renovaciya-po-anglijski-arhitektor-aleks-eli-rasskazyvaet-o-zastrojke-sovremennogo-goroda
Архитектура

Реновация по-английски: архитектор Алекс Эли рассказывает о застройке современного города

Лондонский архитектор Алекс Эли уверен, что современный город должен меняться и застраиваться новыми зданиями. О том, как сделать этот процесс безболезненным для местных жителей, он рассказал Анастасии Ромашкевич.

, обновлено 20 Апреля 2019
AD Magazine

Знаете, какой город второй по величине в Великобритании? Признаться, я уже тестировала этот вопрос на многих своих знакомых и поэтому почти на сто процентов уверена, что правильного ответа вы не знаете. “Я и сам до недавнего времени не знал, что это Бирмингем, — признается Алекс Эли. — Лондон — это черная дыра, которая засасывает всю экономическую активность в стране”.

Архитектор Алекс Эли.

Алекс Эли — архитектор из тех, кто пытается побороть наследие модернизма, когда считалось, что город должен быть четко поделен на зоны: жилую, деловую, торговую и “отдыхательную”. Вместе с полусотней своих коллег он консультирует лондонского мэра по вопросам городского планирования и стандартизации требований к жилью. Это своего рода общественная нагрузка, которая, по словам архитектора, занимает пару дней в месяц, а основное его занятие — проектирование многоквартирных домов, хотя сам Эли называет их словом development (“девелоперский проект”). Разница не только в терминологии, но и в подходе.

Реновация по-английски: архитектор Алекс Эли рассказывает о застройке современного города - фото 1
Жилой комплекс Brentford Lock West в Лондоне.

В конце прошлого года Эли приезжал в Россию как спикер программы “Архитекторы.рф” и рассказывал участникам (сотне архитекторов со всех концов России), что застройка в современном городе должна быть плотной и многофункциональной. “Архитекторам приходится иметь дело с глобальными вызовами, такими как изменение климата, сокращение доступных ресурсов, качество воздуха и социальное неравенство, поэтому у нас есть чему поучиться друг у друга. Но при этом конкретные решения должны быть привязаны к местной специфике”, — считает британец.

Реновация: ломать нельзя ремонтировать
Может быть интересно
Реновация: ломать нельзя ремонтировать

Одна из самых больших проблем современного Лондона — дефицит доступного жилья, с которым нынешний мэр Садик Хан обещал бороться в рамках своей избирательной кампании. Одновременно он пытается победить загрязнение воздуха, основным источником которого в постиндустриальных городах оказываются машины. Так что новые дома не должны создавать транспортных проблем, а в идеале должны разгрузить улицы от машин. Как возможно такое чудо? Все дело в процедурах.

Модернистский отель в Лондоне
Может быть интересно
Модернистский отель в Лондоне

Лондонским девелоперам приходится работать в суровых условиях. Цена разрешения на строительство — предмет сурового торга с муниципальными депутатами. Чем больше полезной социальной инфраструктуры пообещает накрутить вокруг проекта застройщик, тем дешевле выйдет. Но никакая инфраструктура не спасет от необходимости отдать половину квартир на социальные нужды — их будут распределять среди нуждающихся те же самые муниципальные власти или благотворительные фонды.

Реновация по-английски: архитектор Алекс Эли рассказывает о застройке современного города - фото 2
Жилой комплекс Brentford Lock West в Лондоне.

Но прежде чем заняться дележкой будущих квартир, надо найти место для стройки. “В Лондоне много домов, построенных в 1960–1970-е годы, в период модернизма. Сейчас эти здания находятся в очень плохом состоянии, их требуется перестраивать. Мы плотно работаем с жителями этих домов — они остаются у себя в районе, но мы переселяем их в новые дома”, — говорит Алекс.

