Дом, который построил Клодт

У Олега Клодта необычные представления о том, как надо строить дома. “Я всегда стараюсь сэкономить на отделке, – заявляет архитектор. – Сейчас мало кто строит на века, а дома часто переходят из рук в руки. Поэтому вкладываться в отделку нет смысла. Лучше потратить деньги на мебель, которую при переезде всегда можно взять с собой”.

Дом сложен из бруса и обшит тонированными сосновыми досками. Его скромная площадь — всего 180 м² — объясняется небольшими размерами участка. К тому же хозяева считают, что дача не должна быть слишком большой.

Дом сложен из бруса и обшит тонированными сосновыми досками. Его скромная площадь — всего 180 м² — объясняется небольшими размерами участка. К тому же хозяева считают, что дача не должна быть слишком большой.

Олег и его партнер по бюро Erman & Klodt Александр Эрман часто используют в своих проектах “бедные” материалы: то обошьют детскую стальными листами, то сделают кухню из ржавого железа. А фанерным перегородкам в их интерьерах вообще нет числа. Это повелось еще с тех пор, когда Олег с Александром считались молодыми дарованиями и заказчики ждали от них проектов в духе “дешево, но сердито”.

“В то время нашими настольными книгами были альбомы Loft и One Space Living, – вспоминает Олег. – А там все было из фанеры”. Дом, который они построили в Подмосковье, родом как раз из этого “фанерного” прошлого. 

Первый этаж представляет собой единое пространство. Дальняя стена и камин обшиты дубом, тонированным под венге. Диван, JNL. Стальные радиаторы, Arboni, благодаря высоте и симметричному расположению превратились из функционального элемента в декоративный.

Первый этаж представляет собой единое пространство. Дальняя стена и камин обшиты дубом, тонированным под венге. Диван, JNL. Стальные радиаторы, Arboni, благодаря высоте и симметричному расположению превратились из функционального элемента в декоративный.

И дело не только в выборе материалов (из фанеры в коттедже сделаны встроенные шкафы и потолок). С хозяевами этого дома архитекторы знакомы уже шесть лет: “Мы оформляли для них московскую квартиру – это был наш первый проект, который напечатали в журналах, – рассказывает Клодт. – А недавно они купили участок в симпатичном дачном поселке на Дмитровке с двумя типовыми проектами и позвонили мне с вопросом, какой из них выбрать. В итоге от типовых решений мы отказались – дом проектировал я”.

Дача получилась скромной. Площадь всего сто восемьдесят квадратных метров, фасад обшит сосновыми досками. “Это же вменяемые люди, они понимают, что на даче ни к чему городить хоромы”, – говорит автор проекта. И добавляет, что составленное заказчиками техзадание умещалось на крошечном листке – там был лишь перечень необходимых помещений.

Обшитый деревом камин — первое, что попадается на глаза при входе в дом. Дымоход не стали прятать в стену, чтобы подчеркнуть высоту двусветного холла. Кресла Smoke по дизайну Мартена Баса, Moooi.

Обшитый деревом камин — первое, что попадается на глаза при входе в дом. Дымоход не стали прятать в стену, чтобы подчеркнуть высоту двусветного холла. Кресла Smoke по дизайну Мартена Баса, Moooi.

В вопросы стиля клиенты не вмешивались. “Я очень люблю Фрэнка Ллойда Райта, но псевдорайтовщина, которую сейчас все строят в Подмосковье, уже набила оскомину, – заявляет Олег. – Поэтому я старался ничего не копировать, а сделать что-то свое – более простого и дачного вида”. В итоге о Райте здесь напоминают разве что широкие ограждения балконов, подчеркивающие горизонтальность постройки.

Цветовая гамма в доме сдержанная, черно-белая. “Яркие краски я люблю только в виде небольших включений, – признается Олег. – И потом мне хотелось воссоздать атмосферу старых советских дач. Конечно, не с точки зрения архитектуры. Но ощущение бесцветности там тоже присутствовало”.

Галерея второго этажа. Потолок зашит плитами из финской бессучковой фанеры. Ограждение галереи и пол выполнены из выбеленной лиственницы.

Галерея второго этажа. Потолок зашит плитами из финской бессучковой фанеры. Ограждение галереи и пол выполнены из выбеленной лиственницы.

Впрочем, атмосфера – это не архитектура и даже не цветовое решение, а образ жизни, который диктует интерьер. В этом смысле устроен дом действительно старомодно. Здесь, например, не принято проводить время на кухне по застойному обычаю, перешедшему и в новую жизнь. Зона готовки вынесена в проходную комнатку, где присесть просто негде. А столовую архитектор нарочно устроил в другом конце дома. “Я люблю, когда люди общаются, сидя за столом. Но кухонные посиделки – это плохая традиция”, – считает Олег.

Стена, на фоне которой стоит обеденный стол, обшита тонированными дубовыми панелями. Вроде бы просто, однако достаточно трудоемко. В доме вообще масса сделанных на заказ предметов: каминный портал, двери, встроенные шкафы. 

“Ручная работа в России стоит дороже, чем в Европе. Зато ты экономишь на доставке, – говорит Клодт. – И в результате за те же деньги получаешь штучную вещь”. Но экономия экономией, а копеечным этот интерьер не назовешь. Даже если вынести из дома всю дизайнерскую мебель, ощущение уюта и внимание к деталям здесь все равно останутся. А это само по себе дорогого стоит.

Платяной шкаф в спальне хозяев сделан по дизайну Олега Клодта в качестве дополнения к туалетному столику марки JNL. Кровать, Meridiani.

Платяной шкаф в спальне хозяев сделан по дизайну Олега Клодта в качестве дополнения к туалетному столику марки JNL. Кровать, Meridiani.

Фото: Михаил Степанов

Комментарии