Дом, над которым декоратор работает десять лет

Декоратор Вера Сигеева считает, что хороший дизайн – тот, которого “не видно”. Она не хочет, чтобы гости, приходя в дом к ее заказчикам, первым делом спрашивали, кто дизайнер. Зато если начинают хвалить хозяйку, значит, всё было сделано правильно: “Мне нравится, когда люди сами занимаются своим домом. Я им лишь помогаю. Самый большой для меня комплимент, если заказчик в конце говорит: “Какой же я молодец, какой у меня хороший дом получился”.

Этот дом – как раз такой случай. Интерьер собирался в течение десяти лет, и разобраться, кто его автор, хозяева или декоратор, уже невозможно.
 

Дом стоит в лесу, на участке в несколько гектаров. Когда дизайнер Вера Сигеева познакомилась с хозяевами, он уже был построен и даже заполнен мебелью.

Дом стоит в лесу, на участке в несколько гектаров. Когда дизайнер Вера Сигеева познакомилась с хозяевами, он уже был построен и даже заполнен мебелью.

Терраса на задней стороне дома. В теплое время года здесь накрывают стол, хотя он уже и стал маловат для выросшей семьи. Мебель, Unopiù.

Терраса на задней стороне дома. В теплое время года здесь накрывают стол, хотя он уже и стал маловат для выросшей семьи. Мебель, Unopiù.


Когда Вера познакомилась с заказчиками, дом уже был построен. И даже обставлен какой-то мебелью, преимущественно IKEA. Хозяева купили ее в срочном порядке, чтобы было на чем сидеть, но собирались поменять на что-то более приличное. Для этого и нужен был декоратор. Но одно дело – когда дом пустой, и совсем другое – когда обстановка уже есть и хозяева заселились. Чтобы не мешать естественному течению жизни, новые вещи появлялись постепенно, незаметно заменяя старые.

Иногда на выбор дивана уходил год, просто потому, что в этой семье не принято часто менять мебель и уж если что-то покупается, то на века. Нередко вместо приобретения новой вещи принималось решение сохранить старую. Например, многие диваны и кресла обрели новую жизнь, после того как их покрыли чехлами, сшитыми в ателье Веры Сигеевой. 

Фрагмент гостиной. Маленький круглый стол, Flamant, раздвигается и превращается в овальный длиной 3,5 метра. Пока его не было, гостей сажали за импровизированный стол из досок. Домик под лестницей и маленькую столовую когда-то устроили для детей. На стене — картины соцреалистов, а также автопортрет хозяйки (вверху слева).

Фрагмент гостиной. Маленький круглый стол, Flamant, раздвигается и превращается в овальный длиной 3,5 метра. Пока его не было, гостей сажали за импровизированный стол из досок. Домик под лестницей и маленькую столовую когда-то устроили для детей. На стене — картины соцреалистов, а также автопортрет хозяйки (вверху слева).

Фрагмент гостиной. Кресла, торшеры и журнальный столик, Ralph Lauren Home; книжные шкафы, Flamant; антикварный персидский ковер из ателье Марка Патлиса.

Фрагмент гостиной. Кресла, торшеры и журнальный столик, Ralph Lauren Home; книжные шкафы, Flamant; антикварный персидский ковер из ателье Марка Патлиса.

Фрагмент гостиной. Плетеные сундуки и торшер, Ralph Lauren Home; кожаный сундук и настольная лампа, Flamant.

Фрагмент гостиной. Плетеные сундуки и торшер, Ralph Lauren Home; кожаный сундук и настольная лампа, Flamant.

Дом, над которым декоратор работает десять лет

Шли годы, интерьер менялся, подгоняемый не только стремлением к совершенству, но и переменами в семье. Дети рождались (сейчас их уже четверо), подрастали; как следствие, гостевые спальни превращались в детские, детские трансформировались в комнаты подростков, увеличивалось количество стульев, росли размеры столов. Менялись и вкусы хозяев. Сначала обстановка была неяркой и скромной, с текстилем из ­натурального льна и светлой мебелью, недавно в доме появились насыщенные цвета, бархат и темная мебель.

Дом, над которым декоратор работает десять лет

Печка сделана по всем правилам русского печного искусства, даже изразцы не купили готовые, а заказали в мастерской.

Печка сделана по всем правилам русского печного искусства, даже изразцы не купили готовые, а заказали в мастерской.

Холл на втором этаже. Дымоход выложен такими же изразцами, как и сама печка. Тарелки привезены из Узбекистана, чешское кресло 1960-х годов подарено мамой хозяина.

Холл на втором этаже. Дымоход выложен такими же изразцами, как и сама печка. Тарелки привезены из Узбекистана, чешское кресло 1960-х годов подарено мамой хозяина.

“За эти годы мы все успели хорошо узнать друг друга и подружиться, – говорит Вера. – Параллельно я помогла своим заказчикам оформить два других дома, сейчас начинаем работу над третьим. А на этом никак не можем поставить точку. Вроде бы всё завершено, а меня всё равно просят приехать – то книжки помочь расставить, то картины развесить, то мебель передвинуть”. Недавно случилось историческое событие – была вывезена последняя вещь IKEA. Поставленная десять лет назад цель достигнута. Но даже это не точка, а запятая – как и его жильцы, дом находится в постоянном развитии.

Фото: Фриц фон дер Шуленбург

Комментарии