Ремесло: фарфоровая мануфактура Richard Ginori

Фарфоровая мануфактура Richard Ginori существует с 1735 года и настолько известна, что мно­гие итальянцы называют “джи­но­ри” все изящные тарелки и супницы вне зависимости от их марки.

Цех форм и прототипов.

Цех форм и прототипов.

Единственный, но очень серьезный кризис компания пережила три года назад. Тогда наследники основателя мануфактуры Карло Андреа Джинори продали фабрики в Милане, Пизе, Ливорно и Генуе под бизнес-центры и элитное жилье, а уцелевший завод на окраине Флоренции встал. Его выкупил один из итальянских инвес­тиционных фондов, и спасением производства занялся приглашенный менеджер Альберто Пиантони.

Альберто Пиантони, генеральный директор фарфоровой мануфактуры Richard Ginori.

Альберто Пиантони, генеральный директор фарфоровой мануфактуры Richard Ginori.

“Я согласился на эту работу только потому, что здесь остался коллектив в триста пятьдесят человек и сохранилась своего рода база данных Richard Ginori – старинные формы для отливки фарфора. Без этого восстановить завод было бы невозможно”, – говорит Пиантони.

Гипсовую форму очищают от пыли.

Гипсовую форму очищают от пыли.

В дальнейшем к команде присоединилась Паола Навоне, ставшая арт-директором марки. Она продолжает традицию классической сервировки, но с учетом современного уклада жизни. Поэтому у многих предметов появляется несколько назначений, художники создают комбинированные сервизы из цветной и белой посуды, а марешалле – традиционные вазочки для конфет – становятся суповыми тарелками.

Мягкую фарфоровую массу — шликер заливают в форму.

Мягкую фарфоровую массу — шликер заливают в форму.

Один из самых интересных и важных цехов – отдел художественных изделий. Его продукция составляет сорок процентов от объема всего фарфора, выпускаемого на мануфактуре, остальное – посуда и штучные элементы декора.

Элемент декоративного рельефа “Модерн”.

Элемент декоративного рельефа “Модерн”.

Марчелло Бонджини, проработавший здесь сорок семь лет, с гордостью показывает фарфоровые фигурки. “Их производство прекратилось сто пятьдесят лет назад, – рассказывает он, – но сейчас мы восстановили формы, которые были утрачены, и снова производим фарфоровые миниатюры, правда, выпуск их пока ограничен. Над некоторыми из них пришлось серьезно потрудиться. К примеру, сохранились не все формы для семидесяти семи частей фигурки “Садовница”. Недостающие мы делали по рисункам XVIII века. Большинство наших миниатюр – это воспроизведение классических монументальных скульптур, таких, например, как “Утро”, “День”, “Вечер” и “Ночь”, созданных Микеланджело для капеллы Медичи.

Мастер склеивает части необожженной фигурки ангела.

Мастер склеивает части необожженной фигурки ангела.

Изготовление миниатюр – процесс сложный: сначала отливают отдельные части, затем их склеивают. На склейке сидят мастера с двадцатилетним стажем. Только они знают, как “усаживается” фарфор, и могут отследить, чтобы его толщина была одной и той же во всех частях скульптуры. А для сложных композиций, состоящих из сотен частей, они разрабатывают специальную систему креплений”.

Художник Терсилио Фабри расписывает фигурку ангела.

Художник Терсилио Фабри расписывает фигурку ангела.

В отделе росписи мастера работают с предметами, уже прошедшими два обжига в печи длиной сорок метров. Первый проводится при температуре тысяча градусов, второй – при тысяче четырехстах после того, как каждое изделие обмакнут в глазурь. Затем часть фигурок и посуды отправляется в руки художников.

На тарелку наносят знаменитый рисунок Frutti Italiani.

На тарелку наносят знаменитый рисунок Frutti Italiani.

Один из самых знаменитых декоров – Frutti Italiani. Рисунок из слив, инжира и яблок был придуман в 1740 году для росписи фарфора с дефектами. Со временем посуда с этим орнаментом стала бестселлером марки. После росписи все предметы обжигают в третий раз, а с позолотой еще и в четвертый.

Третий, заверша­ющий обжиг тарелок после росписи.

Третий, заверша­ющий обжиг тарелок после росписи.

“Сегодня на фабрике наряду с поточным производством налажен выпуск сервизов под заказ для частных клиентов и больших компаний, – продолжает Альберто Пиантони. – Мы активно сотрудничаем с Missoni Home и делаем посуду для бизнес-класса самолетов Alitalia. Но в целом наш производственный цикл остался таким же, как и двести лет назад, – от замешивания шликера (мягкой фарфоровой массы) до завершающего обжига. Главную роль в таком производстве играет не столько техническая оснащенность, сколько руки работников.

Мастер корректирует рельеф на вазе после отливки.

Мастер корректирует рельеф на вазе после отливки.

За последние годы не появилось каких-то сверхновых технологий, в мастерской формовки гипсовые формы по-прежнему смазывают марсельским мылом и оливковым маслом, а контроль качества производят на глаз. У нас даже время течет по-другому, гораздо медленнее, чем за воротами фабрики. А работники говорят, что фарфор оживает только тогда, когда мастер неторопливо и с любовью вдыхает в него душу”.

  • Фигурка  “Коломбина”.
  • Фигурка “Похищение сабинянок”.
  • Тарелка из коллекции Merci.
  • Тарелка из коллекции New King. На ее роспись и золочение ­уходит около десяти часов.
  • Текст: Елена Ильина.

    Фото: Emanuele Biondi, Milan; архив Пресс-службы
    опубликовано в журнале №4 (83) апрель 2010

    Комментарии