Интерьер

Интерьер в темных тонах в миланской квартире дизайнера Нила Барретта

Британский дизайнер Нил Барретт решил, что яркие краски дома не нужны, и стены своей миланской квартиры выкрасил в темно-коричневый.
.  .  Arredamenti Colzani              RY Augousti     .
Фрагмент гостиной. Диван, Arredamenti Colzani; декоративные подушки обтянуты разными видами кожи, в том числе искусственной; оба журнальных столика, R&Y Augousti; на стене работа Мэтью Стоуна.Фото: Стефан Жульяр

Бывая в Лондоне, фэшн-дизайнер Нил Барретт обычно останавливается в отеле Chiltern Firehouse. “Только в Лондоне, неважно, где именно, британцы чувствуют себя как дома, во всех остальных городах они чужаки”, — считает Нил. Наверное, поэтому он решил обзавестись квартирой в Милане, чтобы попытаться сродниться с этим городом. Барретт купил апартаменты, расположенные в палаццо XIX века в самом сердце района Сант-Амброджо, рядом с руинами древнеримского цирка. Его партнер Карло Бароне Лумага обожает эту часть города: по утрам он гуляет тут по узким улочкам и обязательно заходит в кондитерскую Marchesi, которая существует аж с 1824 года.

В итальянской столице моды Нилу пришлось осесть из‑за работы. Тут все рядом: лучшие мастера и производители текстиля, которые в течение дня привезут тебе нужные образцы ткани. Любовь к дизайну одежды у британца в генах — его прадед владел ателье, где шилась униформа для армейских офицеров. Карьера Барретта была стремительной: его взяли на работу в Gucci через два дня после того, как он окончил Королевский колледж искусств, через пять лет он ушел в Prada, а в 1999-м основал свой собственный бренд, у которого сейчас 470 шоурумов по всему миру. Костюмы Neil Barrett носят Брэд Питт, Орландо Блум, Джастин Тимберлейк и Юэн Макгрегор.

Фрагмент гостиной. Кресла Saint Germain и журнальные столики Peacock, R&Y Augousti; торшер и ковер из шоурума Flamant; зеркало сделано на заказ. 

Фото: Стефан Жульяр

Сейчас штаб-квартира компании Нила, фабрика и творческая лаборатория находятся в Милане под одной крышей. Это бывшее промышленное здание из бетона с монохромным минималистичным пространством и эффектными деталями: кубами с черной окантовкой, в которых расположены переговорные, и стеклянным потолком. “Свет там невероятный, солнце освещает все с утра до вечера”, — рассказывает Барретт. Его собственная квартира в Милане по колористике тоже сдержанная, в ней стены только двух цветов: темно-коричневого или белого. Изначально хозяин хотел сделать пространство очень ярким, но быстро отказался от этой затеи, когда понял, что вряд ли будет бывать дома днем. “Вместо этого я решил оформить все так, чтобы здесь было комфортно вечерами, — объяс­няет он. — А цвета подбирал тщательно. Такой же принцип я использую в моделировании одежды: люблю, когда вещи из старых и новых коллекций идеально сочетаются между собой”.

Фрагмент гостиной. Диван, Arredamenti Colzani; декоративные подушки обтянуты разными видами кожи, в том числе искусственной; оба журнальных столика, R&Y Augousti; на стене работа Мэтью Стоуна.

Фото: Стефан Жульяр

Фрагмент гостиной. Сундук достался Нилу в наследство от деда; на сундуке вазы, R&Y Augousti; оленьи рога куплены в антикварном магазине во Флоренции; топка камина сделана из стали.

Фото: Стефан Жульяр

Скудную цветовую гамму интерьера хозяин разбавил богатыми по фактуре элементами — шерстяными пледами, каракулевыми подушками и предметами интерьера, обтянутыми кожей. Их проектируют его давние друзья, дизайнеры Риа и Йиури Аугусти. “Я покупаю что-то из каждой их коллекции, меня можно назвать постоянным клиентом”, — смеется Нил. Анималистичных деталей в ­квартире много: тут есть черепа, рога, чучело сокола и панцирь черепахи — все найдено на барахолках или в антикварных магазинах. Барретт объясняет это любовью к миру живой природы. “Меня восхищают животные, насекомые и птицы. Они самые красивые создания, которые меня постоянно вдохновляют”, — говорит он. Нил привез сюда много старинных предметов интерьера XVIII и XIX веков, доставшихся ему по наследству. Например, каминный портал (его теперь можно увидеть в столовой), комод и бар с маркетри и ­кресло-качалку, принадлежавшее его дедушке, который владел мебельной компанией в Плимуте.

