Ремесло: фарфоровая мануфактура Richard Ginori

Елена Карцева побывала на одной из первых в Италии фарфоровых мануфактур — Richard Ginori во Флоренции.

Генеральный директор и президент компании Richard Ginori Карлхайнц Хофер.

Нынешний президент компании Richard Ginori считает итальянскую мануфактуру уникальным местом. “Здесь под одной крышей уживаются ремесленные традиции XVII–XVIII веков и современный подход к бизнес-процессам, — говорит он. — Мы одновременно сохраняем культурное наследие и выпускаем актуальную продукцию”. 

Образцы продукции, гипсовых форм и заготовок на мануфактуре Richard Ginori.

Можно сказать, что стремление найти золотую середину между столь разноплановыми задачами и определяет судьбу Richard Ginori с момента основания и по сей день, то приводя практически на грань банкротства, то открывая новые горизонты.

Бюст Карло Джинори, основателя фарфоровой мануфактуры.

Основанное маркизом Карло Андреа Джинори в 1735 году в пригороде Флоренции семейное предприятие спустя сто лет стало известной фарфоровой мануфактурой “Дочча”, что, впрочем, не помешало ей столкнуться с экономическими трудностями. 

  • Библиотека Эрнесто Раджионьери в Сесто-Фьорен­тино, на территории виллы Buondelmonti, где в XVIII веке маркиз Карло Джинори основал ­мануфактуру.
  • Проверка качества на ману­фактуре осуществляется вручную до сих пор.
  • Архивная фотография отдела росписи.
  • На помощь пришел промышленник из Милана, Аугусто Ричард, став одним из главных акционеров компании и добавив к ее названию и свою фамилию. Похожая ситуация повторилась через полтора столетия: на этот раз управление компанией перешло концерну Gucci. Сегодняшние нововведения позволяют спасти фарфоровые традиции от исчезновения.

    На мануфактуре Richard Ginori производят не только посуду, но и статуэтки, а также реставрируют различные фарфоровые изделия для музеев.

    “Это местные “панды”, исчезающий вид, — с грустной улыбкой говорит про работников отдела ручной росписи пиар-директор Валентина Пуджелли. — На обучение художника уходит больше десятка лет. Сейчас мы открыли ремесленную школу, сотрудничаем с училищами и берем к себе на практику студентов. Художники, ушедшие на пенсию после пятидесяти лет работы, возвращаются в качестве преподавателей и готовят молодежь”. 

    В этом цехе создаются гипсовые формы. Мастера, как скульпторы, вырезают все вручную. Здесь работает и молодежь — практиканты и выпускники художественных училищ.

    В преемственность поколений верит и Карлхайнц Хофер: “Возможно, это прозвучит высокопарно, но наша миссия — в поддержании находящейся на грани вымирания ремесленной традиции и привлечении молодых художников и дизайнеров, которые, в свою очередь, могут привнести что-то новое в производство”.

    Итальянский архитектор и дизайнер Джо Понти (1891–1979).

    Такое уже случалось в начале 1920-х годов. Молодой выпускник Миланского политехнического университета приехал в Сесто-Фьорентино для знакомства с производством фарфора и задержался там в качестве арт-директора на семь лет. Это был Джо Понти, основатель Domus и автор небоскреба Pirelli. В этом году креативный директор Gucci и Richard Ginori Алессандро Микеле разрабатывает новые линии именно на основе орнамента “лабиринт”, созданного Джо Понти около девяноста лет назад.

    Так сушат разлитую по формам гипсовую смесь.

    Впрочем, девяносто лет — это не срок, классические сервизы Richard Ginori не претерпели практически никаких изменений с 1740-х годов. Образцы всевозможных декоров и форм хранятся в так называемом “Офисе воспоминаний” (так на мануфактуре называют архив). В производстве изменения коснулись только состава красок, которые в наши дни соответствуют всем экологическим требованиям. В остальном все происходит как и двести восемьдесят лет назад.

