Ремесло: мебельная фабрика Arketipo

Новый виток в истории Arketipo, ­выпускающей мягкую мебель с 1980-х годов, случился в 2011-м, когда компанию купил дизайнерский бренд Cattelan Italia. С этого момента фабрика из промышленного городка Прато начала сотрудничать с такими дизайнерами, как Джино Каролло, Джузеппе Вигано и Мауро Липпарини.

Лоренцо Каттелан, генеральный директор Arketipo, рядом с креслом Juno по дизайну Мауро Липпарини.

Лоренцо Каттелан, генеральный директор Arketipo, рядом с креслом Juno по дизайну Мауро Липпарини.

Впрочем, называть производство Arketipo фабрикой можно с натяжкой – для его описания больше подходит слово “ателье”. Первое, что бросается в глаза при переходе из шоу-рума в цех, – это бесконечные ряды стеллажей с рулонами тканей, фурнитурой и нитками, а также козлы с лоскутами кожи и замши.

Чтобы образцы кожи не выцветали, их накрывают чехлом, который сейчас сняли.

Чтобы образцы кожи не выцветали, их накрывают чехлом, который сейчас сняли.

Работающие швейные машины создают здесь постоянный шум. Их видно из окна отдела разработки про­тотипов. Это своего рода центр управления: любая дизайнерская идея, прежде чем попасть на производство, проходит через этот отдел, трансформируясь из технических чертежей в экспериментальный прототип в натуральную величину. Этот подготовительный этап позволяет не только оптимизировать производственные технологии и расход материала, но и преду­смотреть или предотвратить любые технические погрешности.

Автоматизированный стол для раскроя кожаных деталей. Желтым помечаются незначительные дефекты, которые будут на невидимых глазу частях мебели.

Автоматизированный стол для раскроя кожаных деталей. Желтым помечаются незначительные дефекты, которые будут на невидимых глазу частях мебели.

Дальше утвержденные чертежи отправляются к мастерам по дерево- или металлообработке, а выкройки – в цех к мастерам-закройщикам. Ткани со сложным орнаментом раскраивают вручную, а работу с однотонным текстилем и кожей доверяют компьютеру. С кожей мороки больше всего: каждый окрашенный лоскут тщательно осматривается специалистом по контролю качества. Позволительны лишь мелкие изъяны, подтверждающие натуральность материала и тем самым повышающие его ценность.

На этот монитор выводится информация обо всех столах, где происходит раскройка.

На этот монитор выводится информация обо всех столах, где происходит раскройка.

Все дефекты помечаются определенным цветом. Желтым обозначают незначительные недостатки, которые допустимы, к примеру, на невидимых глазу сторонах предмета. А вот красных отметин при раскрое необходимо избегать. Все детали для одного предмета или комплекта стараются выкроить из одной партии кожи, чтобы не было несовпадений цвета. “Каждая партия кожи окрашивается по-разному, и это вполне естественно, –объясняет Мартина ­Альбертацци, директор по маркетингу компании Arketipo. – Информация о цвете заносится в гарантийный сертификат изделия, чтобы в ­случае необходимости можно было воссоздать нужный оттенок кожи с максимальной ­точностью”.

Мастер в отделе изготовления прототипов раскраивает чехол для кресла.

Мастер в отделе изготовления прототипов раскраивает чехол для кресла.

После того как чехол готов, он отправляется на встречу с каркасом, ожидающим его, как это называют на профессиональном жаргоне, “в белом”. Дело в том, что все мягкие детали мебели обтянуты белым текстилем. Непосредственно каркасы выпускаются мастерскими, расположенными в Тоскане и работающими эксклюзивно с Arketipo не один десяток лет.

Труд швей очень кропотливый: даже большой чехол может состоять из множества мелких деталей.

Труд швей очень кропотливый: даже большой чехол может состоять из множества мелких деталей.

“Раньше мы ежегодно пополняли свою коллекцию новыми моделями, – говорит Лоренцо Каттелан, генеральный директор Arketipo. – А сейчас уделяем внимание работе с цветом и материалами. Вот уже пару лет мы замечаем, что серый и бежевый преобладают в интерьерах. Такая тенденция сохранится и в этом году, тем более что в моду вошли приглушенные и “пыльные” оттенки зеленого, синего, коричневого, а также сочетания серого с землистым. Но это не значит, что мы совсем откажемся от ярких отделок. Небольшие кресла и пуфы вполне могут быть яркими, а вот большие предметы должны быть спокойного, неутомляющего оттенка”.

На фабрике Arketipo большой склад отделочных тканей.

На фабрике Arketipo большой склад отделочных тканей.

Фурнитура, которую используют для отделки мягкой мебели.

Фурнитура, которую используют для отделки мягкой мебели.

С капризными мате­риа­лами раскройщикам приходится работать вручную.

С капризными мате­риа­лами раскройщикам приходится работать вручную.

Мастер надевает чехол на каркас. Даже внутренние поверхности мебели Arketipo будут с “отделкой”.

Мастер надевает чехол на каркас. Даже внутренние поверхности мебели Arketipo будут с “отделкой”.

Цех сборки мебели. Здесь каркасы и мягкие подушки встречаются друг с другом.

Цех сборки мебели. Здесь каркасы и мягкие подушки встречаются друг с другом.

Готовый и отглаженный диван Atlas перед упаковкой и отправкой заказчику.

Готовый и отглаженный диван Atlas перед упаковкой и отправкой заказчику.

  • Кресло Twiggy, дизайнер Джузеппе Вигано.
  • Диван Morrison, дизайнер Мауро Липпарини.
  • Консоль Aura, дизайнер Джузеппе Вигано.
  • Кресло с банкеткой Sin Seaty, дизайнер Джузеппе Вигано.
  • Текст: Елена Карцева

    Фото: Гвидо Клеричи
    опубликовано в журнале №06 (162) Июнь 2017

    читайте также

    Комментарии