Массовая модернистская застройка предполагала, что между домами должно оставаться побольше “воздуха”, теперь эти пустоты занимают новостройки — в современном Лондоне не боятся повышать плотность застройки в самом центре, считая, что при правильной политике это не создаст проблем. На памятники архитектуры, такие как жилой комплекс на Александра-роуд, здания Эрно Голдфингера или Барбикан (в котором, кстати, живет сам Эли), программа не распространяется, но затрагивает сотни других зданий. По оценке архитектора, речь идет о переселении десятков тысяч людей. И все это очень похоже на московскую реновацию — не только по форме, но и по реакции людей.

Гений места: Барбикан
Может быть интересно
Гений места: Барбикан

“Да, всегда есть недоверие, — констатирует Эли. — Люди чувствуют, что теряют жилье, где, возможно, жили десятки лет”. От массовых протестов и вялотекущей борьбы противников переезда с “засносниками” спасают (хоть и не полностью) процедуры. Получение разрешения на новую стройку — это торг с депутатами. По словам Эли, цена такого документа зависит от того, что именно включает проект. “Нельзя просто строить дом, надо, например, думать, как он улучшит транспортную ситуацию, — рассуждает Алекс уже с позиции архитектора, который проектирует новые дома. — Мы смотрим, как упростить людям путь до метро, стараемся сделать район более связным. Оцениваем потребность в школах, в медицинской помощи. Если вы строите дом с фитнесом, с общественным центром, если он находится рядом с магазинами и рабочими местами, это становится преимуществом”.

Реновация по-английски: архитектор Алекс Эли рассказывает о застройке современного города - фото 3
Жилой комплекс Brentford Lock West в Лондоне.

Понятно, что девелоперы не в восторге от имеющихся правил, но Эли уверен, что это в конечном счете выигрыш обоюдный: “Инвестиции в общественные пространства, в ландшафтный дизайн и инфраструктуру повышают стоимость недвижимости. Это придает проекту индивидуальность и вызывает желание там жить”.

Реновация по-английски: архитектор Алекс Эли рассказывает о застройке современного города - фото 4
Жилой комплекс Kirkfell в Лондоне.

Как и в России, будущий проект выносят на общественные слушания, но тут сходство лишь в названии. По смыслу это совсем другая процедура: никого не интересует, сколько у проекта сторонников. Задача в том, чтобы послушать тех, кто недоволен или сомневается, и постараться перетянуть их на свою сторону — например, путем организации воркшопов. “Люди, которые живут в непосредственной близости от будущей стройки, опасаются, что новое строительство создаст пробки, спровоцирует асоциальное поведение, начнется нехватка мест в школах. Воркшопы позволяют услышать эти опасения и показать, каким образом новый проект улучшит ситуацию, — рассказывает Эли. — К примеру, у нас есть проект, который предполагает создание нового парка для всего района. У них также появится локальный шопинг-центр и новый детский сад в непосредственной близости”.

7 примеров успешной реновации в Москве
Может быть интересно
7 примеров успешной реновации в Москве

Есть и приятная сторона медали. В Лондоне, который в последние годы похож на большую стройку, все больше общественных пространств: скверик со скамейками и зеленью, обращенный в сторону улицы, номера в лондонских новостройках. “Я думаю, что даже небольшой жилищный проект предполагает какое-то общественное пространство, — говорит Эли. — Это первое, что мы видим, выходя из дома. Это обеспечивает качество жизни”.

Реновация по-английски: архитектор Алекс Эли рассказывает о застройке современного города - фото 5
Жилой комплекс Caudale в Лондоне.

Нельзя сказать, что такие процедуры на сто процентов исключают конфликты и недобросовестность. Например, не так давно выяснилось, что в одном из новых домов обитателей социальных квартир не пускают на детскую площадку, которую зарезервировали для тех, кто купил квартиры по полной цене, хотя в изначальном проекте никакой такой сегрегации не предусматривалось. Но теперь у недовольных по крайней мере есть повод жаловаться.

Читайте также