Дачный дом в черте Москвы

Дом, который спроектировала архитектор компании “Росса Ракенне СПб” (HONKA) Светлана Беднякова и оформила Татьяна Рожкова, будучи дизайнером той же компании, стоит в необычном месте – это старый дачный поселок, уже много лет назад попавший в черту Москвы, маленький зеленый анклав внутри большого города. Спрятанное среди деревьев здание со стена­ми из бруса и уютным интерьером очень подходит хозяевам. 

На открытой террасе — уличная мебель, Woods & Willow.

На открытой террасе — уличная мебель, Woods & Willow.

“Заказчики люди современные, активные, спортивные и при этом очень семейные, – рассказывает Татьяна. – Домашний очаг для них на первом месте”. Как раз к началу стройки произошла показательная для этой семьи история: старший из четырех детей женился, но полностью изолироваться от родителей не захотел – решил поселиться с ними под одной крышей. Так что авторы проекта с самого начала знали, что надо строить дом на две семьи: с двумя отдельными входами, гостиными и так далее.

Двусветная гостиная. Старинный каминный портал в Москву привезли по частям из Бельгии, как и кирпичи, которыми выложена топка. Слева — диван, Meridiani. Остальная мебель и люстра — Guadarte (эту фабрику Рожкова с заказчиком обнаружили на выставке Maison & Objet). Лестницу сделали на заказ.

Двусветная гостиная. Старинный каминный портал в Москву привезли по частям из Бельгии, как и кирпичи, которыми выложена топка. Слева — диван, Meridiani. Остальная мебель и люстра — Guadarte (эту фабрику Рожкова с заказчиком обнаружили на выставке Maison & Objet). Лестницу сделали на заказ.

На полу в прихожей — бургундский камень. Матрас на скамье, Old Java, обтянут тканью, Designers Guild. На стене — зеркала с парижской выставки Maison & Objet. Дом был возведен из бруса компанией “Росса Ракенне СПб” (HONKA).

На полу в прихожей — бургундский камень. Матрас на скамье, Old Java, обтянут тканью, Designers Guild. На стене — зеркала с парижской выставки Maison & Objet. Дом был возведен из бруса компанией “Росса Ракенне СПб” (HONKA).

Гостиная на половине старшего сына: мебель здесь более современная, а цвета насыщенней. У межкомнатного окна (за ним находится столовая) — консоль, Dialma Brown. Кресло, Nube; диван, Saba Italia; торшер, Objet Insolite.

Гостиная на половине старшего сына: мебель здесь более современная, а цвета насыщенней. У межкомнатного окна (за ним находится столовая) — консоль, Dialma Brown. Кресло, Nube; диван, Saba Italia; торшер, Objet Insolite.

И это при том, что площадь у него относительно скромная. Здесь всего шестьсот метров, включая цоколь, в котором помимо технических ­помещений находятся гостевая комната, сауна и биль­ярдная. 

Бильярдная на цокольном этаже. На дальней стене — коллекция индейских весел. Они, а также мебель (за исключением стола) и аксессуары куплены на Maison & Objet.

Бильярдная на цокольном этаже. На дальней стене — коллекция индейских весел. Они, а также мебель (за исключением стола) и аксессуары куплены на Maison & Objet.

Сделать дом более просторным не получалось: сам по себе участок небольшой, особо не развернешься, да к тому же в поселке действуют ограничения по высоте зданий. Впрочем, как рассказывает Рожкова, проблем с нехваткой места в этом проекте не было – заказчики точно знали, чего ждут от будущего дома, и возведения “хорóм их желания” не предполагали. Даже наоборот. Глава семьи, выступивший в роли идейного вдохновителя проекта, пришел на первую встречу с дизайнером, имея в руках ворох картинок из ­интерьерных журналов и альбомов. “Там было на удивление много деталей: какие-то букеты из сухих цветов, старые коробки с керамическими петушками, – вспоминает дизайнер. – И пожелания звучали соответствующие – уют, домашняя обстановка и всё в таком роде”. 

Фрагмент гостиной. Комод и аксессуары марки Les Comptoirs du Sud куплены на Maison & Objet. На полу — дубовые доски. Стены из бруса тонированы, чтобы убрать характерный желтоватый цвет дерева.

Фрагмент гостиной. Комод и аксессуары марки Les Comptoirs du Sud куплены на Maison & Objet. На полу — дубовые доски. Стены из бруса тонированы, чтобы убрать характерный желтоватый цвет дерева.

Татьяна решила, что лучше всего этому запросу отвечает интерьер в бельгийско-французском ключе – непретенциозная классика со спокойными “природными” цветами, состаренной мебелью и множеством аксессуаров. “Когда-то у людей был стереотип: если дом из бревна или бруса, то это непременно “избушка” или “банька”, где всё желтое, – говорит Рожкова. – Но ситуация давно изменилась, люди поездили по Европе, увидели, как можно работать с деревом, и их отношение к материалу стало иным”. А что касается характерной для хвойных пород желтизны, то она легко убирается посредством лессировок.

В этом доме стены приглушенного сероватого оттенка – без серого цвета в бельгийских интерьерах дело, как правило, не обходится. 

Спальня хозяев с мебелью, Old Java. Шторы из ткани, Ralph Lauren Home; плед, Designers Guild.

Спальня хозяев с мебелью, Old Java. Шторы из ткани, Ralph Lauren Home; плед, Designers Guild.

Степень аутентичности здесь в принципе очень высокая. Например, фартук на кухне выложен безумно популярной у бельгийцев марокканской глазурованной плиткой ручной работы, а каменный каминный портал был найден на антикварном складе под Брюсселем. 

Кухонный фартук выложен плиткой ручной работы. Кухонная мебель из массива, Arcari. Стулья и стол с каменной столешницей, Vandecasteele Marc & Co, приехали с выставки Maison & Objet.

Кухонный фартук выложен плиткой ручной работы. Кухонная мебель из массива, Arcari. Стулья и стол с каменной столешницей, Vandecasteele Marc & Co, приехали с выставки Maison & Objet.

Вещи, за редкими исключениями, покупались на парижской выставке Maison & Objet, павильоны которой представляют собой земной рай для любителей крашеной мебели в стиле прованс, кованых люстр с подвесками, романтических вазонов и прочих атрибутов красивой загородной жизни. Татьяна везла такой большой груз из Франции впервые, но никаких сложностей с этим не возникло. Проект вообще шел гладко, единственная интрига была связана со сроками. Дело в том, что семья живет на этом участке уже лет десять, младшие дети-двойняшки настоящей городской жизни вообще на знают. И когда на время стройки они перебрались в съемную квартиру, то дружно заскучали по родным местам. Так что авторам проекта пришлось работать не только на результат, но и на скорость. И с этим они тоже справились: от бумажного эскиза до развески в штор в готовом интерьере прошло всего полтора года. Кто строился, тот знает – это почти рекорд.

Комментарии