Портрет: декоратор Мартин Лоренс-Буллард

Мартина Лоренс-Булларда называют голливудским декоратором – в клиентах у него звезды и сам он красавец почти киношный. Специально для AD Дорис Шеврон расспросила Мартина о ­секретах создания сексуального интерьера.

Мартин Лоренс -Буллард<br />
Родился в 1967 году в Лондоне. Окончил лондонскую Королевскую академию художеств. Перебрался в Америку двадцать лет назад. Работал в Голливуде в качестве актера. Бюро Булларда не только делает интерьеры, но и выпускает ткани и мебель. Лауреат премии Andrew Martin. Регулярно попадает в список ста лучших дизайнеров мира по версии американского AD.

Мартин Лоренс -Буллард
Родился в 1967 году в Лондоне. Окончил лондонскую Королевскую академию художеств. Перебрался в Америку двадцать лет назад. Работал в Голливуде в качестве актера. Бюро Булларда не только делает интерьеры, но и выпускает ткани и мебель. Лауреат премии Andrew Martin. Регулярно попадает в список ста лучших дизайнеров мира по версии американского AD.

Список клиентов Мартина Лоренс-Булларда напоминает репортаж с оскаровской церемонии. Кристина Агилера, Оззи Осборн, Элтон Джон, Шер, Кид Рок, Ребекка Ромин, Эдвард Нортон, Ева Мендес... В принципе можно продолжить, но и так уже эффектно, правда же? Доступ в звездные умы Мартин получил почти случайно: снимаясь в фильме “Я проснулся рано в день моей смерти”, он пригласил продюсера Виктора Гинзбурга в гости. Жил будущий декоратор в крошечном домике, который оформил вещами с блошиных рынков. Гинзбург пришел в восторг и заказал Мартину интерьер офиса своей продюсерской компании. Бюджет проекта составлял $30 000, но Лоренс-Буллард не ударил в грязь лицом: результат оказался так хорош, что с заказами к нему стали обращаться все актеры, заходившие в офис Гинзбурга. 

Спальня в лос-анджелесском пентхаусе Элтона Джона. “Хорошая художественная инсталляция над кроватью — это очень сексуально”, — считает Буллард.

Спальня в лос-анджелесском пентхаусе Элтона Джона. “Хорошая художественная инсталляция над кроватью — это очень сексуально”, — считает Буллард.

Теперь, двадцать лет спустя, Мартин и сам звезда – по американскому телевидению успешно идет реалити-шоу “Декоратор на миллион долларов”, в котором Мартин и его коллеги на глазах у изумленной публики оформляют дома лос-анджелесских богатеев. Осенью 2011-го у него вышла в Rizzoli книжка Live, Love and Decorate – “Живи, люби и декорируй”. Предисловие написал благодарный клиент Элтон Джон. AD показалось, что лучшего кандидата для мастер-класса на тему сексуальных интерьеров, чем красавец Мартин, нам не найти.

Гостиная в доме Джулии Соркин, жены оскаровского лауреата сценариста Алана Соркина. Дом находится в Беверли-Хиллз.

Гостиная в доме Джулии Соркин, жены оскаровского лауреата сценариста Алана Соркина. Дом находится в Беверли-Хиллз.

– У вас масса звездных клиентов, и вы удовлетворяете все их прихоти. Что делаете, когда они просят “чего-нибудь погорячее”?

– У меня был один клиент – мужчина, очень, очень знаменитый. Он честно сказал: “Сделай мне комнату для секса”, но так откровенны не многие. Обычно просят “чувственной обстановки”. Это понятно, всем хочется дом сексуально подзарядить. Шер в последней квартире желала ощущать себя индийской принцессой. Я убрал все стены в спальне и поставил в центре огромного пространства шикарную ванну. Вокруг сделал полупрозрачный золотой занавес. Когда она принимает, хм, друзей и отправляется в ванну, и ее можно лишь силуэтом увидеть сквозь эротичную золотую вуаль – представляете, какой эффект?

– Да уж, надо думать. Но ванна, занавеси прозрачные – это традиционные вещи. А можно ли сделать сексуальным квадрат?

– Что угодно можно сделать сексуальным. Всё зависит от материала, от фактуры. Кубик может оказаться сексуальным журнальным столиком из оникса – особенно если с подсветкой, чтобы ночью выглядеть загадочно. А еще кубик можно змеиной кожей покрыть... Обтяни простую кушетку замшей или бархатом – и вот она уже стала эротичным шезлонгом, который так к себе и манит.

– Хорошо, а какие еще дизайнеры – кроме вас, само собой, – способны на создание эротически заряженной мебели?

– Филипп Старк. Всё, что он делает, имеет сексуальный подтекст. Он проектирует кресла низкими, чтобы тела сидящих в них людей казались длиннее и сексуальнее. В его зеркалах как-то по-особому всё отражается. Можно сказать, что Старк эротизировал нашу повседневную жизнь. Еще мне кажется, что дизайнеры середины ХХ века очень эротично работали – был, например, такой голливудский декоратор Билли Хейнс, у него что ни кресло, то воплощенная фантазия.

