Портрет: дизайнер Эрве ван дер Стратен

Людям, которые жаждут приобрести какой-нибудь предмет интерьера, созданный Эрве ван дер Стратеном, следует запастись терпением. У парижанина так много заказов, что ждать их выполнения приходится в среднем по восемь месяцев. “Мы живем в мире, где все дума­ют только о скорости, новизне и о том, чтобы набить карманы. У меня другие принципы. Моя работа – это своего рода гимн медлительности. Если на то, чтобы лак как следует просох, требуется два месяца, значит, я буду ждать два месяца”, – ­заявляет Эрве. И клиенты, соответственно, тоже должны ждать.

Эрве ван дер Стратен родился в 1965 году во Франции. Учился в Париже, в Школе изящных искусств. Занимался дизайном ювелирных украшений, работал с ведущими модными Домами. С 1992 года сосредоточился на дизайне мебели. В 1999‑м открыл магазин в квартале Марэ. С 2006 года производит мебель на собственной фабрике.

Эрве ван дер Стратен родился в 1965 году во Франции. Учился в Париже, в Школе изящных искусств. Занимался дизайном ювелирных украшений, работал с ведущими модными Домами. С 1992 года сосредоточился на дизайне мебели. В 1999‑м открыл магазин в квартале Марэ. С 2006 года производит мебель на собственной фабрике.

Список людей, готовых подождать шкафчик, стол, зеркало или консоль по дизайну ван дер Стратена, велик и полон громких имен. Само со­бой,­­ в него входят все ведущие декораторы: Альберто Пинто, Жак Гранж, ­Мюриель Брандолини, Питер Марино и Тьерри Депон. “Я не мыслю своих проектов без вещей от Эрве, – говорит декоратор Жан-Луи ­Денио. – Они великолепно вписываются в любую среду. Мне кажется, Эрве – это Жан-Мишель Франк нашего времени. Когда-нибудь его творения будут стоить миллионы”.

В парижской квартире по проекту Жан-Луи Денио бра по дизайну Эрве ван дер Стратена освещает современную скульптуру “Монстр” Ксавье Вейана.

В парижской квартире по проекту Жан-Луи Денио бра по дизайну Эрве ван дер Стратена освещает современную скульптуру “Монстр” Ксавье Вейана.

Среди “обычных людей” у ван дер Стратена тоже есть поклонники – если, конечно, к “обычным” можно отнести Диану фон Фюрстенберг и Николя Саркози. Корпоративные клиенты тоже имеются: Дома Dior (Эрве – автор флакона духов J’adore) и Guerlain (косметическая линия Kiss Kiss), хрустальная ма­нуфактура Saint-Louis и обувная марка Roger Vivier. Для последних наличие в бутиках объектов по дизайну ван дер Стратена вообще ­стало фирменным знаком.

Интерьер квартиры в Париже, декоратор Жан-Луи Денио. В декоре спальни доминирует зеркало Nid по дизайну ван дер Стратена.

Интерьер квартиры в Париже, декоратор Жан-Луи Денио. В декоре спальни доминирует зеркало Nid по дизайну ван дер Стратена.

Откуда же взялся этот всеобщий любимец? Он родился в 1965 году и вырос в городке под названием Бретини-сюр-Орж, к югу от Парижа. Обычная семья: отец инженер, мать домохозяйка. Ребенок с младых ногтей обнаружил склонность к изящным искусствам: вместо того чтобы строить домики из Lego, юный Эрве конструировал колесницу Клеопатры. В роли царицы Египта выступал его любимый плюшевый медведь.

Зеркало “Ветви”, полированная бронза, 2003.

Зеркало “Ветви”, полированная бронза, 2003.

Родители водили мальчика по музеям – ему очень понравились работы культового французского скульптора Сезара. Но настоящий культурный шок случился, когда четырнадцатилетний Эрве ­пришел на выставку Сальвадора Дали в Центре Помпиду. “Я помню ­машину, стоявшую в тридцатиметровой ложке, – рассказывает Эрве. – Прямо скажем, это поражало ­воображение!”

Вазы, полированная бронза, хрусталь, 2008.

Вазы, полированная бронза, хрусталь, 2008.

Учиться Эрве поступил в парижскую Школу ­изящных искусств. Еще будучи студентом, занялся дизайном ювелирных изделий из таких парадоксальных материалов, как кусочки проволоки и автомобильные запчасти. Эти странные творения попались на глаза Тьерри Мюглеру, и тот пригласил юное дарование (Эрве было всего девятнадцать лет) со­здавать украшения для его показов. После Мюглера к ван дер Стратену стали обращаться и ­другие модельеры – Ив Сен-Лоран, Жан-Поль Готье, Кристиан Лакруа и Александр Маккуин.

Консоль “Психоз”, фибростекло, красный лак, ограниченная серия из 20 штук, 2008.

Консоль “Психоз”, фибростекло, красный лак, ограниченная серия из 20 штук, 2008.

Ювелирные изделия Эрве делает по сей день – говорит, что вдохновляется при этом античностью, искусством доколумбовой Америки, а также творчеством Александра Кальдера и Хуана Миро. Поку­пательницы на эти замысловатые вещи находятся без труда – среди них числятся Деми Мур, Джанет Джексон и Кейт Бланшетт. Но все же примерно с 1992 года главным своим делом дизайнер считает создание предметов интерьера (началось все с бронзовой лампы с зигзагообразными ножками). Почему? – спрашиваю я. “В мире моды все суетятся и куда-то спешат, – объясняет Эрве. – Все так быстро меняется. А меня привлекают более долговечные вещи”.

В интерьере дома в Португалии, оформленного бюро Oitoemponto, бронзовая ваза по дизайну ван дер Стратена сочетается с ампирными стульями.

