись нонконформистов”. В какой-то момент коллекция перестала помещаться в обычной двушке, и Ершовы решили купить квартиру попросторней в строящемся жилом комплексе. Точнее, не квартиру, а помещение, которое изначально проектировалось как фитнес-клуб. 

Винтовая лестница соединяет прихожую и домашний кинотеатр. Цвет стен в зависимости от освещения кажется то коричнево-шоколадным, то баклажановым. Фотография “Очаги искривленного пространства” Франсиско Инфанте.

Винтовая лестница соединяет прихожую и домашний кинотеатр. Цвет стен в зависимости от освещения кажется то коричнево-шоколадным, то баклажановым. Фотография “Очаги искривленного пространства” Франсиско Инфанте.

У этого спортзала было два главных достоинства: отсутствие несущих стен и обилие естественного света (почти все окна обращены в чистое поле: сколько хватает глаз – никаких домов, только лес на горизонте). Правда, был и недостаток – скошенный потолок. Перепад высот составлял несколько метров. Эту кривизну надо было либо прятать, либо как-то обыгрывать. Дизайнерских решений требовала и торчавшая посреди потолка несущая бетонная балка.

Хозяйка квартиры Юлия Ершова с сыном Егором. На стене слева — работа Эдуарда Штейнберга, справа — “Первые шаги” Галины Шубиной.

Хозяйка квартиры Юлия Ершова с сыном Егором. На стене слева — работа Эдуарда Штейнберга, справа — “Первые шаги” Галины Шубиной.


Встал вопрос о выборе декоратора, но обычное в таких случаях “сарафанное радио” не сработало, и Юля стала присматриваться к участникам разных интерьерных выставок. На одной из них встретила Ирину Глик. Все, что происходило дальше, декоратор и ее заказчица в один голос называют бесконечной чередой счастливых совпадений. Их вкусы и взгляды на интерьер оказались удивительно созвучны: “Мой стенд был оформлен в холодной серебристо-серой гамме, – говорит Ирина. – Там было несколько картин и шкафы из моего бутика “Геометрия”. Точно такой же получилась и эта квартира. Вплоть до шкафов – они теперь стоят в кабинете хозяина”.

Кабинет хозяина. Шкафы и светильники из бутика “Геометрия” Кресло, Marie’s Corner.

Кабинет хозяина. Шкафы и светильники из бутика “Геометрия” Кресло, Marie’s Corner.

Но прежде всего декоратору надо было решить вопрос с потолком. “Будем резать!” – вынесла она свой приговор. Квартире эта операция пошла только на пользу: над прихожей и кухней, где высота была максимальной, появился второй этаж – там устроили домашний кинотеатр. 

Стены домашнего кинотеатра обшиты грубо струганными досками, потолок затянут тканью. В дверцы шкафа вставлен арт-объект Сергея Барикова (Серба), выполненный в смешанной технике.

Стены домашнего кинотеатра обшиты грубо струганными досками, потолок затянут тканью. В дверцы шкафа вставлен арт-объект Сергея Барикова (Серба), выполненный в смешанной технике.

А для того, чтобы закамуфлировать несущую балку, Ира сделала в гостиной кессоны.

“Поначалу мы не знали, какой хотим видеть нашу квартиру, – вспоминает Юля. – Честно говоря, скошенный потолок наводил на мысль о каком-то современном и неожиданном решении. Но Ирина предложила классику, и мы ни разу об этом не пожалели”. Главное достоинство этой квартиры – простая и рациональная планировка. Основной осью служит коридор.

Благодаря высоким дверным проемам обычный коридор воспринимается как классическая анфилада. На стене картина Галины Шубиной “Материнство”. Скамейка привезена хозяевами из Африки.

Благодаря высоким дверным проемам обычный коридор воспринимается как классическая анфилада. На стене картина Галины Шубиной “Материнство”. Скамейка привезена хозяевами из Африки.


По правую руку от него находятся две спальни и кабинет хозяина.

