Подмосковный дом с антиквариатом из Франции

О том, что дизайнер Анна Эрман любит антиквариат, раньше можно было только догадываться. В ее проектах всегда было много современной дизайнерской мебели и ни намека на старину. “На самом деле антиквариатом я заинтересовалась давно, – рассказывает Анна. – Лет десять назад во время турпоездки во Францию я оказалась на блошином рынке. Какие там были вещи! Ничего подобного я прежде не видела. Но покупать их я была не готова, до этого надо было еще дорасти”.

Гостиная. Диван, Roche Bobois. Слева — пара кресел, KA International. Справа — английское антикварное кресло в льняном чехле. Каминный портал и плетеные кресла 1940-х годов куплены в Париже, как и зеркало в металлической раме. “Такие рамы бывают двух видов — искусственно состаренные и антикварные. Подлинники легко узнать по глубоко въевшейся ржавчине”, — говорит Анна Эрман.

Гостиная. Диван, Roche Bobois. Слева — пара кресел, KA International. Справа — английское антикварное кресло в льняном чехле. Каминный портал и плетеные кресла 1940-х годов куплены в Париже, как и зеркало в металлической раме. “Такие рамы бывают двух видов — искусственно состаренные и антикварные. Подлинники легко узнать по глубоко въевшейся ржавчине”, — говорит Анна Эрман.

Около двух лет назад Анна поняла, что готова к покупке, – и примерно тогда же получила заказ на оформление дома в Подмосковье. “Мне захотелось сделать интерьер, который не будет подвержен времени и моде, – говорит дизайнер. – Здесь больше половины вещей – антиквариат, который я привезла из Франции. Хотя у меня не было цели оформить дом во французском стиле. Просто Франция – это главный антикварный рынок Европы, и там можно найти все что угодно”.

Дизайнер Анна Эрман сервирует стол на террасе, которую она пристроила к дому во время ремонта.

Дизайнер Анна Эрман сервирует стол на террасе, которую она пристроила к дому во время ремонта.

Поначалу Анна не посвящала заказчиков в свои планы. У них было одно основное требование – чтобы дом вышел просторным, так что работа над проектом началась с планировки, а не с разговоров о стилистике. “Дом представлял собой голую бетонную коробку с выводом канализации. Поэтому на одну только разработку проекта у меня ушло семь месяцев, а строительные и отделочные работы заняли больше года”. 

Фрагмент гостиной. Деревянный сундук на переднем плане привезен из Макао. У стены — металлический французский столик. Шторы сшиты изо льна “Трехгорной мануфактуры”.

Фрагмент гостиной. Деревянный сундук на переднем плане привезен из Макао. У стены — металлический французский столик. Шторы сшиты изо льна “Трехгорной мануфактуры”.

Было решено не городить лишних стен и обойтись минимальным набором помещений. При площади семьсот пятьдесят метров в доме две спальни, три санузла, детская, кухня, столовая и гостиная. “Это стандартный набор для обычной городской квартиры, – говорит автор проекта, – зато у комнат впечатляющие размеры. Гостиная, например, получилась больше ста метров”.

Библиотечный шкаф XVIII века родом из Ирландии, но куплен был в Париже. Современное итальянское кресло из запасов хозяев Анна перетянула льняной тканью.

Библиотечный шкаф XVIII века родом из Ирландии, но куплен был в Париже. Современное итальянское кресло из запасов хозяев Анна перетянула льняной тканью.

Пока шла стройка, Анна потихоньку прививала заказчикам любовь к антиквариату: они вместе ездили в Европу, ходили по галереям и барахолкам. К этому времени дизайнер чувствовала себя там как рыба в воде, хотя поначалу у нее было множество сомнений. Во что выльется доставка? Доедет ли мебель до Москвы, а если доедет, то в каком состоянии? И главное, стоят ли все эти вещи тех денег, которые за них просят? “Если бы не моя французская подруга Крис Дюпуи, я бы до сих пор искала ответы на эти вопросы, – вспоминает Анна. – Мы познакомились совершенно случайно – столкнулись на пороге Музея декоративно-прикладного искусства в Москве. Оказалось, что Крис – стилист и декоратор. И к тому же прекрасно разбирается в антиквариате”.

“Женская” ванная. Ванна начала XIX века и металлический табурет куплены в Париже. Винтажное платье — с вернисажа в Измайлово. Кресло, Reflex. Вазы, Armani Casa.

“Женская” ванная. Ванна начала XIX века и металлический табурет куплены в Париже. Винтажное платье — с вернисажа в Измайлово. Кресло, Reflex. Вазы, Armani Casa.

Проблемы с транспортировкой тоже разрешились благодаря новой знакомой: “Крис вывела меня на компанию, которая занимается перевозкой антиквариата более ста лет. Она берет на себя упаковку груза, его страховку, а если необходимо, то и оформление разрешения на вывоз. Хотя мне такая бумага потребовалась всего однажды, когда я купила чугунный каминный портал XVIII века. Оказалось, что это большая редкость, и французы несколько месяцев решали, можно его вывозить из страны или нельзя”.

Стены и пол “мужской” ванной отделаны сланцем. Стеклянная душевая кабина и деревянное подстолье для бетонной раковины сделаны на заказ по эскизам Анны. Винтажный металлический светильник из Франции.

Стены и пол “мужской” ванной отделаны сланцем. Стеклянная душевая кабина и деревянное подстолье для бетонной раковины сделаны на заказ по эскизам Анны. Винтажный металлический светильник из Франции.

Не все в доме сопоставимо по ценности с этим камином. На блошиных рынках продают не только раритеты, но и серийные вещи. Например, металлические столики, которые вошли в моду вскоре после возведения Эйфелевой башни и были чуть ли не в каждом парижском кафе. Или светильники, популярные в 1940-е, – в тех же кафе они встречаются до сих пор. Все это предметы, с одной стороны, знаковые, а с другой – не слишком дорогие. “Я не воспринимаю антиквариат как инвестицию, – говорит дизайнер. – Его ценность в том, что он делает дом живым”.

Фрагмент кухни. Деревянный стол для разделки мяса и зеркало куплены во Франции.

Фрагмент кухни. Деревянный стол для разделки мяса и зеркало куплены во Франции.

Азарт тоже играет в этом не последнюю роль. “Охота за старинной мебелью затягивает, – соглашается Анна. – Если тебе понравился дизайнерский стул, его можно приобрести сегодня, а можно через год, он никуда от тебя не убежит. А на антикварном рынке все меняется каждый день, и если ты не купил вещь сразу, другого шанса может не представиться”. Не надо лишних слов, чтобы понять, что хозяева этого дома тоже “подсели” на антиквариат – об этом красноречиво говорит их интерьер.

Домик в детской Анна сделала из остова старой кровати и фанеры, которая осталась после укладки полов. Антикварный cтул стоматолога был найден на барахолке в Париже.

Домик в детской Анна сделала из остова старой кровати и фанеры, которая осталась после укладки полов. Антикварный cтул стоматолога был найден на барахолке в Париже.

Текст: Анастасия Ромашкевич
Стилист: Крис Дюпуи 

Фото: Матье Гарсон
опубликовано в журнале №10 (78) октябрь 2009

Комментарии