Столовая. Основание обеденного стола — одна из семейных реликвий, на него Нил Барретт положил стальную столешницу. Комод и бар XIX века достались ему от бабушки с дедушкой. Табуреты, обтянутые шагреневой кожей, R&Y Augousti; светильник Tube по дизайну Майкла ­Анастасиадиса.

Фото: Стефан Жульяр

Фрагмент столовой. Ковер из шоурума Flamant; рядом с камином чиппендейловский стул; круглое зеркало куплено на рынке в Сиене; наверху справа фото Man in Boxers Милана Вукмировича.

Фото: Стефан Жульяр

Фрагмент столовой. Мраморный каминный портал XVIII века Нил привез из Англии; две бронзовые осы были найдены на барахолке в Тоскане; ваза и зеркало, R&Y Augousti; часы принадлежали деду ­Нила.

Фото: Стефан Жульяр

Свой новый дом Нил полюбил за большую террасу и абсолютно итальянскую атмосферу. “Если вам приходится жить за границей, сделайте так, чтобы вы на сто процентов погрузились в местные колорит и культуру”, — советует британец. Эта квартира пустовала больше сорока лет. До ремонта тут были светлые дубовые полы, камин, отделанный разноцветной плиткой, странные обои и старушечья ванная. Барретт сохранил основную архитектуру пространства, дверные порталы с десюдепортами и карнизы, но изменил назначение некоторых помещений. Одну из спален отдал под столовую, а в другой сделал гардеробную. “Это самая большая комната в доме. Я модельер, и у меня чрезвычайно много одежды”, — признается Барретт. Он очень скучает по Великобритании, но пока что миланская погода и любимая работа побеждают тоску. Правда, у Нила есть золотое правило: как только он пришел домой и закрыл за собой дверь — все обсуждения рабочих вопросов прекращаются. Всем бы научиться проводить такую четкую границу между работой и личной жизнью.

Кухня. Шкафы сделаны на заказ; холодильник, Samsung; плита, Ilve; обтянутый кожей ската табурет, R&Y Augousti; пол отделан листами стали.

Фото: Стефан Жульяр

Фрагмент кухни. Арт-объект подарен Нилу его партнером; кувшины Tube, PaolaC; подносы Turning Tray по дизайну Финна Юля.

Фото: Стефан Жульяр

Фрагмент прихожей. Кресло 1920‑х годов — семейная реликвия Нила; слева столик XVII века; в проеме виден коллаж для обложки журнала Interview, которую ­заказали Нилу.

Фото: Стефан Жульяр

Вид из коридора на прихожую. На стеллаже старые семейные фотографии Нила, самая большая работа — это он сам, снятый Миланом Вукмировичем.

Фото: Стефан Жульяр

Фрагмент прихожей. Столик достался Нилу по наследству, ваза и настольная лампа на нем, R&Y Augousti.

Фото: Стефан Жульяр

Фрагмент хозяйской спальни. Изголовье кровати обтянуто воловьей кожей; череп быка из винтажного магазина в Лос-Анджелесе; прикроватный столик, R&Y Augousti; настольная лампа 1920-х годов по дизайну Эдуарда-Вильфреда Бюке.

Фото: Стефан Жульяр

На гравюре — герцог Веллингтон на поле битвы при Ватерлоо; бюст Юлия Цезаря; на цветном фото — Карло Бароне Лумага.

Фото: Стефан Жульяр

Гостевая спальня. Изголовье кровати сделано из фасадов буфета; справа висит выгравированный голландский портрет; кресло когда-то было подарено прабабушке Нила Эжени Маккаллум членами масонской ложи из Манчестера.

Фото: Стефан Жульяр

Ванная комната. Раковины, Ideal Standard; кресло, R&Y Augousti; стены и пол отделаны мрамором.

Фото: Стефан Жульяр