Дом в селе Солослово

Собственный дом архитекторов Елены и Станислава Пошвыкиных на окраине старинного села Солослово спроектирован как заслон перед суетой повседневности и открыт природе.

Южный фасад дома. Нижний, приватный этаж, где расположены спальни, оформлен дубовыми срезами, обра­ботанными специальным маслом. Остекление второго этажа, где разместились все общие пространства дома, представляет собой сплошную стеклянную ленту. Из-за монументального выноса карниза выглядывают кроны деревьев на террасе при мастерской.

Южный фасад дома. Нижний, приватный этаж, где расположены спальни, оформлен дубовыми срезами, обра­ботанными специальным маслом. Остекление второго этажа, где разместились все общие пространства дома, представляет собой сплошную стеклянную ленту. Из-за монументального выноса карниза выглядывают кроны деревьев на террасе при мастерской.

“Гидротехника – сложная и ответственная наука: шлюзы, обводные каналы, водосбросы, дамбы — всё непросто, стихия до поры покорена, но память про “мальчика с пальцем” не покидает. Поэтому, когда я услышал, что Елена и Станислав Пошвыкины называют свой собственный дом “плотиной”, — я слегка занервничал. Оказалось, напрасно. 

Гостиная зона. Под камином — цельные спилы натурального камня вмонтированы в пол. На заднем плане — “швеллерный шкаф” из черного металла. Колонна — “ready made” найдена на стройке, теперь она стала частью несущего каркаса дома. Вверху — деревянные балки поддерживают стеклянный пол мастерской.

Гостиная зона. Под камином — цельные спилы натурального камня вмонтированы в пол. На заднем плане — “швеллерный шкаф” из черного металла. Колонна — “ready made” найдена на стройке, теперь она стала частью несущего каркаса дома. Вверху — деревянные балки поддерживают стеклянный пол мастерской.

Солословский пейзаж при ближайшем рассмотрении оказывается весьма драматичным — в перспективу уходит череда холмов, поросших лесом. Дом, смотрящий окнами на юг, крайний в деревне, кирпичом приземлился на вершину одного из них, да так, что на пол-этажа утонул в земле. 

Столовая зона. Винтажные кресла стоят на фоне блоков из дерева, камня, бетона и металла, составляющих кухонную стойку. Слева у лестницы на полу “Морское путешествие по Хорватии” — каменное панно Станислава Пошвыкина.

Столовая зона. Винтажные кресла стоят на фоне блоков из дерева, камня, бетона и металла, составляющих кухонную стойку. Слева у лестницы на полу “Морское путешествие по Хорватии” — каменное панно Станислава Пошвыкина.

В подземелье оказались ванные, санузлы и гардеробные, что им не мешает. Освещается цокольный этаж, облицованный торцами дубовых бревен, через окна четырех спален. Это наиболее приватная в здании зона, что подчеркивает ее отделка и закрытые ширмами террасы. 

Вид на открытую кухню и лестницу в мастерскую.

Вид на открытую кухню и лестницу в мастерскую.

Выше — объединенное пространство ­прихожей-гостиной-столовой-кухни, ­вольготно раскинувшееся под монумен­тальной несущей бетонной балкой. 

Мастерская со стеклянным полом, специально разра­ботанными для нее столом и скамьей. Справа за окном на террасе — лестница на крышу мастерской, где размес­тилось ­патио.

Мастерская со стеклянным полом, специально разра­ботанными для нее столом и скамьей. Справа за окном на террасе — лестница на крышу мастерской, где размес­тилось ­патио.

Здесь всё сочинено четой Пошвыкиных — шкаф из швеллеров в прихожей, цельные слэбы натурального камня в сложно обработанных полах, висящий в воздухе камин, черного металла колонны и, наконец, последовательность параллелепипедов из дерева, камня, бетона, а также металла, составляющая блок открытой кухни. 

Изголовье кровати в основной спальне сделано хозяином дома.

Изголовье кровати в основной спальне сделано хозяином дома.

Подчеркивая основную ось здания, пол под ней украшает монументальное каменное панно “Морское путешествие по Хорватии”, выполненное ­Станиславом Пошвыкиным. По северной стене поднимается бетонная лестница, ведущая в мастерскую, чей стеклянный пол дает второй свет общему пространству. 

В приватной зоне цокольного этажа хозяйская спальня отделена от ванной с окном причудливым изголовьем кровати.

В приватной зоне цокольного этажа хозяйская спальня отделена от ванной с окном причудливым изголовьем кровати.

А из мастерской, крыша которой представляет собой деревянное патио, можно попасть на широ­кую озелененную террасу, как и весь дом открытую лесным далям. 

Прихожая. Ширма из дубовых досок. На полу — мраморные слэбы. Пошвыкины утверждают, что в этом помещении собраны все ключевые приемы оформления их интерьера.

Прихожая. Ширма из дубовых досок. На полу — мраморные слэбы. Пошвыкины утверждают, что в этом помещении собраны все ключевые приемы оформления их интерьера.

“Нам просто повезло с участком”, — утверждает Елена Пошвыкина. В действительности же архитекторам удалось построить прочную преграду банальности, получив набор нездешних пространств и удивительных видов всего в пятнадцати километрах от МКАД.

Перспективное “малевичевское” окно в северной стене дома Пошвыкиных — единственная бойница, глядя сквозь которую можно вспомнить о том, что дом стоит в селе. Вверх поднимается лестница в мастерскую.

Перспективное “малевичевское” окно в северной стене дома Пошвыкиных — единственная бойница, глядя сквозь которую можно вспомнить о том, что дом стоит в селе. Вверх поднимается лестница в мастерскую.

С деревянного патио на крыше мастерской открывается великолепный вид на окружающие Солослово леса.

С деревянного патио на крыше мастерской открывается великолепный вид на окружающие Солослово леса.

Вниз от южного фасада дома в сторону леса спускается травянистый склон холма. В ленточном остеклении второго этажа отражаются ближайшие деревья.

Вниз от южного фасада дома в сторону леса спускается травянистый склон холма. В ленточном остеклении второго этажа отражаются ближайшие деревья.

Текст: Егор Ларичев

Фото: Мэдс Могенсен
опубликовано в журнале №11 (112) ноябрь 2012

Комментарии