Ремесло: хрустальная фабрика Lalique

На фабрике Lalique пользуются почти теми же технологиями, что и при основателе легендарной компании. А получаются в итоге вещи, которые выглядят всегда современными. 

Основатель фирмы с одним из своих творений (1930‑е годы).

Основатель фирмы с одним из своих творений (1930‑е годы).

Стекольное и хрустальное производство для Эльзаса — такой же проверенный столетиями специалитет, как, скажем, оружейный промысел для нашей Тулы: соответствующие мастера облюбовали эти края еще в XV веке. Впрочем, самый знаменитый производитель региона поселился в эльзасской деревне Винген-сюр-Модер только в начале 1920-х годов. 

Ресторан лайнера “Нормандия” Лалик украсил своими люстрами и стеклянными колоннами.

Ресторан лайнера “Нормандия” Лалик украсил своими люстрами и стеклянными колоннами.

В это время Рене Лалик, едва ли не самый предприимчивый и креативный ювелир ар-нуво, окончательно решился оставить прославившее его ремесло и занялся стеклом. Благо Эльзас именно после Первой мировой стал французским, и разместить там производство было не столько закономерно с точки зрения традиций, но и просто-напросто выгодно. В новой сфере деятельности Лалик привычно достиг сенсационного успеха, став одним из символов новой художественной эпохи, ар-деко.

  • Любовь Рене Лалика к стеклу начиналась с проектирования парфюмерных флаконов.
  • Эскизы Рене Лалика из музея компании.
  • Эскизы Рене Лалика из музея компании.
  • Сегодня мастера Lalique работают на том же месте, что и при отце-основателе, а вилла самого Рене Лалика — просторный фахверковый дом в эльзасском стиле — по-прежнему стоит на окраине Вингена (только недавно стала бутик-отелем с трехзвездочным мишленовским рестораном). Кажется, что самая радикальная революция в производстве случилась почти шестьдесят лет назад, когда сын Рене Лалика начал производить вместо стекла хрусталь. Но по отцовским моделям.

    Даже глиняные очаги, в которых расплавляется хрустальная масса, на фабрике делают вручную: это гарантия правильной температуры.

    Даже глиняные очаги, в которых расплавляется хрустальная масса, на фабрике делают вручную: это гарантия правильной температуры.

    Технологический процесс по-прежнему строится на ручном труде, и каждое изделие на многодневном пути от расплавленной хрустальной массы до сверкающей вазы, скульптуры или панели проходит через руки не менее чем десяти мастеров-специалистов. Заложенные почти сто лет назад принципы эстетики Lalique тоже свято оберегаются. Это не косность, а трезвый расчет. 

    Консистенцию расплавленного хрусталя мастера Lalique поэтично сравнивают с медом.

    Консистенцию расплавленного хрусталя мастера Lalique поэтично сравнивают с медом.

    Созданные еще Рене Лаликом вазы (скажем, Bacchantes, Tourbillons или Languedoc) без всякого ­дополнительного ­маркетинга остаются бестселлерами марки. Новые коллекции тоже часто подчеркивают абсолютную преемственность. Так, коллекция ваз и чаш Glycines вдохновлена лаликовским парфюмерным флаконом 1920 года, а коллекция Anemone построена на повторении одного мотива — цветка анемоны, особенно любимого Лаликом еще в его “ювелирный период”. Наверное, найдется мало марок, которые так гордо и так эффектно эксплуатируют свое прошлое — и притом никогда не выглядят старомодными.

    Нанесение эмали на грани вазы Tourbillons.

    Нанесение эмали на грани вазы Tourbillons.

    И все же компания не просто почивает на лаврах Рене Лалика. В последнее время Lalique в какие только коллаборации не пускался: украшал своим хрусталем специальную модель рояля Steinway, запускал серию художественных панелей вместе с Дэмиеном Херстом, сотрудничал с Элтоном Джоном, разрабатывал премиальную акустическую систему совместно с Жан-Мишелем Жарром, привлекал в качестве дизайнеров новых ваз знаменитых архитекторов — Марио Ботту и покойную Заху Хадид

  • В основе коллекции Anemone — ­полюбившийся Рене Лалику цветок.
  • Скульптура из коллекции Anemone.
  • Ваза из коллекции Geo (2016), созданной Марио Боттой.
  • Ваза Languedoc (1929).
  • Коллекция “архи­тектурных” ваз для Lalique стала одной из последних дизайнерских работ Захи Хадид.
  • Один из вариантов вазы Tourbillons.
  • Ваза из коллекции Захи Хадид для Lalique.
  • Чаша из коллекции Glycines.
  • Но удивительное дело: даже вещи, придуманные сторонними авторами с сильным индивидуальным почерком, все равно сохраняют вполне уловимую лаликовскую идентичность, которую ни с чем не спутаешь. И вот это уже загадка — даже самому прозрачному хрусталю все-таки есть что скрывать.

    На каждое изделие вручную наносят надпись Lalique France.

    На каждое изделие вручную наносят надпись Lalique France.

    Текст: Сергей Ходнев

    Фото: LALIQUE SA; lalique; ADAGP 2011 Paris — MusВe Lalique
    опубликовано в журнале №09 (154) Сентябрь 2016

    Комментарии