Дом в английском стиле в Подмосковье

Глядя на фотографии этого подмосковного дома, сложно себе представить, что среди главных пожеланий к будущему интерьеру хозяева назвали белый цвет. Авторы проекта Надежда и Георгий Ананьевы рассказывают, что пять лет назад уже оформили для этих заказчиков квартиру в Москве – цветную и современную. “Им до сих пор нравится жить в ярком интерьере, но загородный дом они захотели сделать на контрасте”, – рассказывают дизайнеры.

Дом в английском стиле в Подмосковье

Вообще-то традиционный, с явным уходом в классику, интерьер в исполнении Ананьевых – уже неожиданность. За дизайнерами закрепилась слава поклонников 1950–1970-х годов. “На самом деле мы работаем в разных стилях – главное, чтобы заказчик и пространство вдохновляли”, – говорит Надежда. А вот сложная, интересная колористика – действительно главная отличительная особенность проектов этого дизайнерского дуэта.

Обеденная зона гостиной. Вокруг стола, Salda, — стулья, Beaumont & Fletcher. На серванте, L’Origine, — светильники, Porta Romana. Шторы сшиты из ткани Lewis & Wood. Люстра, Objet Insolite.

Обеденная зона гостиной. Вокруг стола, Salda, — стулья, Beaumont & Fletcher. На серванте, L’Origine, — светильники, Porta Romana. Шторы сшиты из ткани Lewis & Wood. Люстра, Objet Insolite.

“От себя не убежишь, – смеется Надежда. – Цвет появился в проекте уже на стадии подготовки первых “бордов””. Тут надо сделать небольшое пояснение: бордами на профессиональном жаргоне дизайнеров называют коллажи из образцов тканей, обоев, красок, мебели, интерьерных картинок и т. п., которые передают стиль и настроение будущего интерьера. Ананьевы используют такие кол­лажи вместо эскизов, на которых интерьер прорисовывается во всех подробностях. 

Дом в английском стиле в Подмосковье

Логика тут такая: заказчик может прикипеть душой к красивой картинке и потом будет противиться любым изменениям, а между тем интерьерный проект – живой организм, и по ходу дела он неизбежно развивается, уточняется и корректируется.

Пол в холле выложен травертином. “Это правильная итальянская шлифовка — камень не слишком пористый и без искусственного блеска”, — говорит Надежда Ананьева. Над консольным столиком, Guadarte, — зеркало, G&G. Стул, Beaumont & Fletcher. Лестница сделана на заказ.

Пол в холле выложен травертином. “Это правильная итальянская шлифовка — камень не слишком пористый и без искусственного блеска”, — говорит Надежда Ананьева. Над консольным столиком, Guadarte, — зеркало, G&G. Стул, Beaumont & Fletcher. Лестница сделана на заказ.

На примере этого дома как раз хорошо видно, насколько сильно конечный результат может отличаться от первичного “техзадания”. И как важно не просто услышать требования, которые озвучивает заказчик, а понять, чего он хочет на самом деле.

Кальянная комната на первом этаже. От холла ее отделяют перегородки со стилизованным китайским узором,  которые сделаны на заказ по эскизам Ананьевых. Светильник-фонарь, Vaughan; полосатый шкаф, AGR; настольная лампа, Porta Romana; диван, Guadarte.

Кальянная комната на первом этаже. От холла ее отделяют перегородки со стилизованным китайским узором,  которые сделаны на заказ по эскизам Ананьевых. Светильник-фонарь, Vaughan; полосатый шкаф, AGR; настольная лампа, Porta Romana; диван, Guadarte.

Ананьевы вспоминают, что вторым (и последним) пунктом в списке пожеланий заказчиков значился английский стиль. “А это, – как замечает Надежда, – такой термин, который каждый понимает по-своему”. 

Коридор. На стене — гравюры XVIII века. Люстра, Fortuny; кресло, Sol & Luna.

Коридор. На стене — гравюры XVIII века. Люстра, Fortuny; кресло, Sol & Luna.

Дизайнеры решили, что будут отталкиваться не от реальных английских интерьеров, а от эмоций, которые они вызывают. “Уют, традиции, ощущение, что дом уже “пожил” на своем веку”, – перечисляет Надежда клю­чевые характеристики этого образа.

Дом в английском стиле в Подмосковье

Хотя местами интерьер действительно напоминает классический английский особняк (например, прихожая с полами из травертина, красивой лестницей с резными балясинами и портретами “предков” на стене), в целом это, конечно же, вольная вариация на тему, в которой дизайнеры с легкой иронией обыгрывают “английские” стереотипы. 

Спальня хозяев. В изголовье кровати, Orizzonti, — картина Шалвы Макашвили, 1960-е. Прикроватные тумбочки, Vaughan; настольная лампа, G&G; обои, Lewis & Wood.

Спальня хозяев. В изголовье кровати, Orizzonti, — картина Шалвы Макашвили, 1960-е. Прикроватные тумбочки, Vaughan; настольная лампа, G&G; обои, Lewis & Wood.

Причем вещи для этого используются совсем не английские: мебель здесь из Италии, Испании, Голландии и Франции, а обои – американские. В общем, от исходных пожеланий здесь осталось немного, но это уже частности, о которых теперь заказчики не вспоминают.

Спальня сына.  Кровать, Orizzonti; прикроватный столик, GR; настольная лампа, Objet Insolite; кресло, Marie’s Corner; люстра, Vaughan.  Ковер из хлопка, Madeline Weinrib Atelier. На стене — гравюры “Одежда турецких  воинов”, XVIII век.

Спальня сына.  Кровать, Orizzonti; прикроватный столик, GR; настольная лампа, Objet Insolite; кресло, Marie’s Corner; люстра, Vaughan.  Ковер из хлопка, Madeline Weinrib Atelier. На стене — гравюры “Одежда турецких  воинов”, XVIII век.

Главное, что построенный на полутонах, разнообразный, но не раздражающий глаз интерьер абсолютно не похож на их контрастную и бескомпромиссно яркую квартиру. Ведь именно об этом они и мечтали.

Хозяйская ванная. На полу — цементная плитка, Cerasim. Подстолье под раковину, полотенцедержатель и зеркало, все Aquitania. Люстра и бра, Vaughan. Скамейка под окном, Lombok.

Хозяйская ванная. На полу — цементная плитка, Cerasim. Подстолье под раковину, полотенцедержатель и зеркало, все Aquitania. Люстра и бра, Vaughan. Скамейка под окном, Lombok.

Гостевая ванная. Подстолье под раковину, вешалка для полотенец и зеркало, все Aquitania; обои, Thibaut; люстра, G&G; бра, Bella Figura.

Гостевая ванная. Подстолье под раковину, вешалка для полотенец и зеркало, все Aquitania; обои, Thibaut; люстра, G&G; бра, Bella Figura.

Комментарии