6 этнических стилей

Что такое этнический стиль? Рассказываем о дизайне Китая, Марокко, Африки, Японии, Индии и Мексики.

Китай

Самое давнее и самое сильное этническое влияние в европейском интерьере – китайское. Поднебесная снова в моде.

“Белая пагода” эпохи династии Юань (1280–1368), Лан­ьч­жоу, Китай.

“Белая пагода” эпохи династии Юань (1280–1368), Лан­ьч­жоу, Китай.

Первый приступ европейской эпидемии под названием “шинуазри” пришелся на времена Людовика XIV: причудливые драконы, неведомые растения, завитки орнамента были близки нарождавшемуся рококо. И с XVIII века на мануфактурах Франции, Англии, Германии, России начинают делать “китайский” фарфор, “китайские” ткани, покрывать мебель черным “китайским” лаком. В европейских дворцах появляются залы и кабинеты “в китайском вкусе”, а в Царском Селе Екатерина II строит целую Китайскую деревню. Разумеется, безо всякого стремления к “подлинности”. И тогда и сегодня у китайщины множество лиц. Для одного Китай – это ярко-красное пятно в интерьере, для другого – красота иероглифа, для третьего – индульгенция, прощающая императорскую роскошь.

  • Шкаф, Филиппины.
  • Блю­до  Nembo Range, Armani Casa.
  • Ваза, Asiatides.
  • Сундук, Китай.
  • Фарфоровая скульптура  “Ве­се­лый ман­дарин”, Таи­ланд.
  • Светильник Longan, дизайнер Даниэла Пуппа, Barovier е Toso.
  • Бюро, E.J.Victor.
  • Ткань Madame Butterfly, Nobilis.
  • Марокко

    Пряный восточный стиль “Тысячи и одной ночи” лучше всего чувствуется в Северном Средиземноморье – в Марокко и Алжире.

    Гостиная частного дома в Марокко.

    Гостиная частного дома в Марокко.

    Ковры, керамика и ажурная чеканка из Северной Африки были желанными гостями в Европе задолго до того, как в XVII веке французы высадились на марокканском берегу. Но французские художники ХХ века открыли Марокко еще раз. Анри Матиссу мы обязаны тем, что сочетания синего с оранжевым, синего с розовым, зеленого с красным для нас – не экзотика. Они были заимствованы из марокканского текстиля, глазурованных изразцов, керамической и стеклянной мозаики, витражей и стали частью современных эстетических представлений. Вещи родом из Марокко сами по себе настолько сильные, что одного-единственного светильника из бронзового кружева и цветных стекол достаточно для создания ориентального настроения в интерьере. И дизайнеру, чтобы напомнить об арабском Востоке, достаточно одного намека. Это еще раз доказала неутомимая путешественница Паола Навоне, нарядив диваны и кресла из своей коллекции для Gervasoni в ткань, сплошь покрытую замысловатыми черно-белыми завитками.

  • Туалетный столик с инкрустацией верблюжьей костью, чеканкой и филигранью, Марокко.
  • Журнальный столик, Maitland-Smith.
  • Ди­ван из кол­лек­ции Ghost, ди­зай­нер Па­о­ла Наво­не, Gervasoni.
  • Столик Medina из коллекции  Les Voyages, Roche Bobois.
  • Настольная лампа, Lam Lee.
  • Подвесной светильник, Whats.
  • Стул, вы­пол­нен­ный в тех­ни­ке резь­бы по де­ре­ву “му­ша­ра­би­ка”, Ма­рок­ко.
  • Африка

    Полосатое дерево, кожа крокодила, шкуры животных – этим обогатил интерьеры Черный континент.

    Бе­ду­ин­ская дерев­ня в Цен­т­раль­ной Са­ха­ре, око­ло алжирского го­ро­да Ти­ми­мун.

    Бе­ду­ин­ская дерев­ня в Цен­т­раль­ной Са­ха­ре, око­ло алжирского го­ро­да Ти­ми­мун.

    В XIX веке сундук, обтянутый кожей носорога, можно было обнаружить дома лишь у матерых путешественников да охотников-экстремалов. Только в ХХ веке произошло художественное “открытие” Африки. Художники-постимпрессионисты первыми пришли в восторг от африканских поделок и охотно включили в свой художественный мир далекие от натурализма статуэтки из темного дерева, лапидарные орнаменты и бьющие по глазам сочетания цветов вроде черного с лимонно-желтым или оранжевым. В 1920–1930-е годы нашлось новое применение тому, что раньше было лишь охотничьими трофеями. Мастера ар-деко оценили в африканском искусстве в первую очередь экзотические материалы: кожу крокодила, ящерицы, питона, ската, акулы, шкуры зебры, жирафа, гепарда, древесину венге, палисандра, амаранта, пальмы. Оценили – и поставили на службу “индустрии роскоши”, набиравшей обороты в период между двумя мировыми войнами. А в начале ХХI века клыки диких зверей и гнезда термитов вернулись в интерьеры – вместе с модой на ар-деко.

  • Кресло из коллекции Africa, дизайнер Карло Рампацци, Colombostile.
  • Ва­за, Фи­лип­пины.
  • Скульптура,  Roche Bobois.
  • Диван Zoloo, Reflex.
  • Ширма, дизайнер Жером Абель Сеген, JAS.
  • Кашпо, составленные колонной, Asiatides.
  • Из­де­лия ху­до­же­ст­вен­ных про­мыс­лов ма­са­ев  из кра­те­ра Нго­рон­го­ро в Танзании.
  • Япония

    Япония в европейском дизайне прошла путь самурая от яркой декоративности к суровому аскетизму. И повернула обратно.