    Мастер извлекает вазу из гипсовой формы.

    Для начала надо создать формы из гипса, они вырезаются художниками вручную, как скульптура наоборот, в которой важна не внешняя сторона, а внутренняя. Для составных предметов требуется несколько форм, ведь каждая деталь, будь то носик или ручка чайника, отливается отдельно. Гипсовые формы долго не живут и после нескольких использований разрушаются от влаги и температуры.

    Контроль качества. Ручки и прочие мелкие детали отливают отдельно, а потом приклеивают.

    Итак, в форму, пропитанную оливковым маслом и марсельским мылом и для прочности затянутую жгутом или ремнем, мастер заливает фарфоровую смесь — пропорции не меняются веками: половина каолина и по четверти кварца и полевого шпата. Гипс впитывает в себя воду из раствора, и примерно через полчаса формируется необходимая толщина готового изделия. Мастерам требуется дар предвидения: при обжиге фарфор дает усадку на 10–15 %, и, чтобы затем не было сюрпризов, нужно изначально создать заготовку верного размера. 

    Мастер глазирует фарфор.

    После двукратного обжига (первый в течение суток при 1000 ˚С и второй — двое суток при 1400 ˚С) полученный бисквит глазируют. Изделие погружается в ванну со специальным раствором, который, мгновенно высыхая, образует на поверхности стеклянную пленку. По иронии судьбы за этот этап отвечает мастер по имени Джованни. Коллеги в шутку называют его Иоанном Крестителем, ведь он не только вручную окунает каждый предмет в раствор, но и дает ему имя — ставит клеймо с брендом. После “крещения” и контроля качества фарфор отправляется на продажу или в художественный отдел.

    Контуры рисунка переносятся на тарелку с помощью трафарета и тампона с угольной пылью.

    Все предметы, выпускаемые в Richard Ginori, подразделяются на декорированные вручную и расписанные вручную. В первом случае художник пользуется трафаретом, рисунками, напечатанными на специальной бумаге типа переводных картинок. Их наносят на поверхность изделия с помощью губки или резиновой лопаточки. Кстати, с недавних пор изображения, символизирующие ту или иную коллекцию, можно увидеть даже на донышках с обратной стороны. После этого эстафета переходит к мастеру, ответственному исключительно за края тарелок или чашек: установив их на специальном вращающемся круге, он прорисовывает ободок кистью.

    Отличие ручной росписи от декора (этим занимается мастерица на фото) — раскрас по трафарету.

    Ручная роспись требует большего внимания. В отделе работают десять художников, каждый из которых подписывает созданные изделия своим именем. “Роспись принципиально отличается от живописи, — объясняет Валентина Пуджелли. — Здесь важно максимально точно следовать за образцом и многократно повторять один и тот же рисунок, не внося в него никаких изменений. Но мы все равно видим индивидуальность художника и можем отличить руку одного мастера от другого”. 

    Сервиз из коллекции Granduca Coreana.

    “Итальянский дизайн — это сочетание опыта и вкуса к красивой жизни, — считает Карлхайнц Хофер. — Так что на Richard Ginori мы не только создаем фарфоровые сервизы, но и стараемся сформировать определенный подход к искусству сервировки стола”. 

  • Мороженица (вторая половина XVIII века), произведенная на мануфактуре “Дочча”, хранится в музее во Флоренции.
  • Ваза с узором Labirinto, придуманным Джо Понти.
  • Ваза с узором Labirinto, придуманным Джо Понти.
  • Фарфоровая цикада с узором Jaspe’.
  • Тарелка из коллекции Cirque des Merveilles.
  • Десертная тарелка из коллекции Italian Pois.
  • Текст: Елена Карцева

    Фото: Guido Clerici; архив пресс-службы
    опубликовано в журнале №10 (144) Октябрь 2015

    читайте также

    Комментарии