Строят будущее: 8 молодых архитекторов

Усталость от «звездной» архитектуры копится уже давно. Футуристические гиганты и деконструктивистские махины надоедают и становятся слишком дорогими для современных городов. Мы выбрали лучших представителей нового поколения архитекторов, чьи проекты актуальны, доступны и жизнеспособны.

Усталость от «звездной» архитектуры копится уже давно. Футуристические гиганты и деконструктивистские махины надоедают и становятся слишком дорогими для современных городов. Мы выбрали лучших представителей нового поколения архитекторов, чьи проекты актуальны, доступны и жизнеспособны.

1. Аманда Ливит

Аманда Ливит

Хотя сама Аманда Ливит пришла в архитектуру относительно давно, ее бюро AL_A мы смело называем молодым и подающим надежды. Самый крупный их проект увидел свет в октябре 2016 года. Архитектор создала новую визитную карточку Лиссабона — Музей искусства, архитектуры и технологий. Он уже номинирован на Премию Мис ван дер Роэ 2017, и совсем скоро мы ждем от Ливит открытия новой части Музея Виктории и Альберта в Лондоне. Бюро AL_A уделяет много внимания исследованиям и инновациям, которые они применяют в своих проектах, и этим причисляют себя к новому, передовому поколению архитекторов.

Музей искусства, архитектуры и технологий (MAAT) в Лиссабоне. Здание буквально растеклось белой изящной волной по побережью реки Тежу. Пятнадцать тысяч белых плиток отражают водную гладь, а на крыше музея обустроена смотровая площадка с видом на древнюю часть Лиссабона — район Белем.

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

Расширение Музея Виктории и Альберта в Лондоне.

2. 6a architects

Стефани Макдональд и Том Эмерсон

Работа на стыке архитектуры и искусства, оммаж брутализму, лондонские галереи, фотостудия Юргена Теллера — все, чем запомнилось молодое бюро архитектурному миру, и это уже немало. Стефани Макдональд и Том Эмерсон осмысляют городское пространство с помощью натуральных материалов, следуя общему тренду и одновременно выделяясь из массы. Их последний проект — обновление старинного кампуса Кембриджского университета. Они возродили один из лучших памятников британского брутализма, воссоздав фасад из кирпича, дерева и стекла. В 2011 году английское бюро было удостоено премии RIBA.

Кампус Колледжа Черчилля в Кембриджском университете. Оригинальное здание было построено в 1960-е годы архитектором Шеппардом Робсоном.

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

3. Assemble

Assemble

Перед вами молодой коллектив архитекторов и дизайнеров из Лондона, которые не только строят, но и создают среду. Профессиональному сообществу они запомнились своими художественными проектами, за один из которых получили престижную британскую Премию Тернера, чем наделали много шума: обычно премией награждают выдающихся художников, но архитекторы прежде ее никогда не получали. Эти ребята поддерживают важные архитектурные тренды — доступность и работу с людьми. В Ливерпуле они привлекли местных жителей к возрождению квартала Granby Four Streets, чтобы вместе ремонтировать полуразрушенные дома и создавать общественные пространства.

Yardhouse — это пример доступной архитектуры, которую пропагандирует коллектив Assemble. Фасад здания отделан бетонной плиткой, которую дизайнеры и архитекторы расписали вручную.

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

4. Бьярке Ингельс

Бьярке Ингельс

Основатель бюро BIG будоражит архитектурное сообщество уже не первый год, но сейчас о нем говорит буквально весь мир, а Netflix выпускает документальный фильм о его карьере. Знаменитым датчанина Бьярке Ингельса сделали его жилые комплексы в Копенгагене, в которых он показал, как можно создавать экономичную и при этом эффектную архитектуру. Ингельс рассказывает о своих проектах в комиксах, выстраивает диалог между человеком и большой архитектурой, строит штаб-квартиру Google, Two World Trade Centre и показывает вокзал и тоннель для поезда Hyperloop, который способен доезжать из Дубая в Абу-Даби за двенадцать минут. Словом, 42-летний архитектор за двенадцать лет добился того, к чему, например, его учитель Рем Колхас шел гораздо дольше.

Один из первых проектов BIG — 8 House в районе Копенгагена Эрестад. Комплекс включает в себя жилые пространства, парки, магазины, и все это соединено променадом и велодорожкой.

