Проект AD "Свой дом": история Вовы

Совместно с фондом "Дети Павловска" мы запустили благотворительный проект “Свой дом” – ремонт квартиры для юноши-инвалида из Петербурга. Главный редактор журнала Евгения Микулина в своем письме рассказала об идее, участниках и планах работы. А о Вове и его невероятной истории рассказывает Евгения Штиль – учредитель "Дети Павловска".

Евгения Штиль, учредитель Санкт-Петербургской благотворительной организации помощи детям и взрослым с ограниченными возможностями "Дети Павловска"

Вова появился в Павловском детском доме, что на окраине Петербурга, не сразу. Сначала он был в обычном интернате, потом, из-за хромоты, ему добавили в диагноз легкую умственную отсталость; сказали, что ему необходимо "полежать в больничке", после чего отправили в "особый" детдом. Когда Вову привезли, он никак не мог понять, что происходит, где он, и когда его "выпишут"… Потом, когда стало совсем уже ясно, что, если ты родился инвалидом, от которого отказались родители, то шансов выйти "наружу" практически нет – Вова решил пойти вопреки своей предначертанной судьбе и вырваться в самостоятельную жизнь во что бы то ни стало.

Вова хорошо учился, насколько это можно было сделать в рамках интернатного образования. Умеет читать, считать, писать. В 2011 году Вова был первым, кто рассказал общественности о делах тогдашнего директора детдома, написал письмо президенту, что повлекло за собой ряд скандально известных разбирательств и смену всего руководства детского дома.

В 2012-м он все же отправился в интернат для взрослых, но ни на минуту не оставлял мысли о самостоятельном проживании. Вопреки обычаю сильных ребят работать в интернате бесплатно, Вова самостоятельно устроился на работу за пределами учреждения и уже три года работает дворником в Петергофе со стабильным окладом.

Не многие знают, но такие ребята, как Вова, имеют право на свой маленький кусочек жилплощади "от государства". Это не подарок за ущербность, а ресурс, включенный в наш с вами оборот налогообложения, который для тех, кому он полагается – попробуй заполучи. Как правило, 99 % выпускников "особых" детских домов проходят мимо этого блага, переходя автоматически "по этапу" из интернатов для детей в интернаты для взрослых.

Вова, короче говоря, не из таковых. Вова вовремя встал на очередь; как-то прознал, не без помощи волонтеров благотворительной организации, о способах побега из Системы; получил ордер на собственное жилье. Три года ждал – и получил. В этот прекрасный солнечный день порт его приписки под названием "Психоневрологический интернат" радостно выписал молодого парня Туда, в Новое Жилье. Выселил не глядя.

Вот так выглядит квартира, выделенная для Вовы.

Вот так выглядит квартира, выделенная для Вовы.

С одной стороны, это очень здорово и классно, это так хорошо и просто – убраться из психиатрического учреждения на свободу, которую ты заслуживаешь. Всё как по Кену Кизи. Но мы решили все же предупредить, протестировать момент Вовиного переселения в "самостоятельность". Что мы увидели? Нашему взору предстала пустая квартира-студия двадцати без малого квадратных метров, с отходящими обоями и раковиной в углу. "Плиту мы вам пока не дадим, потому что двери плохие, вынесут", – сообщил нам домуправ.

Вид с противоположной стороны.

Вид с противоположной стороны.

Вовка и сам был в шоке от своего счастья. Скоропостижные сроки переселения в Пустой Дом, где нет ни соседей по этажу (дом социальный и сдан совсем недавно), вся эта гиперрешительность, которой молодой "гадкий утенок" решил блеснуть, несмотря на всё, – всё это стало целой ситуацией на грани фола, если бы не пришлись ребята наподхват – те же друзья, волонтеры благотворительной организации "Дети Павловска", которые пригласили к поддержке неравнодушных – журнал AD и студию "Однушечка".

Дмитрий Жигалев и Сергей Бахарев, студия

Дмитрий Жигалев и Сергей Бахарев, студия "Однушечка".

Вова, как первая ласточка, вылетевшая из интерната в государственное жилье, не очень понял, в чем прикол. Ведь там, в системе, его не учили самостоятельности. Ибо незачем. Будучи реальным selfmade чуваком, поставленным перед фактом: вчера ты жил здесь, в интернате, завтра поезжай к "себе домой", – конечно, Вова имел право растеряться. Но Вова не растерялся. Понимая, что ему предстоит въезжать в Пустой Дом о девятнадцати квадратных метров, наш герой был готов принять этот дар судьбы с гордо поднятым носом и диваном, купленным на целую свою зарплату.

И тут мы сказали: Вова, подожди. Давай сделаем это круто! Ведь это такой важный, переломный момент истории. 

Проект AD "Свой дом": история Вовы

Продолжение следует.

Текст: Евгения Штиль

Фото: Слава Королев; иллюстрация Юлия Накарякова

Комментарии