    Комната традиционного японского дома, Нагано, Япония.

    Комната традиционного японского дома, Нагано, Япония.

    Еще совсем недавно модный интерьер выглядел так: сдвижные полупрозрачные перегородки, как будто из рисовой бумаги, на полу циновка, кровать в виде низкой деревянной платформы, бумажные светильники. Ни узоров, ни цвета, максимально допустимый декор – решетка из темных планок на белой стене. Этот путь самурайского аскетизма и самоограничения протоптали авторитетные дизайнеры-минималисты: Пьеро Лиссони, Паола Навоне, Родольфо Дордони. Для них самым главным в материальном мире Страны восходящего солнца оказались простота и лаконизм, тогда как во времена первого японского “пришествия” в Европу – во второй половине XIX века – художников и декораторов пленила в первую очередь изысканная графика и игра контрастных цветных пятен на японских гравюрах. После чего мебель, обои, ткани покрылись хризантемами, ветками сакуры и павлиньими хвостами. Сейчас, когда минимализм немного отступил, эта декоративность снова кажется очень уместной.

  • Ткань из кол­лек­ции Nanban, Gastón y Daniela.
  • Оби из пар­чи с вы­шив­кой золо­том, ко­нец XIX ве­ка.
  • Шкафчик Riflesso  из коллекции I Maestri, дизайнер Шарлотта Перриан, Cassina.
  • Набор декоративных тарелок Coupele, Hermès.
  • Шкаф Origami, Reflex.
  • Кровать Tokyo, дизайнер Пьеро Лиссони, Porro.
  • Умывальник из серии Nagano, Villeroy & Boch.
  • Набор Mistic (палочки  для суши с подставкой), Armani Casa.
  • Индия

    Индийским художественным традициям и ремеслам нет числа – и нет конца заимствованиям, сделанным европейцами в Индии.

    Спаль­ня ма­ха­ра­д­жи в форте Йодпур, Ин­дия.

    Спаль­ня ма­ха­ра­д­жи в форте Йодпур, Ин­дия.

    Когда-то череда фарфоровых слоников на комоде считалась символом мещанства. Сегодня мы справедливо разглядели бы в них любовь к этностилям и почтенное ретро. Потому что слоники эти пришли к нам из английского интерьера викторианской эпохи, куда они попали со своей родины – колониальной Индии. В начале XXI века их путешествие продолжается в современном интерьере – наряду с изощренной бронзовой и терракотовой пластикой, с отшлифованным до зеркального блеска мрамором, с инкрустацией самоцветами. Деревянная резьба, в которой бесконечно разнообразные по форме солярные знаки переплетаются с растительными мотивами и фигурками животных, конкурирует с кашмирскими шалями. Золото слепит глаза. Чего в Индии, пожалуй, не найти, так это каких-либо намеков на минимализм. Индия – это максимализм во всем.

  • Набор посуды из коллекции "Городские ценности", Donna Karan by Lenox.
  • Подсвечник, Англия.
  • Блюдо Cyrrus, Rosenthal.
  • Антикварный сундук XVIII века, Испания.
  • Пепельница  Elephant Madras, Hermès.
  • Скатерть "Византия", Comptoire de Famille
  • Под­став­ка для бла­го­во­ний, Maoli.
  • Под­став­ка для фо­то­гра­фий, Бель­гия.
  • Мексика

    Вместе с культурой майя, инков и ацтеков Мексика унаследовала их угловатые орнаменты и “наивные” росписи.

    Ступенчатая пирамида в Чичен-Ица, Мексика.

    Ступенчатая пирамида в Чичен-Ица, Мексика.

    Итальянскому дизайнеру Патриции Уркиоле меньше всего свойственно вдохновляться этническими мотивами, и все же перед обаянием индейской культуры не устояла и она. Ее мебельная коллекция для Driade – плетеная, с орнаментом, не дающим усомниться в первоисточнике. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Плетеная и резная мебель, в которой туземные традиции сочетаются с колониальной страстью к комфорту, как будто создана для того, чтобы удовлетворять наше сегодняшнее стремление ко всему натуральному и экологически чистому. Так же в цене яркие, выполненные в стилизованной “наивной” манере росписи на створках массивных шкафов, ширмах, столешницах, крышках ларцов.

  • Шир­ма,  Alfonso Marina.
  • Табурет, “Лаборатория дерева”, Россия.
  • Стол  из кол­лек­ции Flo, дизай­нер Патри­ция Ур­ки­о­ла, Driade.
  • Встав­ка для двер­ной па­не­ли, ди­зай­не­ры Аф­ра и То­биа Скар­па, Henry Glass.
  • Инкрустированный шкаф, Alfonso Marina.
  • Платок L’Art Indien Des Plaines, дизайнер Софи Кехлен, Hermès.
  • Мозаичное панно Chili, Bisazza.
  • Текст: Юлия Попова

    Фото: CORBIS/RPG; AT PROFF STUDIO; ИВАН БОЙКО; АРХИВЫ ПРЕСС-СЛУЖБ; RED COVER; ВИТАЛИЙ НЕФЕДОВ; ©COPYRIGHT IMAGES OF AFRICA PHOTOBANK; PETER BROWN/ARCAID.CO.UK; АНДРЕЙ КУЗНЕЦОВ
    опубликовано в журнале №10 октябрь 2004

    Комментарии