Женщины в тени мужского дизайна

Мы то и дело слышим, что за каждым великим мужчиной стояла великая женщина. Хотя на самом деле эти великие женщины стояли не за кем-то, а вполне самостоятельно, немногим из них удалось получить заслуженное признание. Робкие рассуждения об особенном "женском дизайне" еще более усугубляют ситуацию, будто бы у мужчин — настоящий дизайн, а это так себе — игрушки и сплошное недоразумение. Постараемся восстановить историческую справедливость и перечислить тех, кто был в начале непростого пути превращения дизайна во "внегендерную" профессию.

Лилли Райх

Знаете ли вы, что Лювиг Мис ван дер Роэ не создал никаких значительных предметов мебели ни до, ни после периода его совместной работы с Лилли Райх? Она была не только единственной женщиной в Немецком Веркбунде, но и первой, кто стал его директором. Вместе с ван дер Роэ она проработала 13 лет, участвуя в том числе и в создании мебели для Павильона Германии в Барселоне. Она профессионально занималась промышленной вышивкой, оформлением витрин и выставок, проектировала "Зеркальную квартиру" в Штутгарте, а после эмиграции ван дер Роэ в США оказалась в изоляции в нацистской Германии и умерла вскоре после войны.

Марианна Брандт

Ее серебряный чайник вошел во все учебники по "Баухаузу" и выставляется в Британском музее. Первая женщина, допущенная в мастерские по металлу, и первая женщина впоследствии их директор. В кругах профессионалов ее пепельницы, лампы, кофейные и чайные сервизы считаются одними из лучших образцов "Баухауза" периода Веймара и Дессау, однако в глазах широкой публики первое место навсегда занято ее учителем Ласло Махони-Наги. Талантливый художник, скульптор и фотограф, за пределами "Баухауза" она так и не смогла создать самостоятельную дизайнерскую карьеру и работала преподавателем.

Настольная лампа Kandem, 1928, Марианна Брандт.

Настольная лампа Kandem, 1928, Марианна Брандт.

Эйлин Грей

В 1920-х и 1930-х она оформила квартиру на рю де Лота в Париже и два дома во Французских Альпах, для которых она проектировала и мебель, и лампы, и настенные панели, используя свои любимые геометрические орнаменты. Она заработала "лаковую болезнь" — профессиональный кожный недуг тех, кто работает с лаковыми миниатюрами, которым она посвятила всю свою молодость. Выставлялась по приглашению Ле Корбюзье на Парижской выставке 1937 года. Современники считали ее одной из ключевых фигур модернизма, но после Второй мировой войны она была будто бы стерта из памяти, уступив всю славу своим единомышленникам — Ле Корбюзье и Малле-Стивенсу. По грустной иронии, и карьера ее началась с того, что она открыла свою собственную галерею в Париже под вымышленным мужским именем — Жан Дезерт.

Шарлотта Перриан

В 1927 году Ле Корбюзье захлопнул перед ней дверь своей парижской студии: "Мы здесь не подушки вышиваем". Ей было 24. В том же году она создала "Бар под крышей" — гостиную из алюминия, стали и стекла. Корбю извинился, и они проработали вместе не один год. Она проектировала стулья из стальных хромированных трубок, интересовалась эргономикой и положением человеческого тела в шезлонгах, рассчитывала бюджеты и затраты на массовое производство мебели, занималась оформлением Парижской выставки 1937 года, лыжного курорта в Савойе, комнат в Cite Universitaire и "Марсельской единице". Она увлекалась Востоком, прожила почти сто лет, а сейчас ее мебель выпускает бренд Cassina.

Рэй Имз

Несмотря на то что имя Александры Беренис Имз всегда упоминается вместе с именем ее знаменитого супруга, может сложиться ошибочное впечатление, будто она была лишь его тенью и ассистентом. На протяжении практически всей их совместной работы бизнесмены хотели общаться только с Чарлзом, а критики приписывали все предметы ему одному. Однако помимо Time-Life chair, который, по версии многих источников, был полностью ее собственной разработкой, она была художником, фокусировала свое внимание на цвете, материале и рисунке, создала коллекции текстиля с абстрактными геометрическими формами и базовой палитрой. В одном из поздних интервью Чарлз Имз сказал о жене: "Я говорю, что все это сделал я, но на самом деле она сделала не меньше моего, просто ее работа скрывается под тем же самым "корпоративным" именем".

Орнамент Dot Pattern (1930), перешедший с абстрактных картин Рэй Имз на текстиль, например на шерстяной плед, созданный для выставки MoMA в 1934 году.

Орнамент Dot Pattern (1930), перешедший с абстрактных картин Рэй Имз на текстиль, например на шерстяной плед, созданный для выставки MoMA в 1934 году.

Текст: Елена Карцева

Фото: архивы пресс-служб

Комментарии