Ремесло: мебельная фабрика Emmemobili

Именно в городке Канту в пятнадцати километрах от Комо зародились мебельные ремесленные традиции, характерные для севера Италии. Тут жили мастера, оформлявшие виллу Реале в Монце.

Четвертое и пятое поколения Тальябуе: братья Джузеппе и Даниеле с племянницей Франческой (дочерью их сестры Марии).

Королей на вилле уже давно нет, а ремесленники в Канту до сих пор не перевелись” – так Маурицио Райнольди, представитель компании Emmemobili, знакомит меня с регионом, пока мы едем от железнодорожной станции на фабрику. Она была основана еще в конце XIX века, и сейчас ею управляет уже четвертое поколение семейства Тальябуе.

Обработка фронтальных деталей комода Sorento: перед тонировкой каждая ручка полируется вручную.

К нашему приезду работа на фабрике кипит: в цехе одновременно изготавливаются предметы из разных коллекций. Пока синьор Райнольди рассказывает мне о производстве, два брата Тальябуе носятся по цехам с чертежами и мебельными деталями в руках, перебегая от одних мастеров к другим.

Мастер фиксирует ящики комода Evolution перед тем, как отправить его на пескоструйную обработку.

Управляющие Emmemobili всегда принимают активное участие в производстве. А мастера компании известны тем, что искусно работают с деревом, будь то традиционно используемые массив дуба или ели, фанера или редкая в мебельном деле пальма.

Мастера отделывают деревянной мозаикой будущие фасады комода Seneca. Мозаику делают из десяти пород дерева.

В индустрии, где чаще всего вручную изготавливают резную мебель клас­сических форм, а с автоматических конвейеров сходят безликие прямоугольники, Emmemobili нашли золотую середину. Они выпускают современные предметы интерьера, используя традиционные навыки работы с деревом.

Мастер подготавливает к лакировке стол Twaya.

Сложности их не пугают: Карло Коломбо, Ферруччо Лавиани, Евгений Полянцев и другие дизайнеры будто соревнуются друг с другом в замысловатости форм и сочетании материалов, создавая эскизы будущей мебели. “Мы против скучных и правильных геометрических форм”, – поясняет Маурицио.

Так делают основание стола Nassa. После того как зажимы снимут, изогнутые ленты фанеры будут держать нужную форму.

Опыт мастеров, воплощающих звездные замыслы в жизнь, не менее важен. Такие мелочи, как выбор цвета клея для скрепления слоев фанеры, тщательная обработка технических отверстий или качественная отделка внутренних стенок шкафов, не просто влияют на качество и впечатление, которое готовый предмет произведет на покупателя, но запросто могут стать пропуском на экспозицию миланского музея дизайна Триеннале.

Каркас кресла Dogon. После сгибания он превращается в спинку с сиденьем.

Таким образом придают овальную форму дубовому резному основанию стола Dogon.

Мастера закреп­ляют медные треугольники на фасадах комода Arlequin.

В офисе Emmemobili хранится альбом с фотографиями первых предметов мебели, выпущенных фабрикой. Именно за них в тридцатые годы компания получала золотые медали на мебельных выставках в миланском Триеннале и Париже.

В те времена у образцов не было названий или коллекций, а только порядковые номера. По ним и осуществлялся заказ.

Фотография первого коллектива фабрики Emmemobili

  • Комод Castore, МДФ, медь, дизайнер Ферруччо Лавиани.
  • Шкаф Lario, солома, медь, дизайнер Ферруччо Лавиани.
  • Журнальный столик Sumo, МДФ, стекло, дизайнер Алессандро Пасколини.
  • Комод Tudor, пихта, дизайнер Ферруччо Лавиани.
  • Текст: Елена Карцева

    Фото: архивы пресс-служб
    опубликовано в журнале №9 (132) СЕНТЯБРЬ 2014

    читайте также

    Комментарии