В интерьере дома в Португалии, оформленного бюро Oitoemponto, бронзовая ваза по дизайну ван дер Стратена сочетается с ампирными стульями.

Для того чтобы создавать и продавать эти “долговечные ве­щи” с комфортом, в 1999 году ван дер Стратен открыл шоу-рум в квартале Марэ, а в 2006-м – фабрику в предместье Баньоле. В ней два цеха: в одном ­работают с бронзой, в другом – с деревом. Сегодня на Эрве трудятся двадцать четыре человека.

Интерьер галереи Эрве ван дер Стратена в ­квартале Марэ.

Интерьер галереи Эрве ван дер Стратена в ­квартале Марэ.

На вопрос о том, что его вдохновляет, ван дер Стратен выдает длинный список, включающий азиатское и французское искусство, природные формы (и анималистические, и растительные), современное искусство и архитектуру. Конкретнее? Ну, ему нравятся скульптуры Энтони Гормли и Аниша Капура, а также Помпейские виллы, дворец Фонтенбло и немецкий павильон на барселонской Экспо 1929 – тот самый, что спроектировал Мис ван дер Роэ: “Этот павильон был таким элегантным и таким пустым. Но в то же время ясно чувствовалось: в нем есть все необходимое”.

Шкаф “Кинетика”, каштан, сикомор, ­пергамент, ограни­ченная серия из 8 штук, 2010.

Шкаф “Кинетика”, каштан, сикомор, ­пергамент, ограни­ченная серия из 8 штук, 2010.

В дизайнерских объектах ван дер Стратена, по его словам, всегда присутствует интрига, элемент загадочности – “вещь одновременно и движется, и замерла”. Его мебель и правда сбалансирована так хитро, будто закон гравитации ей не писан. И названия у его коллекций и выставок соответ­ствующие: “Искажения”, “Турбулентность”, “Гибриды”. Предпоследняя называется “Манипуляции”: “Я хотел порассуждать на тему экспериментов. Например, генетических – выведение новых видов”.

Консоль “Штабель”, дерево, лак, бронза, ограниченная серия из 20 штук, 2003.

Консоль “Штабель”, дерево, лак, бронза, ограниченная серия из 20 штук, 2003.

Результатами “генетических экспериментов” Эрве стали двадцать два предмета, составленные из разных­ ­комбинаций кубов, трубочек, палочек и дисков. “В каждом проекте я ­исследую новые формы и материалы”, – говорит дизайнер. В данном случае это цветное стекло и анодированный алюминий – материал для отделки фасадов, но разве может это мелкое обстоятельство стоять на пути эксперимента? На очереди фарфор – Эрве делает из него коллекцию мебели для Севрской мануфактуры.

В гостиной дизайнера возле винтажного бархатного дивана находится журнальный столик “Мондриан”, созданный по его эскизам.

В гостиной дизайнера возле винтажного бархатного дивана находится журнальный столик “Мондриан”, созданный по его эскизам.

Еще недавно Эрве представил миру первые в своей карьере стулья. Раньше он на это не решался: “Все только и ждут, когда же дизайнер спроектирует стул. Это знаковый объект как лакмусовая бумажка – сразу ясно, чего человек стоит в профессии”. По поводу своих стульев он может не беспокоиться. Их два, они разные: один в духе “Де Стиль”, из бронзы и кожи, другой – из покрытого красным китайским лаком алюминия. И оба хороши.

Фрагмент гостиной в квар­тире Эрве ван дер Стратена. На консоли “Терновник” по его дизайну стоят его же настольная лампа и скульптура Ксавье Вейана. Картина у стены — работа ван дер Стратена.

Фрагмент гостиной в квар­тире Эрве ван дер Стратена. На консоли “Терновник” по его дизайну стоят его же настольная лампа и скульптура Ксавье Вейана. Картина у стены — работа ван дер Стратена.

Но красота, которую у вещей ван дер Стратена не отнять, для него не глав­ное. Главное – чтобы их качество было самым высоким. И в этом, считает дизайнер, и заключен секрет его успеха: “Люди ценят честность – и замысла, и воплощения. Я делаю мебель не ради денег, а потому, что мне это нравится. Моя цель – наслаждаться жизнью!” А нам остается наслаждаться результатами сибаритской философии этого перфекциониста. И ждать рождения каждой вещи по восемь месяцев – почти столько же, сколько ждут ребенка.

Кухня в парижской квартире Эрве ван дер Стратена. Зеленый пуф “Капсула” по его дизайну сочетается с креслами  Ле Корбюзье, обтянутыми зеленой кожей вместо классической черной.

Кухня в парижской квартире Эрве ван дер Стратена. Зеленый пуф “Капсула” по его дизайну сочетается с креслами  Ле Корбюзье, обтянутыми зеленой кожей вместо классической черной.

Еще несколько лучших его работ:

  • Зеркало, позолоченное дерево, 2008.
  • Зеркало “Голубое солнце”, бронза, ­анодированный ­алюминий, 2010.
  • Настольная лампа, бронза, 2000.
  • Консоль “Казимир”, мрамор, ограниченная серия из 20 штук, 2010.
  • Люстра “Нирвана”, цветное стекло, полированная бронза, ограниченная серия из 8 штук, 2010.
  • Консоль “Кристаллоид”, посеребренная и никелированная бронза, зеленый лабрадорит, ограниченная серия из 20 штук, 2010.
  • Зеркало “Дада”,  полированная бронза,  ограниченная серия  из 20 штук, 2004.
  • Текст: Иан Филлипс

    Фото: Vincent Knapp; Архив Пресс-службы
    опубликовано в журнале №5 (84) май 2010

    Комментарии