Гид по Риге с Еленой Орловой

Отельер и поклонница стиля ар-нуво Елена Орлова показала редактору AD Анастасии Ромаш­кевич свои любимые места в Риге и ее окрестностях.

Гид по Риге с Еленой Орловой

1. Квартал ­ар-нуво

Через час прогулки в районе рижских улиц Элизабетес и Альберта у вас неминуемо начинает ныть шея от усталости – нельзя же все время ходить с задранной головой, рассматривая фасады зданий. Отельер Елена Орлова, согласившаяся стать нашим гидом, прежде всего повела нас не в хрестоматийный Старый город, а в квартал ар-нуво (в Риге в ходу термин “югендстиль”). Елена москвичка, но в Риге была столько раз, что знает здесь каждый камень и уже немного понимает по-латышски.

Квартал ар-нуво

Квартал ар-нуво

В выходные машин на улицах почти нет, и мы безнаказанно разгуливаем по проезжей части – отсюда лучше видно угловые башенки, которыми любил украшать свои дома Константин Пекшенс. Наряду с Михаилом Эйзенштейном (отцом режиссера Сергея Эйзенштейна) он был одним из главных идеологов рижского югендстиля.

Голубой дом по адресу: улица Элизабетес, 10b, построен по проекту Михаила Эйзенштейна и считается визитной карточкой рижского югендстиля

Голубой дом по адресу: улица Элизабетес, 10b, построен по проекту Михаила Эйзенштейна и считается визитной карточкой рижского югендстиля

Местная версия ар-нуво не так кудрява, как московская, но если присмотреться к деталям, оказывается, что дома здесь не менее затейливы и разнообразны. “Посмотрите, с какой фантазией все сделано. Не найдешь двух одинаковых зданий!” – восхищается наша провожатая. Большая часть этих домов строилась как доходные. В 1990-х их вернули наследникам прежних хозяев, и теперь в них снова квартирует рижский средний класс. Первые этажи нередко занимают кафе, где стоит отведать местный специалитет – шарики из козьего сыра. Там же, в кафе, легко убедиться в том, что рижане в массе своей говорят по-русски не хуже, чем на родном языке.

Улица Альберта, 13,  — дом по проекту Михаила Эйзенштейна. На заднем плане дом 11, работа Эйжена Лаубе

Улица Альберта, 13,  — дом по проекту Михаила Эйзенштейна. На заднем плане дом 11, работа Эйжена Лаубе

2. Где жить?

Для Елены этот вопрос не стоит: в 2009 году она открыла в Риге гостиницу Gallery Park Hotel, с тех пор там и останавливается.

Елена Орлова рядом со своей гостиницей Gallery Park Hotel

Елена Орлова рядом со своей гостиницей Gallery Park Hotel

Гостиница находится в десяти минутах ходьбы от квартала ар-нуво и примерно на таком же расстоянии от старого центра. Здание XIX века в советские годы успело побывать какой-то конторой, следы которой устраняли путем долгой реставрации. 

Лобби гостиницы Gallery Park Hotel

Лобби гостиницы Gallery Park Hotel

Сейчас стены гостиничного лобби отделаны тисненой кожей, в общественных зонах стоят диваны по дизайну Йозефа Хоффмана, а в номерах – антиквариат в стиле ампир. Здесь же находится ресторан Renommé. По утрам там кормят вкусными, но вполне обычными круассанами и кашей, зато по вечерам подаются эскимо из курицы, съедобная земля в цветочном горшке и прочие чудеса, благодаря которым заведение имеет репутацию лучшего гурмэ-ресторана в городе.

Чудеса высокой гастрономии в ресторане Renommé

Чудеса высокой гастрономии в ресторане Renommé

3. Антиквариат

Антикварный салон Antikva Елена считает лучшим в городе – сама не раз покупала здесь вещи и для московской квартиры, и для гостиницы. В том числе гравюру XIX века с изображением здания, в котором сейчас располагается Gallery Park Hotel. Гравюры, а также столовое серебро – это классика сувенирного жанра, благо старинные предметы стоимостью до трехсот лат можно вывозить из страны без разрешения. Впрочем, подобные мелочи можно купить и в других антикварных лавках. В Antikva главное – это мебель и картины русских художников: Сергея Виноградова, Виктора Батурина, Андрея Шильдера, Петра Кончаловского. 

Елена рассматривает каталог гравюр в салоне Antikva

Елена рассматривает каталог гравюр в салоне Antikva

“Хозяин салона очень активный человек, много ездит по аукционам, привозит интересные вещи”, – рассказывает Елена. На первом этаже, прямо у входа, выставлено несколько столовых гарнитуров в стиле ар-нуво, а под живопись отве­ден весь второй этаж. О его посещении лучше договариваться заблаговременно.

Модель четырехмачтового барка “Седов” в салоне Antikva

Модель четырехмачтового барка “Седов” в салоне Antikva

4. Дизайн

Дизайнерский центр Риги находится в районе под названием Берга Базарc. Это, кстати, тоже памятник архитектуры – комплекс, объединивший магазины и жилые дома, построенный на рубеже XIX–ХХ веков по проекту уже знакомого нам Константина Пекшенса. Два раза в месяц по субботам здесь работают блошиный рынок и гастрономическая ярмарка Slow Food. Но мы на праздник живота не попали – приехали в Ригу в “неправильные” выходные, когда в Берга Базарc тихо и относительно безлюдно. Пришлось довольствоваться обычным шопингом.

