Интервью с Миркку Кюллберг, Artek

На "Дни финского дизайна", которые устраивал на прошлой неделе институт "Стрелка", приезжала с лекцией Миркку Кюллберг – директор фирмы Artek, основанной гениальным Алваром Аалто. Мебель этой фирмы есть чуть не в каждом финском доме и, так сказать, вошла в золотой фонд дизайна XX века. После лекции я побеседовал с Миркку Кюллберг о фирме Artek, о том, как у нее складываются отношения с дизайнерами, о том, почему мебель Artek такая дорогая и о блошиных рынках.

Artek сотрудничает с несколькими современными дизайнерами и архитекторами – Сигэру Баном, Наото Фукасавой, Харри Коскинненом. Но основа его портфолио – старые модели мебели, которые разрабатывал Алвар Аалто, основатель и первый владелец Artek, в 30-е – 60-е годы, и модели другого великого финна, Илмари Тапиоваары, которые были разработаны в основном в 50-е годы для других производителей – некоторое время назад Artek получил права на воспроизведение этих моделей. 

Я иллюстрирую этот материал фотографиями мебели, которую спроектировали эти два мастера. Но не новых предметов, а старых, успевших пожить, пообноситься и хранящих на своей поверхности восхитительные следы времени. Не все, но многие из этих вещей сейчас производит Artek. Фотографии взяты с сайта lauritz.com, где владельцы старых хороших предметов мебели устраивают аукционы. Проницательный читатель увидит связь между иллюстрациями и содержанием интервью.

Алвар Аалто (Alvar Aalto).

Вы говорили на лекции, что ваша фирма – это “портфельная компания”. Объясните, пожалуйста, в чем разница между портфельной компанией и дизайнерской компанией.

На самом деле, тут нет никакой разницы. Портфельная компания может быть одновременно и дизайнерской. Особенность Artek – в том, что это как бы шоу одного человека, все спроектировал Алвар Аалто.

Но мы стремимся расширять портфолио, чтобы продавать и другие знаковые коллекции. Мы присоединили к себе коллекцию Илмари Тапиоваары, у нас есть несколько вещей Эро Аарнио, есть Фукасава, Сигэру Бан, работы Харри Коскинена. Таким образом, наше портфолио – книга с несколькими главами, не с одной.

Алвар Аалто (Alvar Aalto). Кресло для санатория в Паймио, модель 41. 1932

Как я понимаю, вы не делаете ежегодные коллекции?

Делаем! Мы выпускаем новую коллекцию каждые два-три года. В прошлом году мы показывали светильники Вилле Кокконена, а сейчас мы в процессе создания двух коллекций. Одна – это светильники, а другая, очень интересная, с дизайнером, который пользуется мировой известностью – ее мы запустим в 2014 году.

И что это за дизайнер?

К сожалению, не могу вам назвать имя!

Алвар Аалто (Alvar Aalto). Диван. Модель 43, 1932

Как вы выбираете дизайнеров?

Знаете, в этом много химии. Мы не делаем с дизайнерами проекты – для нас это отношения. Мы начали сотрудничать с Сигэру Баном и продолжаем с ним сотрудничать. Мы начали работать с Харри Коскинненом, и мы уже почти замужем за Харри Коскинненом. Если хороший дизайнер нам по душе, мы стараемся узнать, как он работает, узнать, насколько наши производственные возможности сходятся с его методом работы, как наша команда может помочь дизайнеру. Я считаю, что лучшие вещи появляются не сразу, и мы даем дизайнерам ошибаться.

Алвар Аалто (Alvar Aalto). Сервировочный столик для санатория в Паймио. 1932

Интересно, а как вы влюбились в Фукасаву?

Как? Ну, в своем магазине мы продаем мебель и других коллекций, не только свою, и мы хотели торговать мебелью Maruni, японской компании, с которой он сотрудничает. Мы знали о нем. И хотели просто познакомиться с ним. Мы сами себе не говорили, зачем к нему едем. Просто пришли и сказали: здравствуйте, г-н Наото Фукасава, мы хотели бы поговорить с вами. Мы говорили вообще о жизни, о том, как он провел лето, и вдруг поняли, что это случилось. Мы взяли и поняли: это наш человек, вперед. Почему это произошло… Он так влюблен в свое дело, так влюблен! И он перфекционист. Это здорово.

Алвар Аалто (Alvar Aalto). Стол и стулья, модель 66

Один редактор нашего журнала недавно был в Хельсинки и зашел в ваш магазин. Говорит, мебель Artek очень дорогая. Что ж она такая дорогая-то?

