Ремесло: фарфоровая фабрика Lladró

Фабричный комплекс Lladró в местечке Тавернес-Бланкес напоминает образцовый пионерлагерь. За широкими воротами, у которых дежурит дружелюбный охранник, виднеются бассейн и баскетбольная площадка. На заднем плане – газон с бе­седкой, а по бокам тянутся светлые бетонные корпуса. 

Мастер за сборкой фигуры Дон Кихота. Чтобы придать фарфоровой коже ровный цвет, открытые части “тела” делаются из тонированного фарфора

Тиши­на, как во время тихого часа. Хотя на градуснике под тридцать пять, а на часах время сиесты, желающих освежиться в водоеме не видать. Сопровождающий меня менеджер поясняет, что в августе, когда фабрика уйдет на каникулы и ее территорию откроют для всех желающих, бассейн оккупируют ребятишки из соседних домов. В остальное время года сюда пускают по предварительной договоренности. Но приезжают в Тавернес-Бланкес все-таки не купаться, а посмотреть на производство – Lladró тайны из него не делает.

Формы для отливки фарфоровых деталей используются не более 25 раз, после чего нуждаются в замене

Ожидая, пока сотрудники вернутся с обеда в цеха, я гуляю по музею, где выставлен чуть ли не полный ассортимент марки. Среди старейших образцов – грустные Дон Кихоты и балерины в кружевных пачках. Есть и современные раритеты: фарфоровые господа в костюмах и галстуках, которых я приняла за инженеров, оказались мормонскими миссионерами. Делают их для американского рынка.

Судьба фарфоровой фигуры решается в печи. Чаще всего брак проявляется во время обжига

Следующая остановка – демонстрационный цех. Здесь всё так же, как на основном производстве, но компактней. За столами сидят исключительно женщины, погруженные в сборку и раскраску статуэток. Гид сообщает, что это типично – мужские пальцы не подходят для мелкой работы, сильный пол занят на отливке и обжиге. Как раз в эту минуту крепко сбитый парень подхватывает свисающий с потолка шланг и начинает заливать жидкий фарфор в гипсовые формы.

Работа над скульптурой “Цветочница”

Вообще рождение фигур начинается не в цеху, а в расположенном в глубине территории шатре, где работают художники. Фигуры ваяют из глины, потом они поступают на утверждение худсовета. Фабрика, основан­ная в 1953 году братьями Хуаном, Хосе и Висенте Льядро, остается семейным предприятием, так что все решения принимают их дети и внуки плюс пригла­шенный арт-директор. Сейчас этот пост занимает дизайнер Хайме Айон.

Создание цветочного букета. Сначала мастерица раскатывает фарфоровые капли, превращая их в лепестки

После заливки детали подсушивают и помещают в закрытую коробку. Главное – поддерживать влажность на определенном уровне: недосушенные детали деформируются при склейке, пересушенные трескаются при обжиге. На сборку статуэтки средней сложности уходит час, вместо клея – жидкий фарфор. Потом фигурку передают художникам. 

Затем один за другим крепит на основу

На моих глазах одна из женщин сосредоточенно красит волосы ­фарфоровой девочки в сиреневый цвет, на стойке с уже готовыми фигурками наблюдается не менее странная картина – розовые лягушки, зеленые лебеди и прочие ошибки природы. Настоящий цвет красок проявится только в печи. Изначально они прозрачные, и, чтобы художники не путались и не красили одно и то же место по десять раз, в них добавляют пигменты-маркеры, которые потом без остатка сгорят в печи. 

Так выглядит готовый цветок. Основа, как стебель, позволяет удерживать его в руках

Готовые к обжигу фигуры успевают заметно уменьшиться в размерах и на ощупь кажутся абсолютно сухими, но это еще не предел – в печи они усядут еще на пятнадцать-двадцать процентов.

На последнем этапе основа обрезается, а цветок крепится к фигурке

На этом официальная часть экскурсии заканчивается. Туристы расходятся по домам, но меня ведут дальше – в цех, где занимаются так называемым высоким фарфором. Технологии здесь используются те же, но масштаб задач совершенно иной. 

В прозрачные краски добавляют маркер — его оттенок не имеет ничего общего с цветом, который проявится после обжига

Фи­гуры сложнее и крупнее, состоят из десятков деталей, некоторые из них приходится обжи­гать по нескольку раз. Счет времени идет не на часы, а на дни. В помещении размером со школьный спортзал работают порядка десяти женщин, одетых в белые халаты и сосредоточенных, как хирурги во время операции. 

Синий логотип Lladró возник в 1970-е, когда фабрика вышла на американский рынок. Тогда же возникла идея покрывать некоторые фигурки глазурью — до этого они были исключительно матовыми

Одна из мастериц занята росписью китайского льва. Весит эта махина несколько килограммов, при этом разбиться может в любую секунду, без всякой “помо­щи” со стороны – треснет под собственной тяжестью, и делу конец. Для страховки под фигуры подкладывают фарфоровые бруски – некоторые обложены этими подпорками со всех сторон. Но и это еще не гарантия успеха. Того же китайского льва покрывают краской в несколько слоев – в теории при обжиге это даст особый, плавный переход цвета. Но на практике может случиться всё что угодно. Большая часть брака возникает именно в печи, и установить, в чем его причина, зачастую невозможно. Фарфор – капризный материал.

Цех по производству высокого фарфора. Мастерицы действуют с исключительной ловкостью, хотя специального художественного образования почти никто из них не имеет. Обучение проходит уже после поступления на фабрику

В отличие от демонстрационного цеха, где каждый занят решением собственной задачи, здесь мастерам приходится объединять усилия. Например, чтобы передви­нуть какую-нибудь фигуру – сделать это можно не иначе как в четыре руки. При этом в помещении стоит неожиданная для женского коллектива тишина. Вот это и есть самое удивительное. 

Фарфоровый конь готов к обжигу

Работа у этих женщин такая, что впору оказаться далеко за гранью нервного срыва, а вместо этого – тишь да гладь. Бьющие через край эмоции выра­жает лишь красный дракон, работу над которым они только что закончили.

  • “Моя прекрасная леди” из коллекции Re-Deco
  • “Акробатка” из коллекции New Age Circus
  • “Дракон” из линии “Высокий фарфор”
  • “Ламмасу”  из линии “Высокий фарфор”
  • Ваза из коллекции The Happy Seventies. В прошлом году фабрика решила вернуть в ассортимент фигуры, выпускавшиеся в 1970-е. Форма осталась прежней, расцветка другая. Многие из нынешних красок сорок лет назад еще не существовали
  • “Балерина с розой”, 1957. Основой юбочки послужило настоящее кружево, его залили фарфором и отправили на обжиг. В итоге ткань сгорела, но ажурная сетка осталась
  • Фото: архивы пресс-служб

    Комментарии