Вязаные аксес­суары из Riija

Вязаные аксес­суары из Riija

Что касается крупных предметов интерьера, то открытий здесь не ждите. Марки в основном те же, что и в московских магазинах. Как признаются местные жители, с мебельным дизайном у них пока не очень ладится. Зато всякая симпатичная мелочовка латышам традиционно удается. В Берга Базарc стоит заглянуть в магазинчик Garage за льняными простынями, полотенцами и скатертями по дизайну Лаймы Каугуре. Полотенца довольно жесткие, но так и должно быть – они предназначены для растирания после сауны.

Вход в салон Garage

Вход в салон Garage

Другой популярный латышский сувенир – вязаные варежки. Елена рассказывает, что раньше покупала их у бабушек в Старом городе, а теперь появился магазин Riija, где традиционные промыслы предлагаются под дизайнерским “соусом”. Проявляется это прежде всего в цветовой гамме – интерьер магазина и вещи в нем выдержаны в строгой натуральной гамме, никакой пестроты, характерной для уличных развалов. Поми­мо узорчатых рукавиц в Riija стоит покупать все тот же лен, керамику, душистые свечки и прочие домашние мелочи.

Украшение из салона Putti

Украшение из салона Putti

Следующая остановка – салон Putti, где продаются украшения латышских дизайнеров. Место совсем новое, Елена здесь впервые. Кольца, браслеты и ожерелья – как на подбор крупные и причудливые, словно лепной декор на фасадах Михаила Эйзенштейна. Посмотреть интерес­но, но надеть на себя эту “амуницию” отважится не всякая девушка. Мы струсили и ушли без ­покупок.

Украшение из салона Putti

Украшение из салона Putti

5. Музей югендстиля

На нашем пути снова возникает постройка Константина Пекшенса – только что мы побывали на спроектированном им Берга Базарc, а теперь отправляемся в квартиру, где архитектор жил в 1903–1907 годах. Сейчас в ней работает Музей югендстиля.

Лестница в доме, построенном по проекту Константина Пекшенса. На первом этаже, в бывшей квартире архитектора, теперь работает Музей югендстиля

Лестница в доме, построенном по проекту Константина Пекшенса. На первом этаже, в бывшей квартире архитектора, теперь работает Музей югендстиля

Первое потрясение – украшенная росписями лестница. Даже не верится, что обитатели дома запросто ходят по такой красоте вверх-вниз (за исключением музейной квартиры это самый обычный жилой дом). Девушки-экскурсоводы одеты в платья и шляпы по моде начала ХХ века, разговаривают с мягким латышским акцентом и в свободное от общения с туристами время пекут печенье в старинной дровяной плите. Эта плита и росписи стен, обнаруженные реставраторами под множеством слоев обоев, – единственное, что осталось от обстановки, в которой жил архитектор. Мебель для музея покупали в антикварных магазинах, кое-что пожертвовали добровольцы. Теперь всё в квартире – от торжественной и важной гостиной до скромной комнаты горничной – стопроцентная историческая правда. Так мог бы жить и сам Пекшенс, и его состоятельные современники.

Елена Орлова  и экскурсовод на кухне музея

Елена Орлова  и экскурсовод на кухне музея

Конечно, образцы ар-нуво можно увидеть и в больших музеях, но здесь этот стиль предстает в ином свете – это не парадный вариант, к которому мы привыкли, а домашний и приземленный. Одним словом, уютный.

Столовая в Музее югендстиля

Столовая в Музее югендстиля

6. Пекарня LĀČI

Землю, на которой находится пекарня, Нормундс Скаугис получил по реституции. Сначала пробовал разводить бычков, но быстро переквалифицировался в пекари.

Одна из стадий выпечки хлеба

Одна из стадий выпечки хлеба

Ржаной хлеб Lāči с виду напоминает знакомые с советского детства батоны рижского, но технология используется другая: закваска без дрожжей, печи дровяные, все процессы – вручную. Хлеб получается очень полезным и может храниться неделями, не черствея. Но это теория, а главное здесь все-таки практика: экскурсантам выдают белые халаты и шапочки и отправляют по цехам, а для большей наглядности беспрестанно потчуют образцами продукции. 

Кадушки с мукой

Кадушки с мукой

Гвоздь программы – собственноручная выпечка хлеба. Сформовать каравай, имеющий хотя бы отдаленно товарный вид, – уже целое дело. Затем вам предстоит с помощью длиннющей лопаты поместить его в раскаленную печь, а заодно прочувствовать, что на самом деле означает идиома “пышет жаром”. 

Одна из стадий выпечки хлеба

Одна из стадий выпечки хлеба

После этого вам остается только ждать, пока испечется ваше произведение. Можно прогуляться на свежем воздухе, но есть идея получше – при пекарне работает кафе, где всё, вплоть до десертов, сделано с участием местного хлеба, а также магазин. 

Гид по Риге с Еленой Орловой

Там можно закупиться хлебом на ближайшие полгода (он, как мы помним, подолгу остается свежим). Не бойтесь, что стюардессы AirLatvia примут вас за голодающих. К пассажирам, чей багаж источает узнаваемый запах ржаного хлеба, они давно привыкли. 

Ржаной хлеб  в дровяной печи

Ржаной хлеб  в дровяной печи

Фото: Erik Riikoja
опубликовано в журнале №3 (93) март 2011

Комментарии