Портрет: дизайнер Ян Кат

Успеху немца Яна Ката могут позавидовать выпускники дизайнерских школ и институтов. У этого человека нет профессионального образования, но его давно считают дизайнером. “Я уже двадцать лет занимаюсь коврами. За это время можно набраться опыта, – говорит он. – Знание материалов, особенностей технического процесса порой помогает больше, чем изучение графического дизайна”.

Дизайнер Ян Кат на ковре из коллекции Boro, шерсть, шелк.

Судьба немецкого мальчика была предопределена с рождения: “Четыре поколения моей семьи торговали коврами, которые привозили с Востока, – рассказывает Ян. – Но в детстве мало кто мечтает пойти по стопам родителей”. Поэтому после учебы, заработав немного денег, юноша отправился путешествовать.

Ковер Hindukush из коллекции Origines, шерсть.

Поскитавшись два года по Индии и Тибету, он оказался в Катманду, где повстречал немца, закупавшего ковры для семейного бизнеса Катов.

Ковер Sari RadiRed из коллекции Sari Deluxe, шелк.

Соотечественник признался, что его утомили постоянные командировки в жаркую и грязную Азию, а Ян, наоборот, не хотел возвращаться в Европу.

Ковер Dilip Maroon из коллекции Gamba and Spice, шерсть.

Встреча была кстати. “После коротких переговоров я занял его место и стал следить за качеством исполнения заказов и точностью отгрузок товара,” – вспоминает Ян.

Ковер Where is Bambi из коллекции Gamba and Spice, шерсть.

С тех пор карьера “блудного сына” шла только в гору: руководство фабрикой в Непале, возрождение старых техник ковроткачества и первые попытки разработать собственную коллекцию.

Изучив особенности производства, юный руководитель сделал ставку на комбинацию волокон и типов плетения (гладкое и узелками). “Мы обязательно отсылаем эскизы готовых коллекции на фабрику, где будет изготавливаться заказ. В каждой стране свои технологии и традиции, а они влияют на окончательный вид ковра”, – говорит Ян.

В коврах немецкий самоучка разбирается так хорошо, что способен с закрытыми глазами на ощупь определить их происхождение. Игра тактильных ощущений стала темой коллекции Erased Heritage: уже законченное полотно местами обжигают с помощью горелки, чистят щеткой, промывают холодной водой и так несколько раз.

Ковры Jan Kath ткутся вручную по старинным технологиям. Во многих для основы используется волокно тибетской крапивы.

А вот серия From Russia with Love родилась по-другому. “Первое путешествие по России на поезде из Москвы в Улан-Батор так просто не забудешь. Все эти остановки на станциях и пельмени. Однако озарение пришло спустя десять лет в Нью-Йорке. Мы встретились с дру­гом в русском ресторане и, как водится, выпили. Единственное, что я мог вспомнить на следующее утро, – узор на столовом сервизе!” – смеется Ян. Вот так розы с русских платков и жостовских подносов попали на ковры.

Ковер Sаfianka Wrapped из коллекции From Russia with Love, шерсть, шелк.

Кат, как и положено немцу, – трудоголик. За двадцать лет его империя прилично разрослась: несколько офисов в Европе и фабрики в Непале, Индии, Турции, Марокко и Таиланде. “Я не разделяю личную жизнь и работу, – говорит он, – для меня они одно целое. В Германии моя квартира и шоу-рум находятся в одном здании. Если вдруг мне захочется взглянуть на свои ковры, я подойду к окну в гостиной и посмотрю, что происходит в магазине. А дома у меня лежат антикварные экземпляры”.

Ковер из коллекции Erased Heritage. Эта коллекция — одна из самых успешных, ей уже больше десяти лет.

В наши дни модно приглашать известных дизайнеров для разработки коллекции, но Ян Кат этого не делает и, похоже, даже не собирается. “Возможно, всё дело в эгоцентричности. Если я не вовлечен в процесс, то мне не очень интересно продвигать продукт. Да и своих идей мне хватит на пару десятков лет,” – смеется он.

Ковер из коллекции Unknown Artists. На ковры из этой коллекции перенесены уличные граффити.

Фото: архив пресс-службы
опубликовано в журнале №11 (123) НОЯБРЬ 2013

читайте также

Комментарии