knizhnaya-polka-arhitektora-pavel-abramov
Культура

Книжная полка архитектора: Павел Абрамов

Продолжаем публиковать интервью о книжных полках архитекторов. Сегодня – интервью с Павлом Абрамовым, о которым мы уже писали на нашем сайте.

, обновлено 9 Октября 2018
AD Magazine
Книжная полка архитектора: Павел Абрамов - фото 1

— Как вы пользуетесь книгами во время работы? Для чего они вам нужны?

— Мне нужны книги для картинок. Мне картинки нужны.

— И все?

— Да.

— Я помню, как однажды, давая мне интервью, вы начали с цитаты. У вас была идея горизонтального дома, в котором нет иерархии…

— Да, было такое дело. Об этом писал Паперный. Когда-то совсем давно, когда я был начинающим архитектором, мне попалась его книга “Культура Два”… И я очень удивился, что есть еще один человек, который думает так же, как я. Это от недостатка общения, я думаю. С тех пор я профессиональную литературу не изучаю подробно. Пролистываю какие-то монографии, журналы, издания, связанные с темой…

— Какие?

— В основном западные публикации. Много разных. А книжки я все больше читаю о происхождении видов.

— О происхождении видов?

— Да. Я понял, что это базовые вещи, на которых построен любой творческий процесс. Идея же рождается не просто так, не из воздуха же берется... Идея развивается и в конце концов превращается в сложный (или не очень сложный) объект, созданный для возникновения новой ситуации, новой жизни. Архитектура – такая... не знаю, наука или вид искусства, которая связывает очень много сторон жизни, и именно поэтому она образует некую цепочку, создавая новые поля для развития человека, общества, новых идей. Я думаю, что на таком уровне можно найти связь между архитектурой и чем угодно: лингвистикой, формальной логикой... между архитектурной и любой наукой, которая описывает связи и развитие. Биология непосредственно связана с живым миром. Все остальное – некие занятия, которые человечество себе придумало в процессе эволюции. А это базовые вещи: то, как и откуда появилась жизнь, и затем возникновение сложности, которая дальше породила все остальное, в том числе и архитектуру.

Японский архитектурный журнал Architecture+Urbanism
Японский архитектурный журнал Architecture+Urbanism
Японский архитектурный журнал Architecture+Urbanism
+2
+1
Японский архитектурный журнал Architecture+Urbanism

— Понятно. А картинки в журналах вы для чего смотрите?

— По той же самой причине. Архитектура непосредственно связана с развитием жизни, развитием социальных структур. Мне гораздо интересней смотреть на то, что происходит в этой области, чем интересоваться политикой, скажем. Это раз. Второе – многие идеи вдохновляют. Что тут скрывать.

— Какие, например?

— Иногда это вообще непонятно кто. Какая-то деталь. Иногда это очень известный архитектор, Цумтор, например. А еще когда оказываешься внутри его сооружений, это действительно вдохновляет очень сильно.

— Вот что мне интересно как человеку, который сам пишет об архитектуре: на что в наших текстах вы в первую очередь обращаете внимание? Что в них важно, а что, наоборот, не нужно и мы пишем зря?

— Во-первых, я крайне редко читаю тексты. Не знаю, особенность ли это моя персональная или вообще архитекторы не любят читать тексты. Но если вдруг материал очень интересный, я все-таки начинаю читать текст, чтобы получить более подробную информацию. И в наших изданиях я обычно сталкиваюсь с изложением субъективной точки зрения человека, который пишет текст. Вот это мне кажется лишним совершенно. Это не критическая статья. Тут должна быть информация о том, что есть такое-то, оно выглядит так-то, и это так, потому что вот. Все. Этого для меня достаточно вполне.

— В архитектурных журналах, когда публикуют проект, обычно печатают что-то вроде пояснительной записки, которую готовят в архитектурном бюро. Это не авторский текст. А текст об объекте в интерьерном журнале – это репортаж. Это история не об архитектуре, а о людях.

— Ну, конечно, конечно. Если вернуться назад и находить новые нюансы в той связи, о которой мы начали говорить, мы говорим о людях в этом контексте. Это люди создают пространство, генерируют идеи и так далее. Все остальное – уже вторично.

Книга издательства Detail о японской архитектуре
Книга издательства Detail о японской архитектуре
Книга издательства Detail о японской архитектуре
+4
+3
Книга издательства Detail о японской архитектуре

— У вас есть библиотека в офисе?

— Да, в коридоре книжки всякие стоят.

— Какова ее роль в жизни мастерской? Сотрудники эти книги читают?

— Конечно, нет обязательного режима дня такого, чтобы человек приходил, брал книжку в руки и обязательно пятнадцать минут вдохновлялся. Это по желанию.

— Так что же, читают?

— Не знаю, читают или нет. Смотрят точно. Это не книги, скорее альбомы. Мы же в основном через глаза воспринимаем информацию. Когда приходят новые люди, они сначала вообще не понимают, что происходит, и я им даю возможность просто полистать, ни о чем не думая.

— А вы что чаще всего берете с этих полок?

— Вот этот журнал беру. (Показывает.) Японский. Здесь идеальная ситуация для меня, потому что читать вообще не надо ничего.

— За границей вы покупаете книги?

— Да. Недавно был в Италии, привез оттуда книгу по фэн-шую.

— Почему по фэн-шую?

— Тут все очень просто. Я начал изучать итальянский, и в качестве домашнего задания взял не сказки Андерсена, а сложный текст.

Emmanuel Breon. Jacques-Emile Ruhlmann. The designer's archives. Flammarion, 2004
Emmanuel Breon. Jacques-Emile Ruhlmann. The designer's archives. Flammarion, 2004
Emmanuel Breon. Jacques-Emile Ruhlmann. The designer's archives. Flammarion, 2004
+6
+5
Emmanuel Breon. Jacques-Emile Ruhlmann. The designer's archives. Flammarion, 2004

Текст: Артем Дежурко

Читайте также