Субъект культа: Пьер Полен

Мы встречались с Пьером Поленом на мебельной выставке в Кельне. Поводом была его вторая коллекция мебели, выпущенная маркой Ligne Roset. 

Пьер Полен и его жена Майя, урожденная Водзиславская, в Севенских горах, 2004 год. В 1973 году Майя стала агентом Полена, поженились они лишь девять лет спустя. Сейчас Майя Полен — главный хранитель наследия дизайнера

Пьер Полен и его жена Майя, урожденная Водзиславская, в Севенских горах, 2004 год. В 1973 году Майя стала агентом Полена, поженились они лишь девять лет спустя. Сейчас Майя Полен — главный хранитель наследия дизайнера

Незадолго до этого Полен вернулся если не из полного небытия, то уж точно из истории, куда он вошел как создатель авангардной мебели и интерьеров для президента Помпиду. Но начиная с середины 1980-х дизайнер ушел в тень – проектировал утюги, раковины и даже сиденья для унитазов. Не то чтобы ему не хватало творческого запала на что-то более существенное. 

Кабинета Франсуа Миттерана в Елисейском дворце с мебелью Пьера Полена, 1988 год

Кабинета Франсуа Миттерана в Елисейском дворце с мебелью Пьера Полена, 1988 год

“Несмотря на преклонный возраст, он был очень увлечен работой”, – вспоминает совладелец Ligne Roset Мишель Розе, тесно общавшийся с дизайнером в последние годы жизни. Да и рукопожатие у него было неожиданно бодрым для восьмидесятилетнего старика. Всё дело в том, что Полен всегда считался немного аутсайдером. Тогда, в 2009-м, мы хотели сделать с ним материал в рубрику “Горячая десятка” – дизайнер должен был назвать самые важные для него места и вещи. 

Гостиная в доме Поленов в Севенских горах, съемка 2004 года. Дизайнер обосновался в этом доме в середине 1990-х и провел там последние годы ­жизни

Гостиная в доме Поленов в Севенских горах, съемка 2004 года. Дизайнер обосновался в этом доме в середине 1990-х и провел там последние годы ­жизни

Неожиданно эта задача поставила Полена в тупик – он словно пытался суммировать в этих десяти пунктах всю свою долгую жизнь. Подолгу раздумывал, а потом пускался в пространные, как это бывает у стариков, воспоминания. 

Квартира Жоржа Жалю, издателя группы L’Officiel. Шкаф и стулья по дизайну Андре Монпуа, остальные вещи и сам интерьер — работа Полена

Квартира Жоржа Жалю, издателя группы L’Officiel. Шкаф и стулья по дизайну Андре Монпуа, остальные вещи и сам интерьер — работа Полена

“Ну, скажи, что любишь меня, наш дом и собаку”, – подсказывала ему жена Майя Полен. “Нет, это не то”, – отмахивался он и рассказывал, как во время Второй мировой через город, где он жил, проходили три армии – немецкая, советская и американская. “Американцы казались мне самыми неинтересными – они шли в ботинках на мягкой подошве, которые не стучали по мостовой. Вот когда маршировали немцы и русские, было за версту слышно, как они чеканят шаг”.

В 1961 году Полену поручили переделать интерьеры Дома радио в Париже. На фото — фойе со светильниками из неоновых трубок

В 1961 году Полену поручили переделать интерьеры Дома радио в Париже. На фото — фойе со светильниками из неоновых трубок

Во время войны Полен потерял дядю, Жоржа Полена. Это был настоящий гений-самоучка – зубной техник, который стал автомобильным конструктором и работал на Peugeot и Rolls-Royce. В 1941 году Жоржа расстреляли за участие в Сопротивлении. Тогда у будущего дизайнера впервые возник повод задуматься о двойственности своего положения – по материнской линии он был немцем. В будущем Полен будет недоумевать, когда его станут называть “французским дизайнером”. Он считал, что дизайн как таковой – продукт германской культуры.

Эскиз гардеробной для квартиры ­Помпиду, 1971 год

Эскиз гардеробной для квартиры ­Помпиду, 1971 год

В 1950 году в руки Полена попали американские интерьерные журналы, где он впервые увидел работы Рэй и Чарлза Имз, которые оставались его кумирами до конца жизни. Правда, с одной важной оговоркой. “Нельзя разделять Имзов и марку Herman Miller. Их дизайнерский гений в сочетании с технологиями этой компании – вот что дало такой потрясающий результат”. 

