Путешествие по фабрикам Брианцы

На территории нынешней Москвы ломбардская область Брианца могла бы с удобством поместиться дважды: своей славой она обязана отнюдь не просторам, не красоте пейзажей и не древностям. Хотя на скудость пейзажей и древностей, уж конечно, и эта часть Италии на самом деле пожаловаться не может. Рядом Милан, рядом озеро Комо, ну а столица этой области – двухтысячелетний город Монца, некогда резиденция лангобардских королей, где на алтаре средневекового собора до сих пор хранится одна из самых знаменитых исторических реликвий Европы – Железная корона, которой венчались на царство многочисленные владыки от варварских правителей "темных веков" до Наполеона. Но теперь Брианца сама по себе царство, вернее сказать, столичный регион мировой империи: именно здесь сосредоточены фабрики прославленных итальянских мебельных брендов.

Провинция Бриана, Ломбардия, Италия.

Провинция Бриана, Ломбардия, Италия.

В порядке красивого оборота речи можно сказать, что случилось это именно благодаря Бонапарту. При французах в Ломбардии, как писал Стендаль в "Пармской обители", "повсюду господствовало счастливое безумство, веселье, сладострастие", здесь воцарились новые стандарты роскоши, искусство парижских мебельщиков, обойщиков и портных стало привычным ориентиром для местных мастеров, и не случайно многие из сегодняшних фабрикантов Брианцы так гордятся своей приверженностью французским историческим стилям.

Базилика святых Петра и Павла в Альяте, Брианца, X-XI вв.

Базилика святых Петра и Павла в Альяте, Брианца, X-XI вв.

Правда, к придворным поставщикам наполеоновского вице-короля Италии, принца Евгения Богарне, напрямую никто из этих производителей свою генеалогию не возводит, и тем не менее история успеха многих грандов Брианцы – именно семейная история, и часто получается так, что ее легко проследить если и не до наполеоновских времен, то до первых десятилетий единой Италии уж точно. Только где-нибудь там в 1880-е они вряд ли грезили о завоевании планетарного мебельного рынка, а занимались скромными и прагматичными ремесленными делами.

"Вилла Мернерио в Брианце", Кэролайн и Фридрих Лос, 1823 г., Италия.

Дед нынешнего владельца компании Angelo Cappellini, например, занимался изготовлением деревянных рам для живописи и для зеркал: в те времена (речь о 1880-х) пышные резные рамы “в стилях” были у покупателей в чести. Теперь компания, обставлявшая, в частности, Большой Кремлевский дворец, Государственную Думу и театр Et Cetera, делает мебель по образцам конца XVII – середины XIX столетия: разделы каталога, как в руководстве по истории мебели, озаглавлены "Людовик XIV", "Регентство", "Людовик XV", "Людовик XVI", "Ампир" и "Бидермейер". Технологии, если оставить за скобками электрическую тягу, изменились с 1880-х годов не слишком – во главе угла неторопливый труд резчиков.

  • Еще одни знатные специалисты по мебельному репертуару от необарокко до неоампира, компания Asnaghi Interiors, чуть моложе: скромная столярная мастерская, с которой Asnaghi отсчитывает свою историю, появилась в 1916 году. Теперь ей принадлежит громадная фабрика, где даже не знаешь, что именно производит более эффектное впечатление – собственно цеха, где методично выпиливают, обтачивают и покрывают резьбой детали будущих кресел и диванов, или склады с уходящими в бесконечность легионами рокайльных стульев, комодов, консолей и так далее. Как водится, столярное искусство – канва, по которой потом вышивают другие мастера: многие клиенты любят мебель, которую выпускает фирма семьи Аснаги, за обилие позолоты, росписей и ярких декоративных тканей.

  • Название компании MisuraEmme вроде бы ни на какую долгую семейную историю не намекает, но это только на первый взгляд. "Emme" –  так итальянцы произносят название буквы "М", первой буквы в фамилии Маскерони, которую носят потомственные владельцы этого производства. Компания с более чем столетней историей антикварно-музейную тематику не использует, ее козырь – современные, изящные и практичные решения для всевозможных жилых пространств (за вычетом разве что кухонь) и разработанные в собственных лабораториях технологические ноу-хау. Например, клееные доски из трех слоев древесины тополя и тотальное использование безупречных в экологическом смысле лаков на водорастворимой основе.

  • Впрочем, некоторые из промышленников Брианцы более ревниво относятся к своему технологическому процессу и не каждую его деталь готовы сделать достоянием общественности (а значит, и конкурентов). Андреа Турри, глава компании Turri, всегда готов самым радушным образом провести гостей по своим цехам (где регулярно можно наблюдать, как делают обстановку по спецзаказу какого-нибудь главы государства). Да еще с гордостью рассказывая, в каком регионе Тосканы производятся отменные кожи, идущие на обивку, сколько золота уходит ежегодно на отделку и так далее. Но иногда все-таки просит: пожалуйста, вот тут не фотографируйте, этот технологический момент – наш секрет. 

  • А у компании Giorgio Collection (еще одно старинное семейное производство на рынке итальянской мебельной роскоши) свой взгляд на проблему: здесь считают, что производство в особой публичности и не особенно нуждается. Посмотреть в обширном шоу-руме на изделия компании, выдержанную в духе импозантного ар-деко, – это одно: здесь все эти драгоценные экзотические породы дерева, хрусталь и натуральные меха, которые щедро использует Giorgio Collection, смотрятся с особым достоинством, как актер на сцене. А с прозаичной "кухней" можно и не знакомиться.

  • Кого на первый взгляд удивительно обнаружить в перечне прописанных в Брианце компаний, так это La Murrina: отчего же здесь, а не на родном Мурано? На самом деле, как выясняется, прекрасные светильники и вазы из муранского стекла действительно производятся на острове стеклодувов. Причем по самым аутентичным технологиям – тут уж ничего нового не изобретешь: печи, расплавленное стекло, стеклодувная трубка и щипцы, которыми раскаленному стеклянному пузырю в мгновение ока придают нужную форму. Но вот второстепенное производство (сборка и электрическое оснащение), как и фабричный шоу-рум компании, все-таки размещается в Брианце – даже венецианский бренд чувствует себя здесь как дома. 

  • Текст: Сергей Ходнев

    Фото: Getty Images/Империя Изображений, Corbis Images/ All Over Press, Diomedia; архивы пресс-служб

    Комментарии