Ремесло: производитель ковров Yan Kath

Фотографироваться на фоне ковра считается моветоном. Но для ковров Яна Ката стоит сделать исключение, ведь они лишь номинально “ковры”, фактически же — настоящие произведения искусства.

Дизайнер Ян Кат на фоне ковра из коллекции Space.

Дизайнер Ян Кат на фоне ковра из коллекции Space.

Ян Кат и не помышлял становиться дизайнером, тем более что и профессионального образования не имел. Но с раннего детства был окружен коврами — уже несколько поколений его семейство занималось их продажей. По стопам родственников он решил не идти, а вместо этого поехал путешествовать по Азии.

Стоп-кадр работы ткачихи — в обычном режиме руки двигаются так быстро, что такой кадр и не снять.

Стоп-кадр работы ткачихи — в обычном режиме руки двигаются так быстро, что такой кадр и не снять.

Возвращаться в Европу не очень хотелось, но начинать делать что-то серьезное все-таки было надо. Ян остался в Непале надзирать за процессом производства ковров, заказанных компанией его отца. 

Для вязания узелков используются не только привычные шерстяные или шелковые нити, но и, например, волокна тибетской крапивы (на переднем плане).

Для вязания узелков используются не только привычные шерстяные или шелковые нити, но и, например, волокна тибетской крапивы (на переднем плане).

Процесс увлек его так сильно, что вскоре он стал придумывать собственные варианты декора, чем успешно занимается до сих пор. Технологии производства ковров со стародавних времен особенно не изменились. 

Окраска шерсти в нужный оттенок.

Окраска шерсти в нужный оттенок.

Все так же ткачи вяжут узелки, причем если ковер широкий, то над ним трудятся сразу несколько человек. Мастер, руководящий процессом, должен подобрать работниц таким образом, чтобы они совпадали по темпу, ведь каждый ряд им нужно заканчивать одновременно. 

Для ковра небольшой ширины достаточно одной ткачихи.

Для ковра небольшой ширины достаточно одной ткачихи.

Над станками висят рисунки, которые нужно повторить на ковре. Потом ряды прессуют особой щеткой и разрезают петли для формирования ворса. На финальном этапе ковры несколько раз моют, проходясь по ворсу специальными деревянными лопатами. 

Одна нить может состоять из трех ниточек, различных по составу.

Одна нить может состоять из трех ниточек, различных по составу.

Но Ян Кат делает необычные ковры, а потому к каждой коллекции подход в чем-то индивидуальный. Например, во время изготовления серии Erased Heritage (“Стертое наследие”), принесшей дизайнеру всемирную известность, ворс на коврах натуральным образом сжигали. 

Склад шерсти, используемой для ковров.

Склад шерсти, используемой для ковров.

А из‑за того что узор был выткан из ниток, различных по содержанию, на полотне выгорал тот самый знаменитый, как будто стертый, узор. 

Наряду с яркими цветами есть много и натуральных оттенков.

Наряду с яркими цветами есть много и натуральных оттенков.

Ковры серии Artwork, вдохновленной картинами абстракционистов, выглядят так, словно ворс у них разной длины, но на самом деле такой эффект создается из-за использования различных по составу нитей. 

Инструменты, необходимые в процессе производства ковров.

Инструменты, необходимые в процессе производства ковров.

Коллекция Space с буквально-таки фотографическими изображениями космоса тоже интересна. В ней самая большая плотность узелков на квадратный дюйм — примерно 150–200.

Кусочек ковра из коллекции Artwork.

Кусочек ковра из коллекции Artwork.

Расположенное в Катманду производство работает невероятными темпами: ткачихи вяжут узелки с такой скоростью, что даже фотоаппарат не может запечатлеть движения их рук, и приходится просить девушек на секунду прервать работу. Но окружающие гористые пейзажи, да и присущий тем местам добродушно-буддистский взгляд на жизнь, не позволяют сделать процесс ненужно суетливым. 

Узор ковров из некоторых коллекций вырезается вручную.

Узор ковров из некоторых коллекций вырезается вручную.

Хотя, признаться, возможности компании впечатляют. Ведь у ковров по дизайну Яна Ката могут по желанию клиента изменить и размер, и форму. К слову сказать, в Непале у Яна Ката стоит ткацкий станок, позволяющий делать полотно шириной до семнадцати метров. И это самый большой из имеющихся в мире форматов.

Обрезка петель.

Обрезка петель.

Идеи Яна Ката, видимо, неисчерпаемы — на подходе и новая коллекция, и новые дополнительные орнаменты для серии Space. Каждый декор дизайнер подробно обсуждает со своими мастерами на предмет технической возможности его реализации, а потому в Непале проводит чуть не по полгода. 

Работники моют готовые ковры.

Работники моют готовые ковры.

Но, быть может, именно эта ежегодная “перезагрузка” и помогает Кату. Ведь работается в такой благожелательной и тихой обстановке, наверное, гораздо проще, чем в людной и шумной Европе.

Ковры сворачивают после того, как их помыли и высушили.

Ковры сворачивают после того, как их помыли и высушили.

  • Ковер из коллекции From Russia with Love.
  • Ковер из коллекции Erased Heritage.
  • Ковер из коллекции Riot.
  • Текст: Мария Крыжановская

    Фото: patricia parinejad; архив пресс-службы
    опубликовано в журнале №2 (136) Февраль 2015

    Комментарии