Гостиная дома риелтора Криса Кортаццо в Малибу. На стене — фотоработы Лени Рифеншталь из коллекции хозяина.

Гостиная дома риелтора Криса Кортаццо в Малибу. На стене — фотоработы Лени Рифеншталь из коллекции хозяина.

– Это интересно – про низкие кресла и сексуальное впечатление от сидящих. Пропорции влияют на сексапильность интерьера?

– Конечно! Самые сексуальные интерьеры, по-моему, делал Ричард Нойтра. У него всё так обманчиво просто, и постоянно происходит “игра” между декором дома и окружающей природой. Не зря Том Форд – вот еще, кстати, невероятно сексуальный дизайнер! – является таким фанатом домов Нойтры. Геометризм формы сам по себе ничего не значит. Главное, чтобы мебель была удобной. Я считаю, что кресло “Барселона” Мис ван дер Роэ – чуть ли не самая сексуальная вещь в истории дизайна. У меня два в офисе стоят. Правда, я их черным мехом перетянул. Ну и что, что они – классика дизайна? Мне хотелось оставить на них свой след. И еще, конечно, цвет очень важен. Заходишь в комнату, где стены покрыты красным лаком, и невольно думаешь: человек тут живет затейливый. А будь они серо-белыми, иной был бы эффект. Но, с другой стороны, освещение может полностью изменить обстановку в помещении и сделать его эротичным. Вы подумайте, как круто контролировать сексапильность одним щелчком выключателя!

Спальня в доме Криса Кортаццо. Африканские мотивы смешаны со средиземноморскими.

Спальня в доме Криса Кортаццо. Африканские мотивы смешаны со средиземноморскими.

– А вам самому какие дома кажутся сексуально привлекательными?

– Ой, мне столько всего нравится... Ну, допустим, Брайтонский павильон. Визит туда – одно из ярчайших впечатлений моего детства. Там такие фантазии на индийские темы, мама не горюй. Принц-регент специально строил его “для утех”. Или гарем дворца Топкапы: там кажется, что стены до сих пор вибрируют от эротической энергии. Но и Тадж-Махал, хотя он и посмертный мемориал, тоже сексуален: это памятник великой страсти.

– Так что же для вас “сексуальный дизайн”?

– Любой дизайн, который не оставляет меня равнодушным. А волнует меня то, в чем есть изюминка, придурь, что-то... личное. Без индивидуальности нет ни секса, ни творчества. Она – кислород, которым мы дышим. 

Гостиная в нью-йоркской квартире Тамары Меллон — хозяйки обувной марки Jimmy Choo.

Гостиная в нью-йоркской квартире Тамары Меллон — хозяйки обувной марки Jimmy Choo.

7 вещей, которые возбуждают Мартина Лоренс-Булларда:

1. Ловелл-хаус, архитектор Ричард Нойтра, 1929 год. “Принято думать, что модернизм – стиль холодный и несексуальный. Стоит только взглянуть на дома Нойтры, чтобы убедиться: это далеко не так”.

Портрет: декоратор Мартин Лоренс-Буллард

2. Интерьеры Билли Хейнса (на фото – гостиная дома Фрэнсис и Сиднея Броди). “В 1950-х Хейнс был любимым дизайнером кинозвезд. Когда какая-нибудь Грейс Келли садилась в кресло по его эскизу, ее ноги казались длиннее, а сама девушка, соответственно, привлекательнее”.

Портрет: декоратор Мартин Лоренс-Буллард

3. Гарем во дворце Топкапы, Стамбул, XVI век. “Такой изысканный мозаичный рисунок, такое многоцветье... Покои построили специально для секса, и это, по-моему, до сих пор чувствуется”.

Портрет: декоратор Мартин Лоренс-Буллард

4. Мебель дизайнера Джузеппе Каневезе с комиксами Гвидо Крепакса про сексуальные похождения некой Валентины. “Говорят, намеки соблазнительнее откровенных предложений секса. Но игривость тоже эротична. Особенно если сама мебель удобная”.

Портрет: декоратор Мартин Лоренс-Буллард

5. Брайтонский павильон, возведенный для Георга IV. Архитекторы Генри Холланд (1787) и Джон Нэш (1822). “Это просто праздник чувственных фантазий на восточные темы. Не увидь я его в детстве, наверное, не стал бы декоратором”.

Портрет: декоратор Мартин Лоренс-Буллард

6. Соковыжималка Juicy Salif, дизайн Филиппа Старка, Alessi. “Всё, что делает Старк, сексуально – сами формы его предметов вызывают эротические ассоциации”.

Портрет: декоратор Мартин Лоренс-Буллард

7. Кресло Barcelona, дизайнер Людвиг Мис ван дер Роэ. “Великолепный пример мебели, которую я считаю эротичной: четкая форма, простые линии – и за километр видно, что сидеть будет невероятно удобно”.

Портрет: декоратор Мартин Лоренс-Буллард

Текст: Дорис Шеврон 

Фото: Tim street-porter; Tim street-porter/Esto; Alamy/Итар-тасс; Getty images/Fotobank.com; Архивы пресс-служб
опубликовано в журнале №3 (104) март 2012

Комментарии