Портрет: декоратор Мартин Лоренс-Буллард

Мартина Лоренс-Булларда называют голливудским декоратором – в клиентах у него звезды и сам он красавец почти киношный. Специально для AD Дорис Шеврон расспросила Мартина о ­секретах создания сексуального интерьера.

Мартин Лоренс -Буллард
Родился в 1967 году в Лондоне. Окончил лондонскую Королевскую академию художеств. Перебрался в Америку двадцать лет назад. Работал в Голливуде в качестве актера. Бюро Булларда не только делает интерьеры, но и выпускает ткани и мебель. Лауреат премии Andrew Martin. Регулярно попадает в список ста лучших дизайнеров мира по версии американского AD.

Список клиентов Мартина Лоренс-Булларда напоминает репортаж с оскаровской церемонии. Кристина Агилера, Оззи Осборн, Элтон Джон, Шер, Кид Рок, Ребекка Ромин, Эдвард Нортон, Ева Мендес... В принципе можно продолжить, но и так уже эффектно, правда же? Доступ в звездные умы Мартин получил почти случайно: снимаясь в фильме “Я проснулся рано в день моей смерти”, он пригласил продюсера Виктора Гинзбурга в гости. Жил будущий декоратор в крошечном домике, который оформил вещами с блошиных рынков. Гинзбург пришел в восторг и заказал Мартину интерьер офиса своей продюсерской компании. Бюджет проекта составлял $30 000, но Лоренс-Буллард не ударил в грязь лицом: результат оказался так хорош, что с заказами к нему стали обращаться все актеры, заходившие в офис Гинзбурга. 

Спальня в лос-анджелесском пентхаусе Элтона Джона. “Хорошая художественная инсталляция над кроватью — это очень сексуально”, — считает Буллард.

Теперь, двадцать лет спустя, Мартин и сам звезда – по американскому телевидению успешно идет реалити-шоу “Декоратор на миллион долларов”, в котором Мартин и его коллеги на глазах у изумленной публики оформляют дома лос-анджелесских богатеев. Осенью 2011-го у него вышла в Rizzoli книжка Live, Love and Decorate – “Живи, люби и декорируй”. Предисловие написал благодарный клиент Элтон Джон. AD показалось, что лучшего кандидата для мастер-класса на тему сексуальных интерьеров, чем красавец Мартин, нам не найти.

Гостиная в доме Джулии Соркин, жены оскаровского лауреата сценариста Алана Соркина. Дом находится в Беверли-Хиллз.

– У вас масса звездных клиентов, и вы удовлетворяете все их прихоти. Что делаете, когда они просят “чего-нибудь погорячее”?

– У меня был один клиент – мужчина, очень, очень знаменитый. Он честно сказал: “Сделай мне комнату для секса”, но так откровенны не многие. Обычно просят “чувственной обстановки”. Это понятно, всем хочется дом сексуально подзарядить. Шер в последней квартире желала ощущать себя индийской принцессой. Я убрал все стены в спальне и поставил в центре огромного пространства шикарную ванну. Вокруг сделал полупрозрачный золотой занавес. Когда она принимает, хм, друзей и отправляется в ванну, и ее можно лишь силуэтом увидеть сквозь эротичную золотую вуаль – представляете, какой эффект?

Ванная комната в квартире Шер в Лос-Анджелесе.
Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этой квартиры.

– Да уж, надо думать. Но ванна, занавеси прозрачные – это традиционные вещи. А можно ли сделать сексуальным квадрат?

– Что угодно можно сделать сексуальным. Всё зависит от материала, от фактуры. Кубик может оказаться сексуальным журнальным столиком из оникса – особенно если с подсветкой, чтобы ночью выглядеть загадочно. А еще кубик можно змеиной кожей покрыть... Обтяни простую кушетку замшей или бархатом – и вот она уже стала эротичным шезлонгом, который так к себе и манит.

Спальня в доме рок-певца Кид Рока, Малибу.
Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этого дома.

– Хорошо, а какие еще дизайнеры – кроме вас, само собой, – способны на создание эротически заряженной мебели?

– Филипп Старк. Всё, что он делает, имеет сексуальный подтекст. Он проектирует кресла низкими, чтобы тела сидящих в них людей казались длиннее и сексуальнее. В его зеркалах как-то по-особому всё отражается. Можно сказать, что Старк эротизировал нашу повседневную жизнь. Еще мне кажется, что дизайнеры середины ХХ века очень эротично работали – был, например, такой голливудский декоратор Билли Хейнс, у него что ни кресло, то воплощенная фантазия.