  • ресло Orange Slice, Artifort, 1959 год. Полен много экспериментировал с этой формой, но классикой стала именно эта, самая первая версия
  • Кресло, созданное Поленом в конце 1980-х специально для интерьеров Совета по экономике и социальной политике
  • Диван Face à Face из линии мебели для общественных заведений по заказу Mobilier National, 1967 год
  • Модульный диван Amphis демонстрировался на международной выставке в Осаке в 1970 году, в 1972-м попал в коллекцию Alpha International, а в 1999-м был перевыпущен Habitat под названием Osaka
  • В 1959 году Полен начал сотрудничать с голландской фабрикой Artifort, вместе с которой сделал свои главные хиты: кресла “Гриб”, “Язык”, “Лента”. Говорящие названия выдумывал задним числом президент Artifort Гарри Уэйдаманс. 

    Кресло Ribbon, 1966 год, Artifort, обитое тканью Sundown по дизайну  Джека Ларсена

    Кресло Ribbon, 1966 год, Artifort, обитое тканью Sundown по дизайну  Джека Ларсена

    Полен не подражал природным формам, он экспериментировал с новыми материалами – пенополиуретаном и эластичным трикотажем, который он любил называть на американский манер “стрейч”. 

  • Пуф Pumpkin (“Тыква”), Ligne Roset, 2007
  • Кресло Pumpkin (“Тыква”), Ligne Roset, 2007
  • Кресло Mushroom (“Гриб”), к примеру, появилось на свет, когда Полен задумал создать вещь, обтянутую, как чулком, цельным куском этого самого стрейча. Трикотаж пригодился и когда в 1969 году Полен взялся переделывать апартаменты в Елисейском дворце для Жоржа Помпиду. 

    Гостиная в президентской квартире Елисейского дворца с креслами и диванами в обивке из замши — обе модели созданы в 1971 году

    Гостиная в президентской квартире Елисейского дворца с креслами и диванами в обивке из замши — обе модели созданы в 1971 году

    Дизайнер считал, что “жесткая архитектура не гостеприимна”, и везде, где только можно, затягивал стены тканью на манер “комнат-шкатулок”. Только в его исполнении этот старинный прием давал совершенно революционный результат. В памяти соотечественников Полен остался именно благодаря проекту с Помпиду. 

    В 1965-м кресла Mushroom появились на обложке голландского телегида Revue

    В 1965-м кресла Mushroom появились на обложке голландского телегида Revue

    Мало кто знает, что в 1980-х он делал кабинет и для Франсуа Миттерана, – его мебель во Франции популярностью не пользовалась никогда. В таких случаях обычно говорят, что “дизайнер опередил свое время”, и в случае с Поленом это действительно так. Забытое имя дизайнера всплыло лишь в 1999-м, когда английская сеть Habitat запустила в производство кресло Mushroom и диван Osaka. 

  • Кресло Mushroom
  • Первая версия кресла Mushroom, Artifort. Полен экспериментировал с этой формой в 1959–1961 годах
  • Ну а дальше пошло-поехало: в 2002-м Полен работал для Magis, в 2007‑м его наследие решил перевыпустить Artifort, а еще через год началось сотрудничество с Ligne Roset – для этой марки дизайнер даже успел сделать несколько новых вещей. “Мы познакомились на его выставке, и это была любовь с первого взгляда”, – вспоминает Мишель Розе. Роман был недолог – в июне 2009 года Полена не стало. Зато он подарил дизайнеру вторую молодость, которая продолжается и после его смерти. 

  • Курульное кресло из лимитированной коллекции, выпущенной в 1982 году Pierre Paulin SARL
  • Столик из серии Antigone, начало 1980-х. В этот период Полен был увлечен работой с деревом. Сейчас эту вещь выпускает Ligne Roset
  • Стол из серии Cathédrale  с основанием из крашеного алюминия. В 1981 году эту модель выпустила принадлежащая ­Полену небольшая фирма Pierre Paulin SARL
  • Стеллаж был задействован в президентской квартире Елисейского дворца, но прототип появился еще в конце 1960-х годов. Сейчас эту модель под названием Elysée выпускает марка Magis
  • Текст: Анастасия Ромашкевич

    Фото: Jean-FranÇois JAUSSAUD; архив пресс-службы
    опубликовано в журнале №9 (99) сентябрь 2011

    Комментарии