Ремесло: ювелирная компания Sicis

Основатель компании Sicis Маурицио Лео Плакуцци рассказал Елене Карцевой, как началось его знакомство с микромозаикой и к чему привел внезапно вспыхнувший интерес к этой старинной технике.

Художник-мозаичист работает с готовой металлической формой (в данном случае это стрекоза), но размер и цвет тессер для ее заполнения выбирает сам.

Художник-мозаичист работает с готовой металлической формой (в данном случае это стрекоза), но размер и цвет тессер для ее заполнения выбирает сам.

Это случилось в конце 1980-х годов. Во время прогулки по антикварным магазинам я увидел ювелирные украшения XVIII века из микромозаики и был поражен этой техникой. Невозможно было понять, каким образом мастера смогли создать такую красоту, – вспоминает основатель компании Sicis Маурицио Лео Плакуцци. – Я выяснил, что в мире существуют две большие коллекции микромозаики: одна из них находится в музеях Ватикана, а вторая – в России, в Эрмитаже”.

Эскиз и колье из коллекции Rose Carpet.

Эскиз и колье из коллекции Rose Carpet.

В XVIII столетии специалисты по микромозаике базировались в Риме, а спрос на их работу обеспечивали “туристы” из королевских семей Европы: вместо нынешних фотографий и магнитиков они возвращались домой с ювелирными украшениями, выполненными в этой технике. Одной из знаменитых поклонниц микромозаики была Полина Бонапарт, сестра императора Наполеона, другой – российская императрица Екатерина II. 

Мозаичная версия портрета Марии-Луизы Австрийской. В отличие от оригинала работы Лефевра здесь вторая супруга Наполеона Бонапарта носит современные украшения марки Sicis, мастера которой и создали эту работу.

Мозаичная версия портрета Марии-Луизы Австрийской. В отличие от оригинала работы Лефевра здесь вторая супруга Наполеона Бонапарта носит современные украшения марки Sicis, мастера которой и создали эту работу.

Синьор Плакуцци начал было собирать собственную коллекцию, но это оказалось непросто – даже те редкие предметы, которые появлялись у антикваров, были зарезервированы для их ВИП-клиента. Позже выяснилось, что речь шла о Джанни Версаче. После смерти модельера его коллекция попала на Sotheby’s, но, как назло, именно в день торгов синьор Плакуцци должен был отправиться в Японию. 

Браслет, серьги и кольцо из коллекции Labirinto Parure по дизайну Роджера Томаса.

Браслет, серьги и кольцо из коллекции Labirinto Parure по дизайну Роджера Томаса.


“Пять лет назад, – продолжает он свой рассказ, сидя в миланском офисе Sicis на виа делла Спига, – я решил попробовать восстановить технику микромозаики и вывести ее на современный рынок”.

Дизайнер создает эскиз украшения, который затем переведут в 3D.

Дизайнер создает эскиз украшения, который затем переведут в 3D.

“Для нас мозаика – это в первую очередь искусство и только затем продукт. Нас вдохновляет история, но копировать предметы старины нам неинтересно. Мы хотим приносить на рынок нечто новое”, – поясняет Плакуцци. Производство находится в Равенне. Там же будущие мозаичисты (в Sicis их называют исключительно словом artista) в течение двух-трех лет осваивают тонкости ремесла. Зато потом они получают огромную самостоятельность, так что двух идентичных украшений у Sicis не найти.

Работа над циферблатом часов Leopard из коллекции Animalier & Crazy Fox.

Работа над циферблатом часов Leopard из коллекции Animalier & Crazy Fox.

Общая технология создания микромозаики не претерпела значительных изменений с XVIII века, разве что инструментов и материалов стало больше. Как и три века назад, все начинается с кусочка стекла размером с грецкий орех одного из восьми основных цветов, на профессиональном жаргоне мозаичистов он называется madre tinta. 

Так происходит литейный процесс — художницы работают с паяльными лампами.

Так происходит литейный процесс — художницы работают с паяльными лампами.

Из каждого такого шарика можно получить смальту миллиона разных оттенков: например, из красного – весь диапазон цветов от карминового до розового, а из синего – от кобальта до голубого. Окончательный цвет становится понятен только после полного остывания, и, если художник, работающий с паяльной лампой, перегрел или недогрел исходный шарик, приходится все переделывать. Кроме того, искусство художника состоит в создании стеклянных нитей разной толщины и сечения. Из них в дальнейшем получаются крохотные кубики и прочие “детальки” – тессеры, из которых потом будет сложена мозаичная композиция. 

Стеклянный шарик нагревается на пламени паяльной лампы. В итоге из него получаются нити разной толщины и сечения.

Стеклянный шарик нагревается на пламени паяльной лампы. В итоге из него получаются нити разной толщины и сечения.

Одно из отличий микромозаики от макромозаики в том, что художник не может заранее предусмотреть весь набор необходимых элементов и собирать из них изображения, будто это конструктор Lego. Художники принимают решения, какие тессеры им потребуются, уже в процессе работы, в зависимости от своей авторской интерпретации заданного дизайна.

Стеклянные нити, из которых затем нарезают тессеры.

Стеклянные нити, из которых затем нарезают тессеры.

Поверхность кулона, кольца или броши служит холстом для будущей мозаичной картины – рисунок создается без предварительных набросков или черновиков. Сложность задачи в том, что на одном квадратном сантиметре умещаются две-три тысячи тессер, а затем к ним добавляются элементы из драгоценных камней. На создание одного украшения уходит не меньше двух месяцев. 

Из стеклянной нити нарезаются тессеры разного размера.

Из стеклянной нити нарезаются тессеры разного размера.

Точно таким же образом создаются предметы из линии Sicis о’Clock. Единственное отличие часов от ювелирных украшений – в толщине мозаики на циферблате. Чтобы оставить место для механизма (это единственное, что создается за пределами фабрики в Равенне, – в Швейцарии), ее толщина не должна превышать 1,2 мм. Для сравнения: в серьгах, вес которых крайне важен, мозаика бывает толщиной 1,5, 1,6 или даже 1,8 мм.

Толщина мозаики на часовом циферблате не превышает 1,2 мм — чтобы осталось место для механизма.

Толщина мозаики на часовом циферблате не превышает 1,2 мм — чтобы осталось место для механизма.

“Когда после множества проб и ошибок я наконец увидел созданное художницей самое первое украшение из микромозаики, то был бесконечно счастлив. Мне казалось, что оно совершенно, – завершает рассказ синьор Плакуцци. – Однако на следующее утро я пришел на фабрику, взглянул на него снова и понял, что мы можем сделать лучше. С тех пор так происходит каждый день”.

  • Серьги Rose Carpet.
  • Серьги Fantasia.
  • Колье Le Jeux du Contraire.
  • Колье Jeux Felinès.
  • Ожерелье и запонки из коллекции Labirinto Parure по дизайну Роджера Томаса.
  • Серьги Savane Blue.
  • Часы Emerald Python из коллекции Decagonal & Mystery Collection.
  • Часы Rosie.
  • Часы  Savane Gardenia.
  • Текст: Елена Карцева

    Комментарии