Дом-кальмар Савинкина и Кузьмина

У бизнесмена Александра Русакова необычное хобби – он строит дома. Не на продажу и не для размещения друзей, гостей и родственников – вот уже несколько лет он возводит на территории усадьбы в районе Внуково разные строения сугубо ради творческого эксперимента. Сначала Русаков построил дом из привезенных из республики Марий Эл старых срубов (AD публиковал его в феврале 2005-го) – хотелось, как он говорит, “погрузиться в деревенскую ауру”. Потом еще один из так же разобранного на бревна здания школы. А потом Русакову “захотелось современного”, и в усадьбу приплыл кальмар – гостевой дом с кровлей в виде “кривого” цилиндра, врезанного в бетонный куб.  

Будучи гостевым домом, “Кальмар” отделен от остальной территории усадьбы Александра Русакова забором-плетнем. Его  рустикальность контрастирует с  авангардным обликом дома. В бассейне живут лягушки.

Будучи гостевым домом, “Кальмар” отделен от остальной территории усадьбы Александра Русакова забором-плетнем. Его  рустикальность контрастирует с  авангардным обликом дома. В бассейне живут лягушки.

"Точнее было бы называть этот дом не "Кальмар", а "тушка кальмара", - смеется Владимир Кузьмин.

Проектировали “Кальмар” архитекторы и дизайнеры Владимир Кузьмин, Влад Савинкин и Дмитрий Хромов. 

Соавторы “Кальмара”: Владимир Кузьмин (слева), Влад Савинкин и заказчик Александр Русаков (в  центре).

Соавторы “Кальмара”: Владимир Кузьмин (слева), Влад Савинкин и заказчик Александр Русаков (в  центре).

Русаков работает с ними давно, с тех пор как они вместе сделали известный столичный клуб “Кокон” и те самые дома из бруса. “Они приятные ребята, у них есть “пуля в голове”, – говорит Русаков. – Нормальные же люди такого не построят – нормальные архитекторы строят “как все”. А мне нужно, чтобы не “как все”. Впечатления от совместной работы у архитекторов аналогичные. “Мы оказались в ситуации, когда все было в кайф. Нам нравилось то, что мы делали, и то, что у нас получалось, нравилось заказчику, и у него рождались встречные мысли, на которые мы радостно откликались, – рассказывает Кузьмин. – У каждого архитектора, если повезет, должен быть “свой” заказчик. У Гери – Фельбаум, у Старка – Шрагер, у Савинкина с Кузьминым – Русаков”. Процесс обмена встречными мыслями дошел до того, что Савинкин и Кузьмин шутливо открещиваются от авторства домов Русакова, говоря, что главная заслуга в их создании принадлежит ему самому.

В каждой шутке есть доля шутки: роль Русакова и в самом деле не ограничена высказыванием пожеланий – хочу, мол, современный сруб или эскападу в модернизм. У него инженерно-строительное образование, и он, по его выражению, всегда “грузится в технологии”. Клееные деревянные арки, которыми перекрыт “Кальмар”, построил Русаков. Он же придумал лестницу из разрезанной вдоль ржавой трубы и массива лиственницы. Чтобы обшить металлом криволинейную часть дома, нашел мастера, который кроет купола церквей: у чешуек “Кальмара” тот же принцип, что и у традиционных лемехов. “В моих домах, и в “Кальмаре” в том числе, все придумано заново, вышло “из-под ножа”, как в ресторане, – говорит Русаков. – Все сделано на моем внутреннем ощущении. Сегодня мне хочется одного, завтра я “наемся” и пойду дальше. Может быть, вернусь... Это творческий процесс – человек не контролирует свое желание что-то создавать”.

Футуристичный с виду “Кальмар” внутри – вполне обжитой и удобный. На пятистах квадратных метрах поместились на первом этаже разделенные лестничным холлом гостиная и кухня-столовая. 

Гостиная. Диван и  кресла, CTS Salotti. Торшер Rosy Angels, дизайнер Филипп Старк, Flos.

Гостиная. Диван и  кресла, CTS Salotti. Торшер Rosy Angels, дизайнер Филипп Старк, Flos.

Вид из кухни - столовой в гостиную.  Полы и  потолки,  как и во всем доме, сделаны из  кедра.

Вид из кухни - столовой в гостиную.  Полы и  потолки,  как и во всем доме, сделаны из  кедра.

На втором – спальни с ванными. 

Главная спальня. Тумбочка Ondo, Sturm und Plastic. Торшер, Luceplan. Кровать, Misura Emme. Пледы и подушки, Ivano Redaelli.

Главная спальня. Тумбочка Ondo, Sturm und Plastic. Торшер, Luceplan. Кровать, Misura Emme. Пледы и подушки, Ivano Redaelli.

Гостевая спальня. Кресла Bella Rifatta, Sawaya & Moroni. ­Столик Pastis, Sturm und Plastic.

Гостевая спальня. Кресла Bella Rifatta, Sawaya & Moroni. ­Столик Pastis, Sturm und Plastic.

И в отличие от архитекторов, Русаков отказывает­ся признавать его “гостевым”: “Это жилой дом, как и все дома на участке. Мне каждый нравится – я переезжаю из одного в другой по настроению. Эксперимент с “Кальмаром” удался. Но нет предела совершенству, надо идти дальше”.

В планах Русакова и его архитекторов еще минимум три дома; один из них – сбитый из земли, как Великая Китайская стена. Посмотрим, что получится – они обещали показать.

Евгения Микулина, главный редактор

Комментарии