Вилла "Остоженка", бюро "Меганом"

Вилла “Остоженка” – частный особняк в центре Москвы с современной, даже авангардной, архитектурой. Дом-интроверт прячется внутри квартала и на улицу выходит лишь калиткой. Одна его стена вообще без окон, другая целиком закрывается каменными жалюзи. И еще дом подземный – пол нижнего этажа на три с половиной метра ниже уровня улицы. “Мы его зарыли”, – шутит архитектор Саша Павлова из бюро “Проект Меганом”. Но потом становится серьезной: “Это был эксперимент: и социальный – потому что особняки на одну семью в историческом центре с революции никто не строил, и архитектурный – потому что дом вписан в небольшой кусочек земли, освободившийся после переноса теплового пункта”.

Бюро “Проект Меганом” строило многоквартирный дом в Молочном переулке, и архитектор Юрий Григорян решил убрать из двора техническое сооружение, а площадку использовать под жилье. На этом участке и была построена вилла, которая по документам числится одной из квартир большого дома. 

Форма участка продиктовала план здания: “Остоженка” представляет собой трилистник. Центральный сектор с лестницей и зимним ­садом, слева от него гараж, справа – собственно жилая часть со стеклянным бассейном. ­Стены между “листиками” стеклянные – из гаража видно зимний сад и, например, плавающего в бассейне человека. 

Прямо с порога входящие попадают в зимний сад: хозяин дома убежден в том, что первое впечатление — самое главное.

Прямо с порога входящие попадают в зимний сад: хозяин дома убежден в том, что первое впечатление — самое главное.

Входя в дом, человек оказывается на пороге гигантской лестницы, ведущей вниз. Внизу разбит зимний сад с газоном, бонсаем и  бамбуковой рощицей.

Входя в дом, человек оказывается на пороге гигантской лестницы, ведущей вниз. Внизу разбит зимний сад с газоном, бонсаем и  бамбуковой рощицей.

С порога открывается вид на уходящую вниз в обратной перспективе лестницу и поросший травой холм с бамбуковой рощицей. “Красиво войти” – это была одна из идей хозяина дома. За красоту как раз отвечают мраморная лестница и зимний сад, само существование которого здесь парадоксально: он находится фактически под землей, на три с лишним метра ниже нулевого уровня.

Второй парадоксальной идеей хозяина было сделать стену бассейна стеклянной, чтобы через нее была видна вся толща воды. 

Главная достопри­мечательность особняка — бассейн со стеклянной стенкой. Вод­ная гладь в нем находится на ­одном уровне с землей, хотя в доме это уже второй этаж.

Главная достопри­мечательность особняка — бассейн со стеклянной стенкой. Вод­ная гладь в нем находится на ­одном уровне с землей, хотя в доме это уже второй этаж.

Пришлось использовать стекло-триплекс в девять сантиметров толщиной. Сложнейшую конструкцию архитекторы разрабатывали совместно с инженерами компании “Геоника”.

Но самый большой парадокс дома – то, что к нему не подходит обычный счет этажей. “Например, зимний сад находится фактически под землей, но никак не в подвале, – говорит Саша Павлова. – А бассейн попадает на один уровень с улицей и маленьким внутренним садиком, тем не менее сказать, что он на первом этаже, нельзя. Во внутренней структуре дома этот этаж уже второй. Мы предпочитаем делить дом на уровни, так понятнее”.

Вид на холл с площадки между этажами. Слева за стеклянной стеной — бассейн.

Вид на холл с площадки между этажами. Слева за стеклянной стеной — бассейн.

Лестница одной стороной как будто приклеилась к стене, а другой висит в воздухе.

Лестница одной стороной как будто приклеилась к стене, а другой висит в воздухе.

Третий уровень — это гостиная с диванами от B&B Italia, столовая и кухня, отделенная стеллажом и раздвижными стеклянными дверями. В кубике из венге — туалетная комната для гостей.

Третий уровень — это гостиная с диванами от B&B Italia, столовая и кухня, отделенная стеллажом и раздвижными стеклянными дверями. В кубике из венге — туалетная комната для гостей.

Гостиная с домашним кинотеатром. Полки стеллажа, пол и дальняя стена — из выбеленного дуба.

Гостиная с домашним кинотеатром. Полки стеллажа, пол и дальняя стена — из выбеленного дуба.

Вид из ванной в спальню. Кровать, дизайнер Антонио Читтерио, Maxalto.

Вид из ванной в спальню. Кровать, дизайнер Антонио Читтерио, Maxalto.

Ванная комната. Ванна, Boffi. Стул Zigzag, переиздание модели 1932 года дизайнера Геррита Ритвельда, Cassina.

Ванная комната. Ванна, Boffi. Стул Zigzag, переиздание модели 1932 года дизайнера Геррита Ритвельда, Cassina.

Дели – не дели, а вилла “Остоженка” все равно выглядит одним большим цельным объемом, наполненным блестящим стеклом и бархатистым бетоном. Главное впечатление от нее – это свободный дом свободных людей. Свободный – и в смысле просторный, и в смысле независимый, свободолюбивый. А также в значении “пустующий, вакантный”: маловато в нем все-таки жизни. И когда на съемках наш стилист Юля, залюбовавшись на эту холодную красоту, вошла в закрытую стеклянную дверь и на белый камень упали капли крови – это была та самая неправильность, которой не хватало в интерьере. Хотя Юлю жалко.


Ольга Косырева

Фото: Дмитрий Лившиц

Комментарии