Восстановленный монастырь на Корсике

Архитектор Амелия Тавелла, недавно ставшая кавалером Национального ордена “За заслуги”, занимается реконструкцией и расширением монастыря Сен-Франсуа в Сент-Люси-де-Таллано на своей родной Корсике.

Здание монастыря, построенного в 1480 году, уже давно было частично разрушено и не использовалось. Амелия Тавелла взялась реконструировать монастырь, но так, чтобы не потревожить особую атмосферу прошлого места. “Я верю в высшие и невидимые силы. И в монастыре Сен-Франсуа они, безусловно, чувствуются. Размещенный на высоте, на скале, до того как стать местом молитвы и уединения он был оборонительной крепостью. А затем был избран монахами за абсолютную красоту места. Потому что вера стремится к возвышенному”, — говорит Амелия.

Одной стороной монастырь обращен к кладбищу, другой — к деревне, от которой отделен широким поясом оливковой рощи. Вокруг — хребты гор, меняющих свой вид и цвет от сезона к сезону. Здесь пульсирует сердце южного нетуристического региона Корсики — Альта-Рока.

За годы запустения природа проросла сквозь старые камни и стены, став частью архитектурного ансамбля, превратившись, по словам архитектора, “в растительную броню, которая защищает комплекс от эрозии и разрушения”. Инжирное дерево стало частью фасада. Корни где-то держат камни лучше извести, которая не выдержала испытания временем. Амелия Тавелла с уважением относится к природе, которая будет защищать дремлющее здание до его полного восстановления, воскрешения в новом образе культурного центра.

“Я решила сохранить руины и заменить разрушенную, призрачную часть новой в медной облицовке, которая станет “Домом территории”(Maison du Territoire). Я шла по стопам прошлого, соединяя красоту с верой, веру с искусством, дух ушедшего и формы современности. Руины были маяками, точками отсчета, направляющими наш выбор, наши решения, новые формы и объемы”.

Новый объем в медной оболочке продолжает историческую часть, мимикрирует под нее, но при этом, безусловно, современен. “Мне нравится так работать здесь, на корсиканской земле, — говорит Амелия. — Я не сношу, не стираю прошлое, я “навешиваю” на него новое, “вплетаю” его. Новое словно сакрализирует руины, поднимая их на новый поэтический уровень”.

Фото: Thibaut Dini