Высота потолков в спальне — больше трех метров. Для того чтобы интерьер выглядел пропорционально, Ирина дополнила кровать высоким изголовьем и подвесила над ней огромные светильники из бутика “Геометрия”. Там же было куплено покрывало крупной вязки. В простенке между окнами — картина Алексея Соколова. Шторы сшиты изо льна в мастерской Нелли Катцыной. Антикварный стул — из семейных запасов хозяев. Он был перекрашен в белый цвет и перетянут новой тканью.

Высота потолков в спальне — больше трех метров. Для того чтобы интерьер выглядел пропорционально, Ирина дополнила кровать высоким изголовьем и подвесила над ней огромные светильники из бутика “Геометрия”. Там же было куплено покрывало крупной вязки. В простенке между окнами — картина Алексея Соколова. Шторы сшиты изо льна в мастерской Нелли Катцыной. Антикварный стул — из семейных запасов хозяев. Он был перекрашен в белый цвет и перетянут новой тканью.

По левую – общественная зона.

Гостиная. Журнальный столик привезен хозяевами из Африки. Диваны из бутика “Геометрия”. Кресла, Marie’s Corner. Слева — картина “Мать” Натальи Нестеровой. Справа “Адька” Антонины Софоновой.

Гостиная. Журнальный столик привезен хозяевами из Африки. Диваны из бутика “Геометрия”. Кресла, Marie’s Corner. Слева — картина “Мать” Натальи Нестеровой. Справа “Адька” Антонины Софоновой.

“Парадный” масштаб интерьера ощущается уже с порога: квартира простреливается взглядом из конца в конец. Перспективу подчеркивают высокие дверные проемы и французское окно, которое замыкает анфиладу.

Еще одна декораторская находка Ирины – узкие проемы в стене коридора. Поначалу воспринимаешь их как альтернативу обычным дверям, но протиснуться в них можно разве что боком. Зато они задают пространству ритм. Общественная зона квартиры выглядит в хорошем смысле слова неоднозначно. С одной стороны, это открытое пространство без дверей и глухих перегородок. А с другой – кухня, гостиная и зимний сад получились очень камерными и какими-то самодостаточными.

“Поначалу идея устроить дома зимний сад показалась нам сомнительной, – признается Юля. – Мы боялись, что это помещение станет мертвой зоной. Но оказалось, что боялись зря: мы и чай здесь пьем, и гостей принимаем. А заодно осваиваем новое для себя занятие – комнатное цветоводство”.

Зимний сад используется как вторая гостиная. За ширмой скрывается массажный стол.

Зимний сад используется как вторая гостиная. За ширмой скрывается массажный стол.


Характер квартиры задает не только планировка, но и цветовая гамма. Никаких разногласий на этот счет у Юли с Ириной не было. Им обеим нравится серый. “Он спокойный, но не скучный, – говорит Глик. – К тому же его оттенки хорошо сочетаются друг с другом”. Холодная серо-голубая палитра местами была разбавлена вкраплениями ярких теплых цветов (одна из стен в кабинете Юли выкрашена в коралловый цвет, а домашний кинотеатр – в темно-коричневый.

А вот прихожую и хозяйскую ванную Ирина сделала абсолютно белыми: “Темные и активные цвета надо обязательно чередовать с нейтральными, чтобы глаз отдыхал”. 

Интерьер ванной комнаты хозяев целиком выдержан в белой гамме. Полы, ванна и подстолье раковины облицованы мрамором.

Интерьер ванной комнаты хозяев целиком выдержан в белой гамме. Полы, ванна и подстолье раковины облицованы мрамором.

Единственной проблемой проекта могла стать коллекция живописи. “С искусством всегда сложно. Оно либо теряется на фоне интерьера, либо забивает его, – считает Ирина. – Но здесь все очень удачно совпало. У картин теплый, приглушенный колорит, поэтому им подходит серый фон. Обычно, когда у заказчика есть какие-то произведения искусства, я постоянно держу их в голове. Иногда даже приходится выстраивать под них весь интерьер. Но этот проект я делала без особой оглядки на живопись. Мне и так с самого начала было понятно, что у нас все сложится”.

Фото: Фриц фон дер Шуленбург
опубликовано в журнале №3 (60) март 2008

Комментарии