Гостиная дома риелтора Криса Кортаццо в Малибу. На стене — фотоработы Лени Рифеншталь из коллекции хозяина.

– Это интересно – про низкие кресла и сексуальное впечатление от сидящих. Пропорции влияют на сексапильность интерьера?

– Конечно! Самые сексуальные интерьеры, по-моему, делал Ричард Нойтра. У него всё так обманчиво просто, и постоянно происходит “игра” между декором дома и окружающей природой. Не зря Том Форд – вот еще, кстати, невероятно сексуальный дизайнер! – является таким фанатом домов Нойтры. Геометризм формы сам по себе ничего не значит. Главное, чтобы мебель была удобной. Я считаю, что кресло “Барселона” Мис ван дер Роэ – чуть ли не самая сексуальная вещь в истории дизайна. У меня два в офисе стоят. Правда, я их черным мехом перетянул. Ну и что, что они – классика дизайна? Мне хотелось оставить на них свой след. И еще, конечно, цвет очень важен. Заходишь в комнату, где стены покрыты красным лаком, и невольно думаешь: человек тут живет затейливый. А будь они серо-белыми, иной был бы эффект. Но, с другой стороны, освещение может полностью изменить обстановку в помещении и сделать его эротичным. Вы подумайте, как круто контролировать сексапильность одним щелчком выключателя!

Спальня в доме Криса Кортаццо. Африканские мотивы смешаны со средиземноморскими.

– А вам самому какие дома кажутся сексуально привлекательными?

– Ой, мне столько всего нравится... Ну, допустим, Брайтонский павильон. Визит туда – одно из ярчайших впечатлений моего детства. Там такие фантазии на индийские темы, мама не горюй. Принц-регент специально строил его “для утех”. Или гарем дворца Топкапы: там кажется, что стены до сих пор вибрируют от эротической энергии. Но и Тадж-Махал, хотя он и посмертный мемориал, тоже сексуален: это памятник великой страсти.

Гостиная в доме одной из любимых клиенток Мартина, экс-модели Шерил Тигс в Бель-Эйр.
Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этого дома.

– Так что же для вас “сексуальный дизайн”?

– Любой дизайн, который не оставляет меня равнодушным. А волнует меня то, в чем есть изюминка, придурь, что-то... личное. Без индивидуальности нет ни секса, ни творчества. Она – кислород, которым мы дышим. 

Гостиная в нью-йоркской квартире Тамары Меллон — хозяйки обувной марки Jimmy Choo.

7 вещей, которые возбуждают Мартина Лоренс-Булларда:

1. Ловелл-хаус, архитектор Ричард Нойтра, 1929 год. “Принято думать, что модернизм – стиль холодный и несексуальный. Стоит только взглянуть на дома Нойтры, чтобы убедиться: это далеко не так”.

2. Интерьеры Билли Хейнса (на фото – гостиная дома Фрэнсис и Сиднея Броди). “В 1950-х Хейнс был любимым дизайнером кинозвезд. Когда какая-нибудь Грейс Келли садилась в кресло по его эскизу, ее ноги казались длиннее, а сама девушка, соответственно, привлекательнее”.

3. Гарем во дворце Топкапы, Стамбул, XVI век. “Такой изысканный мозаичный рисунок, такое многоцветье... Покои построили специально для секса, и это, по-моему, до сих пор чувствуется”.

4. Мебель дизайнера Джузеппе Каневезе с комиксами Гвидо Крепакса про сексуальные похождения некой Валентины. “Говорят, намеки соблазнительнее откровенных предложений секса. Но игривость тоже эротична. Особенно если сама мебель удобная”.

5. Брайтонский павильон, возведенный для Георга IV. Архитекторы Генри Холланд (1787) и Джон Нэш (1822). “Это просто праздник чувственных фантазий на восточные темы. Не увидь я его в детстве, наверное, не стал бы декоратором”.

6. Соковыжималка Juicy Salif, дизайн Филиппа Старка, Alessi. “Всё, что делает Старк, сексуально – сами формы его предметов вызывают эротические ассоциации”.

7. Кресло Barcelona, дизайнер Людвиг Мис ван дер Роэ. “Великолепный пример мебели, которую я считаю эротичной: четкая форма, простые линии – и за километр видно, что сидеть будет невероятно удобно”.

Текст: Дорис Шеврон 

Фото: Tim street-porter; Tim street-porter/Esto; Alamy/Итар-тасс; Getty images/Fotobank.com; Архивы пресс-служб
опубликовано в журнале №3 (104) март 2012

читайте также

Комментарии