Светодизайнер Инго Маурер

Инго Маурер родился в 1932 году в Германии, на острове Рейхенау. Получил полиграфическое образование и работал в типографиях Швейцарии и Германии. Потом перебрался в Америку, где начал делать световые инсталляции. По возвращении в Европу в 1966 году основал дизайнерское бюро Design M. Его первая лампа Bulb сразу попала в коллекцию MoMA.

Светодизайнер Инго Маурер

В 2011 году Инго Маурер посетил Питер второй раз. Он приезжал туда в далеком 1989 году и был первым западным дизайнером, удостоенным персональной выставки в Советском Союзе, где само слово “дизайн” было в диковинку. 

Композиция “Семь крыс

Композиция “Семь крыс", 2007

“Это было очень странное мероприятие, – рассказывает Маурер. – Пришло невероятное количество людей, все хотели пожать мне руку и объяснить, что я открыл им глаза на современный художественный процесс, а один мужчина даже написал в книге отзывов: “После того как я посмотрел на ваши лампы, я не хочу больше есть”. Трудно сказать, что он имел в виду”. 

Инсталляция в центре современного искусства Rockhal, 2008 

Инсталляция в центре современного искусства Rockhal, 2008 

Маурер говорит, что чувствовал себя тогда как первый человек на Луне, которая заселена очень любознательными инопланетянами. “Сейчас здесь всё по-другому, куда более привычно европейскому глазу”.

  • Лампа Metall C.  Cooper, 2009
  • Лампа Metall C.  Cooper, 2009
  • Все чаще на экспозициях больше фотографий и инсталляций, чем собственно ламп. “Мне сейчас интереснее работать с пространством, – объясняет Маурер. – Я погружаю городские площади во мрак, зажигаю северное сияние над подиумом, по которому ходят модели Иссеи Мияке, и ставлю свет в опере. В общем, веселюсь от души”.

    Инсталляция в центре современного искусства Rockhal, 2008

    Инсталляция в центре современного искусства Rockhal, 2008

    Единственное, что омрачает его существование, – европейский закон о повсеместном использовании энергосберегающих лампочек. “Настоящая катастрофа наших дней, – возмущается Маурер. – Во-первых, они уродливы, а во-вторых, в их свете умирает все живое – он холодный и совершенно бездушный. Когда приняли этот глупый закон, я даже подумывал бросить всё и уйти на пенсию. Но, просидев пару дней в саду своего мюнхенского дома, решил, что почивать на лаврах мне еще рано, да и скучно это очень. Пришлось спешно вернуться”.

    Светодизайнер Инго Маурер

    Мауреру восемьдесят один год, и у него на пять лет вперед расписаны проекты по всему миру. 

    Станция метро Linde AG

    Станция метро Linde AG

    “В последнее время мне стали спешно давать всяческие призы за заслуги перед обществом (последний из них Compasso d’Oro в категории “Карьера”. – Прим. автора). А у меня самого нет ощущения, что пора подводить какие бы то ни было итоги. Я совсем недавно понял, например, что архитектура не обязана быть статичной. И помог мне в этом наш совместный проект с Акселем Шмитом, который мы делали для Миланского мебельного салона. Это инсталляция горящего дома: Аксель отвечал за стены, я за огонь. И пока я добивался сходства моих LED‑лампочек с настоящими языками пламени, придумал, как с помощью освещения заставить стены передвигаться и менять форму”. 

    Инсталляция Ablaze — Sentimento (S)travolgente, 2011

    Инсталляция Ablaze — Sentimento (S)travolgente, 2011

    Инго использоваk это открытие в своем проекте станции мюнхенского метро.

    Станция метро Linde AG

    Станция метро Linde AG

    На вопрос, где проходит грань между современным искусством и дизайном, Маурер отвечать отказывается. “Это надо спрашивать у художников, а себя я таковым не считаю. Нет во мне столько снобизма. Когда я приезжаю в Японию, меня всегда спрашивают: “Что вы хотели сказать вашей работой?” А я им терпеливо отвечаю: “Ничего”. Я делаю вещи, которые можно увидеть или почувствовать, но вот разговаривать они не умеют”. 

    Настольная лампа Kokoro, 1998

    Настольная лампа Kokoro, 1998

    Маурер настаивает, что апелляция к органам чувств куда интереснее, чем попытка передать ощущение с помощью слов. “Я хочу, чтобы мои объекты люди просто переживали, а никак не анализировали”. 

    Станция Westfriedhof мюнхенского метро, 1995

    Станция Westfriedhof мюнхенского метро, 1995

    Впрочем, это не помешало ему активно участвовать в издании своего opera completa под названием Provoking Magic: Lighting of Ingo Maurer – туда вошли его главные проекты и эссе о них от звезд дизайна. “Когда Филипп Старк, Рон Арад и Джаспер Моррисон хотят поговорить про твою работу, грех отказываться, – усмехается Маурер. – Да и будет чем похвастаться в другой жизни. Надеюсь, там будет электричество”.

    Лампа J.B. Schmetterling, 2011

    Лампа J.B. Schmetterling, 2011

    Текст: Анастасия Углик 

    Фото: Архив пресс-службы

    Комментарии