Ремесло: стекольная фабрика Moser

“Добро пожаловать в ад!” – такой фразой меня встречают на фабрике Moser в Карловых Варах. Оглядываюсь по сторонам – милое, ладное здание фабрики, чудесная солнечная погода и улыбчивые сотрудники вокруг. Недоумеваю и прохожу в стекольный цех.

Здание фабрики Moser в Карловых Варах было построено в 1893 году

Тут-то и становится ясно, что имеет в виду мой провожатый. Восемь пышущих жаром печей, в каждой по восемь eмкостей с различной стекломассой, температура зашкаливает. Стеклодувы же себя чувствуют прекрасно и ловко жонглируют трубками для выдувания будущих шедевров. 

Cкульптура Buddy, ручная огранка, дизайнер Рене Рубичек. Всего было выпущено 60 экземпляров.

У каждого мастера четыре подмастерья, они ему во всем помогают. Зрелище поистине завораживающее. Всё происходит очень быстро, я только успеваю уворачиваться от движущихся платформ, которые везут алые ­вазы к печам с более низкими ­температурами для ­постепенного охлаждения. 

Мастер укрепляет будущую вазу на стеклодувной трубке.

Времени около десяти утра: сейчас делают только вазы с толстыми стенками. Тонкие, хрупкие бокалы выдували в начале рабочего дня, около шести, когда стекломасса была максимально горячей и податливой. 

Графин из коллекции Splendid, созданной в 1947 году по случаю бракосочетания английской королевы Елизаветы II и герцога Филиппа Эдинбургского

Загля­дываю в печь – внутри прозрачная “лава”. Переливаясь огненными цветами, она постепенно остывает, становится гуще, и к двум часам дня все работы заканчиваются.

Требуется около 10 лет практики, чтобы стать стеклодувом. Здесь важно чувствовать стекло, иметь талант и недюжинную силу, чтобы удерживать 20-килограммовые вазы на тонкой трубке.

Мастера ловко выдувают вазу за вазой, игриво мне подмигивают и даже успевают выпить пива в перерывах! Стеклодувы – единственные сотрудники фабрики, которым официально разрешается пить пиво за работой, четыре бутылки в день. Это исторически сложившаяся традиция, так было и сто пятьдесят пять лет назад, когда фабрика только открылась.

У каждого стеклодува своя любимая пивная кружка. Те, кто не пьет пиво, пьют лимонад.

 “Наши методы и технологии традиционны. Меняются материалы, появляются новые инструменты, облегчающие труд наших мастеров, но, как и прежде, стеклодув должен набрать стекломассу на стекольную трубку и затем выдуть изделие. Его невозможно заменить машиной”, — поясняет глава фабрики Антонин Влк.

Чаша  из коллекции Copernicus по дизайну нынешнего арт-директора фабрики Лукаша Ябурека.

Ваза Gema (при ее изготовлении соединяются два разных стекла в горячем виде)

После того как хрустальные заготовки остыли, они проходят первый контроль качества. Здесь работают самые невозмутимые и строгие сотрудники, они безжалостно выбрасывают неудачные экземпляры. То и дело слышен звук бьющегося стекла: это очередная ваза не прошла кастинг и отправилась на переплавку. По статистике, всего одна из пяти одинаковых ваз по душе контролеру. Форма должна быть идеальной, стекло однородным, без воздушных пузырьков внутри.

Классическая коллекция Copenhagen, созданная в 1909 году и являющаяся официальным набором Пражского града

Стакан из коллекции “Оптик” с эффектом преломления света

Далее продукция отправляется в цех полировки – это, по всей ­видимости, “чистилище”, догадываюсь я. Тут вазы, бокалы, фужеры освобождают от стеклянных “шапочек”, оставшихся после выдувки, шлифуют, полируют и моют в специальном шампуне, добиваясь кристального блеска и прозрачности. 

Наступает черед огранки и пескоструйной обработки – эта новая технология появилась в 2001 году, раньше для выжигания узоров использовали кислоту. После огранки ваза, весившая 20 кг, становится “пушинкой” – всего 5 кг.

Ваза Comfort, которую гранильщики между собой называют “кеглей”.

Кисточки для ручной полировки золота и платины сделаны из полудрагоценных камней – агата и гематита.

Финальная же и самая трудоемкая ступень производства – стекольный “рай”. На этом этапе предметы попадают в искусные руки художников-граверов. 

Бокал для коньяка из коллекции Paula

В арсенале гравировщика более сотни дисков для прочерчивания линий. Они различаются по твердости, толщине и глубине проникновения.

Чаша Aura для букетов в японском стиле

Над некоторыми вазами они работают по несколько месяцев. Райское время течет неторопливо, вокруг мастеров – кадки с пальмами, атмосфера расслабленная и творческая. 

Картина Франсуа Буше “Туалет Венеры”, 1751, служит  образцом для  мастера.

Гравер Владимир Скала работает над вазой Afrodite.

Сорок дней понадобится художнику-граверу, чтобы перенести сюжет картины на хрустальную вазу.

 Шаг за шагом, день за днем на вазах появляются картины по мотивам Пюви де Шаванна, Вильяма Бугро и Франсуа Буше. Гравер Людвиг Мозер, открывший свою скромную мастерскую в середине XIX века, наверняка гордился бы своими последователями.

Ваза Globe

Текст: Татьяна Шарапова

читайте также

Комментарии