Зачем нужны павильоны галереи Серпентайн в Лондоне

Завтра в Кенсингтонском саду состоится официальное открытие павильона галереи Серпентайн по проекту африканского архитектора из Буркина-Фасо Фрэнсиса Кере. Он стал семнадцатым по счету, сменив на этой позиции Бьярке Ингельса. Мы рассказываем, почему архитектурные павильоны Серпентайн – это важно.

Завтра в Кенсингтонском саду состоится официальное открытие павильона галереи Серпентайн по проекту африканского архитектора из Буркина-Фасо Фрэнсиса Кере. Он стал семнадцатым по счету, сменив на этой позиции Бьярке Ингельса. Мы рассказываем, почему архитектурные павильоны Серпентайн – это важно.

Где

Галерея Серпентайн – это домик посреди Кенсингтонских садов в Гайд-парке, который является бывшим чайным павильоном, построенным в 1934 году.

Галерея Серпентайн в Кенсингтонских садах.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow

Галерея была учреждена в 1970 году и с тех пор является одним из главных оплотов современного искусства, в котором выставлялся Дэмьен Хёрст, Джефф Кунс, Ман Рэй. В 2013 году у галереи появилось дополнение на другой стороне озера Серпентайн – Serpentine Sackler Gallery, его спроектировала Заха Хадид.

Павильон Захи Хадид, 2000.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow
Зачем

Такая малая архитектурная форма оказалась отличным поводом пригласить всемирно известного архитектора, который построит за шесть месяцев абсолютно новый проект. Главное условие, поставленное галереей: павильон строит выдающийся архитектор, который еще ни разу не создавал постройки в Великобритании.

Павильон Жана Нувеля, 2002.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow

И разумеется, павильон должен привлекать внимание и стать полноценным общественным пространством на летний период. Для архитекторов это отличный способ пофантазировать и воплотить те идеи, которые они не могут позволить себе осуществить в больших серьезных проектах. После того как летний сезон заканчивается, павильоны выставляются на продажу и становятся желанными трофеями для коллекционеров искусства или больших компаний – тех, которые могут себе это позволить.

Павильон бюро Selgascano, 2015.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow
Кто

Первый павильон у Serpentine Gallery появился в 2000 году с легкой руки Захи Хадид. Под его крышей отмечали 30-летие галереи и проводили благотворительный ужин с участием Стинга, Стива Мартина и герцога Йоркского. Тогда Заха Хадид была только многообещающим архитектором с парой построенных проектов и невероятным потенциалом, который все видели в ее рисунках и макетах.

Павильон Оскара Нимейера, 2003.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow

Павильон должен был существовать всего неделю, но один из кураторов галереи Серпентайн Крис Смит настоял на том, чтобы временная структура простояла в парке три месяца. Так началась история павильонов Серпентайн.

Павильон Даниеля Либескинда, 2001.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow

После Захи Хадид павильоны в Лондоне построили практически все выдающиеся архитекторы современности: Даниэль Либескинд (2001), Тойо Ито (2002), Оскар Нимейер (2003), MVRDV (2004), Алвару Сиза (2005), Рем Колхас (2006), Кьетиль Торсен (Snøhetta; 2007), Фрэнк Гери (2008), Sanaa (2009), Жан Нувель (2010), Петер Цумтор (2011), Herzog & de Meuron (2012), Со Фудзимото (2013), Смильян Радич (2014), Хосе Сельгас и Лусия Кано (2015), Бьярке Ингельс (2016), Фрэнсис Кере (2017).

Как

Каждый павильон – отражение стиля архитектора, его небольшое высказывание. Поликарбонат, стекло, пластик, дерево – все материалы легкие и гибкие. Временная структура не обязана быть монументальной, ее главное предназначение – привлечь внимание.

Павильон Рема Колхаса, 2006.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow

Например, Со Фудзимото использовал в своем павильоне только белые стальные прутья, загадочно подсвеченные ночью. У Бьярке Ингельса это были полупрозрачные кубы поликарбоната и ничего больше. Рем Колхас в 2006 году “надул” огромный полупрозрачный шар над амфитеатром павильона, чей фасад очень напоминал фасад московского музея “Гараж”, построенный архитектором намного позже.

Павильон Бьярке Ингельса, 2016.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow
Почему павильоны – это важно

Павильон галереи Серпентайн стал полноценной частью летнего сезона в Лондоне. Это и отдельный архитектурный экспонат, и общественное пространство, в котором проходят лекции, концерты и праздничные мероприятия. К тому же это отличный повод создать талантливую коллаборацию.

Павильон Herzog & de Meuron и Ай Вэйвэя, 2012.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow

В 2012 году павильон строили Herzog & de Meuron вместе с художником Ай Вэйвэем, а в 2007 году Кьетиль Торсен из Snøhetta объединился с датско-исландским художником Олафуром Элиассоном. Кстати, оба эти павильона получились чуть ли не самыми эффектными за всю историю – возможно, дело действительно в успешном дуэте.

Павильон Кьетиля Торсена и Олафура Элиассона, 2007.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow

Последние несколько лет выбор автора павильона определяет архитектурные тренды. В прошлом году это была восходящая звезда архитектуры Бьярке Ингельс, своими проектами меняющий взгляд на современное жилье, а в этом – выходец из Буркина-Фасо архитектор Фрэнсис Кере, первый африканец, приглашенный к созданию павильона Серпентайн.

Павильона Фрэнка Гери, 2008.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow
Что в этом году

Архитектор Фрэнсис Кере не стал “кричать” своим проектом, он просто привез в Лондон то, что видел в своей родной деревне Гандо. “Я вдохновился огромным деревом в Гандо. Сообщество всегда собирается под его сенью. И я хотел создать подобное место здесь, которое побуждало бы людей встречаться и чувствовать себя комфортно”, – сказал 52-летний архитектор, руководящий своим бюро в Берлине с 2005 года.

Павильон Фрэнсиса Кере, 2017.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow

Его павильон действительно напоминает собой дерево – синий “ствол”, украшенный треугольным узором, и полупрозрачная деревянная крыша диаметром 25 метров, будто сделанная из соломы. В стенах есть просветы, как и в центре крыши, – так дневной свет попадает внутрь павильона и подсвечивает его изнутри.

Павильон Фрэнсиса Кере, 2017.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow

Синий цвет узорчатых стен – это тоже символ. Кере рассказал, что в его родной деревне мужчины обязательно надевают синий на первое свидание, и он как архитектор хотел “надеть все самое лучшее” для этой встречи с Лондоном. Думаем, что Дэвид Аджайе, посоветовавший директору галереи Хансу-Ульриху Обристу пригласить Кере, сделал удачный выбор.

Павильон Фрэнсиса Кере, 2017.

John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow

Текст: Софья Карпенко

Фото: John Offenbach; Iwan Baan; Hufton & Crow