Дороговизна – вещь относительная. Наша мебель всегда, с самого начала была довольно дорогой, потому что тщательно отбирали березу, из которой ее делали, и делали тоже тщательно, а стоимость труда всегда высока. Но в конечном счете она дешевая, потому что ее жизненный цикл очень долог. Это не консюмеристский продукт. Мы предлагаем вещи, которыми вы будете пользоваться всю жизнь. Это хорошая инвестиция.

  • Алвар Аалто (Alvar Aalto). Стулья, модель 66
  • Алвар Аалто (Alvar Aalto). Стулья, модель 66
  • Это значит, что продукция Artek – не массовая продукция?

    Массовое производство… Знаете, все детали можно произвести одинаковым образом. Но потом их надо собрать, и отделка… самая дорогая вещь – это отделка. А ее необходимо сделать хорошо.

    В Финляндии, должно быть, много старой мебели Artek.

    Да.

    Алвар Аалто (Alvar Aalto). Шезлонг, модель 43. 1937

    Интересно, а обычные люди в Финляндии что думают об этой мебели? Они к ней относятся как к произведениям искусства или как к чему-то повседневному?

    Думают, что, да, она повседневная. Еще думают, что она качественная. Обычные люди, у которых по 40-50 лет стоит наша мебель, считают ее практичной. Иностранцы, например, японцы и американцы, ищут 20-30-летние вещи Artek и, думаю, относятся к ним как произведениям искусства. А для нас это – вещи обычные, хорошего качества, простые, разумное решение. Ведь мы рождаемся с ними. Мы окружены ими в детском саду, школе, университете. Я помню, у моей сестры в доме все было только Artek, Marimekko, Vuokko. И я думала: уж мой-то дом будет совсем другой! А закончилось тем, что я работаю в Artek, такие дела!

    Алвар Аалто (Alvar Aalto). Кресло. Модель 401, 1932

    Мне понравился наш спор о цене и качестве. По-моему, ваше поколение – поколение критиков. Вы размышляете о том, что вы хотите и что вам на самом деле надо. Еще, я думаю, важно иметь перспективу в прошлое, чтобы верить во что-то. Вокруг много информации, много образов. Нам нужно твердое основание, чтобы встать на него. Чтобы знать, откуда мы, куда мы идем, и так далее.

    По-моему, это так хорошо! По-моему, это так правильно! Мои дети покупают одежду в основном на блошиных рынках. Там же мы покупаем для дома все стекло. Оно у нас все старое. Я три года покупала на блошиных рынках стаканы Вирккалы. Старые вещи в доме позволяют видеть культурные слои жизни. Особенно молодым людям это полезно.

  • Алвар Аалто (Alvar Aalto).
  • Алвар Аалто (Alvar Aalto). Табуреты, модель 60. 1934
  • Алвар Аалто (Alvar Aalto). Вешалка

    Алвар Аалто (Alvar Aalto). Табурет Y61


  • Алвар Аалто (Alvar Aalto). Табурет X600, 1964
  • Алвар Аалто (Alvar Aalto). Табурет X610. 1954
  • Алвар Аалто (Alvar Aalto). Стол X800A, 1954
  • Алвар Аалто (Alvar Aalto). Стол X800A, 1954. Деталь
  • Алвар Аалто (Alvar Aalto). Детский стул

    Илмари Тапиоваара (Ilmari Tapiovaara). Кресло Crinolette, 1961

    Илмари Тапиоваара (Ilmari Tapiovaara). Кресло-качалка

    Илмари Тапиоваара (Ilmari Tapiovaara). Стул Mademoiselle. 1956

    Илмари Тапиоваара (Ilmari Tapiovaara). Стол и стулья Pirkka, 1957

    Илмари Тапиоваара (Ilmari Tapiovaara). Cтул Pirkka, 1957

  • Илмари Тапиоваара (Ilmari Tapiovaara). Стулья Fanett, 1955
  • Илмари Тапиоваара (Ilmari Tapiovaara). Стулья Fanett, 1955
  • Илмари Тапиоваара (Ilmari Tapiovaara). Стулья Fanett, 1955
  • Илмари Тапиоваара (Ilmari Tapiovaara). Табуреты Tale, 1952
  • Илмари Тапиоваара (Ilmari Tapiovaara). Табуреты Tale, 1952
  • читайте также

    Комментарии