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

VIA 57 West признан одним из лучших проектов 2016 года. Ингельс создал гибрид нью-йоркского небоскреба и европейского “горизонтального” жилого комплекса с живым оазисом внутри.

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

VIA 57 West признан одним из лучших проектов 2016 года. Ингельс создал гибрид нью-йоркского небоскреба и европейского “горизонтального” жилого комплекса с живым оазисом внутри.

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

Новая школа в Арлингтоне по проекту бюро BIG.

5. Во Тронг Нгиа

Во Тронг Нгиа

Вьетнамец Во Тронг Нгиа считает, что бамбук в скором времени заменит все архитектурные материалы, и не устает доказывать это своими проектами. Архитектор создает живые фасады, бамбуковые интерьеры, и на Архитектурной биеннале в Венеции он также представил инсталляцию из любимого материала. Среди его заказчиков компания Panasonic, офис которой он украсил деревянной решеткой из природных узоров. Один из главных векторов работы вьетнамского архитектора — доступное и надежное жилье, которое сближает человека с природой. К слову, об этом сегодня задумывается не только Во Тронг Нгиа, но и все мировое архитектурное сообщество. Пока что архитектор работает в основном в родной стране и пытается бороться с жилищным кризисом во Вьетнаме с помощью экономичных конструкций из бамбука.

Общественный центр Diamond Island в Хошимине состоит из восьми маленьких и больших бамбуковых павильонов, накрытых куполами из соломы.

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

6. OOPEAA

Ансси Лассила

Дерево активно отвоевывает свое место под солнцем, а архитекторы развивающегося финского бюро OOPEAA поддерживают этот тренд. А может быть, они его задают? В этом году сразу два проекта OOPEAA попали в шорт-лист престижной европейской Премии Мис ван дер Роэ. Один из них — многоквартирный дом из дерева, а второй — мультиконфессиональная церковь, деревянная внутри и медная снаружи. Основатель, Ансси Лассила, формирует философию бюро вокруг своего главного принципа — сочетания традиционных материалов и инновационных технологий. Получается отлично.

Церковь Suvela в Эспоо. Это пространство, которое служит не только разным религиям, но и запросам города. В церкви есть мес­то для встреч городских сообществ и проведения разных мероприятий. Подробнее о проекте читайте по клику на изображение. https://admagazine.ru/arch/107579\_mednaya-tserkov-v-finlyandii.php

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

Церковь Suvela в Эспоо. Внутреннее пространство.

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

7. WALL

Айк Навасардян и Рубен Аракелян

Бюро WALL, основанное Рубеном Аракеляном и Айком Навасардяном в 2014 году, уникально для России по нескольким причинам. Молодые по меркам архитектуры люди открыли собственную практику и тут же выиграли конкурс на важный проект ТПУ у метро «Павелецкая», были признаны лучшим молодым бюро России в 2015 году, а в 2016-м построили свой павильон на ВДНХ, современный и актуальный. Бюро идет в ногу со временем, делая упор на философию, свободу творчества и молодых специалистов. Рубен Аракелян в этом году в очередной раз стал куратором «АРХ Москвы» — ждем от него и Айка Навасардяна новых заявлений и реализации амбициозных проектов.

Павильон информационных технологий на ВДНХ. Здание облицовано бетонными плитами, орнамент которых повторяет материнскую плату. Функционально павильон разделен на три зоны.

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

Павильон информационных технологий на ВДНХ. Здание облицовано бетонными плитами, орнамент которых повторяет материнскую плату. Функционально павильон разделен на три зоны.

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

8. ZAO/standardarchitecture

Чжан Кэ

За этим китайским бюро стоит следить, потому что оно не только поддерживает общий тренд на доступную архитектуру, но и делает это очень экзотично. Его основатель Чжан Кэ ведет проект обновления пекинских хутунов — древних кварталов, которые сейчас активно уничтожаются. Он показывает, как средневековую застройку можно превратить в хостелы, коворкинги, жилые дома и таким образом сэкономить не только деньги, но и драгоценную территорию.

Один из примеров преображения пекинского хутуна: микрохостел площадью 30 м².

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

Один из примеров преображения пекинского хутуна: микрохостел площадью 30 м². Подробнее о проекте читайте по клику на изображение.

Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;

Фото: Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;