Проект AD: новая жизнь старых промыслов

Мы предложили пяти молодым дизайнерам поработать с пятью фабриками русских промыслов. Что из этого получилось, рассказывает куратор проекта Юлия Пешкова.

В журнале AD мы постоянно печатали примеры коллабораций старинных европейских мануфактур и молодых дизайнеров. В какой-то момент я спросила себя: “А чем наши хуже?” Фабрики промыслов есть, и мастера не перевелись, только вот что-то не видно, чтобы в домах, которые мы печатаем, стоял гжельский фарфор или хохломская посуда. Большинство фабрик выживает за счет корпоративных и гос­заказов. Хорошие дизайнеры у нас тоже подросли. А что, если их перезнакомить? Пусть дизайнеры получат опыт сотрудничества с фабриками, а фабрики — современный функциональный предмет, который им захочется выпускать, а нам с вами — купить.

Сверху вниз по часовой стрелке:<br />
Катерина Копытина со светильником “Морошка”, Гусевской хрустальный завод им. Мальцова; Максим Максимов с настенным магнитным держателем для подноса, Жостовская фабрика ­декоративной росписи; Ярослав Мисонжников с веером и зеркалом из серии “Катерина”, “Снежинка”; Ярослав Рассадин с бочонками “Птички”, “Хохломская роспись”; Анна Кулачек с тарелками, “Объединение Гжель”.

Сверху вниз по часовой стрелке:
Катерина Копытина со светильником “Морошка”, Гусевской хрустальный завод им. Мальцова; Максим Максимов с настенным магнитным держателем для подноса, Жостовская фабрика ­декоративной росписи; Ярослав Мисонжников с веером и зеркалом из серии “Катерина”, “Снежинка”; Ярослав Рассадин с бочонками “Птички”, “Хохломская роспись”; Анна Кулачек с тарелками, “Объединение Гжель”.

Эксперимент “Новая жизнь старых промыслов” начался очень успешно. Все пять фабрик — Гусевской хрустальный завод им. Мальцова, Жостовская фабрика декоративной росписи, кружевная фирма “Снежинка”, “Хохломская роспись” и “Объединение Гжель” — согласились без колебаний. Дизайнеры — Катерина Копытина, Максим Максимов, Ярослав Рассадин, Ярослав Мисонжников, Анна Кулачек — и вовсе пришли от идеи в восторг. Оказывается, они давно об этом мечтали. За успешным началом последовала долгая и довольно трудная стадия реализации. Одни дизайнеры придумали проекты мгновенно, другие шли к ним долго, меняя концепцию. Не все фабрики сразу приняли проекты, однако никогда аргументом в обсуждении не было “мне не нравится”: если дизайнеров просили что-то переделать, то только из-за требований производства. И фабрики, и дизайнеры отвлекались на срочные проекты. Даже такая простая вещь, как перепис­ка, затруднялась тем, что у сотрудников фабрик нет привычки к электронной почте. Но все это — нормальный рабочий процесс. Было бы даже странно, если бы подобный эксперимент прошел без сучка, без задоринки.

Проект AD: новая жизнь старых промыслов

Результат можно назвать удачным хотя бы потому, что фабрики познакомились с новой формой работы, а дизайнеры (не все, но большинство) получили новый опыт. Достигнута ли цель — создать современные функциональные предметы, которые хочется купить? Не во всех случаях. Некоторые (и дизайнеры, и фабрики) считают, что из подобного сотрудничества может родиться дорогой “эксклюзив” или лимитированная серия, но никак не доступный массовый продукт. Что, вообще-то, противоречит самому принципу промышленного дизайна. Не во всех проектах до конца раскрыт потенциал промыслов. Некоторым фабрикам было сложно довериться дизайнерам и выйти за рамки привычного. Но все это проблемы “роста”. Практически все участники проекта готовы к продолжению, так что дальше будет только лучше.

В ближайшее время мы выложим на сайт отчет по каждому результату пятерых участников проекта. Следите за новостями!

Куратор проекта: Юлия Пешкова

Фото: василий буланов
опубликовано в журнале №11 (145) Ноябрь 2015

Комментарии