Культура

Обзор London Design Festival 2018 от Анастасии Ромашкевич

Культура
29 Сентября 2018

Последний раз я была на этой выставке лет десять назад — тогда она оставила у меня пыльное, какое-то старушечье ощущение. Не знаю, что с тех пор изменилось — выставка или я сама, но мне понравилось. Сила Decorex — в изобилии небольших локальных брендов, которые выпускают ткани и обои. В Британии таких пруд пруди, причем встречаются очень необычные. Например, запомнилась дама-биолог c говорящим именем Сюзи Пейсли. Когда-то она изучала медведей, а теперь переключилась на создание тканей под маркой Newton Paisley, для которых собственноручно рисует растения и животных, отдавая предпочтение видам, которые находятся под угрозой исчезновения. В общем, если ищете какие-то незамыленные варианты отделки, то вам сюда.

cleared(data.content.description)
cleared(data.content.description)

Decorex хорош еще и тем, что здесь сразу видны декораторские тенденции. Например, по части цвета. И тут — без особых новостей. Увлечение розовым, которое представлялось делом сезонным, оказалось стабильным трендом, который не сдает своих позиций. В сочетании с зеленым или сами по себе, разные оттенки розового царили на каждом втором стенде.

cleared(data.content.description)
cleared(data.content.description)
cleared(data.content.description)

Дизайнерское сообщество обеспокоено загрязнением окружающей среды: в мировом океане болтаются тонны пластиковых отходов, и с этим надо что-то делать. Есть два пути — отказаться от пластика совсем, заменив его старыми добрыми или новыми материалами, или придумывать, как его перерабатывать. Куда приведет второй путь, показывали сразу в двух местах.

В Восточном Лондоне в рамках выставки London Design Fair развернули экспозицию под названием “Материал будущего”. Этим материалом как раз и оказался переосмысленный пластик. Оказалось, что из невостребованных пластмассовых канализационных труб можно выдувать вазы и из переработанного пластика — делать мебель, внешне напоминающую бетон или даже мрамор. Организаторы выставки PlasticScene подошли к делу еще более концептуально: решив, что врага надо знать в лицо, они сделали стенд с 28 видами пластика. А сама выставка показывает разные техники его преображения и что из этого выходит.

cleared(data.content.description)
cleared(data.content.description)
cleared(data.content.description)

Пока не все предметы блещут красотой, хотя встречаются и забавные экземпляры вроде стула по дизайну Джейма Шо, который изобрел “пистолет” для выжимания цветных пластиковых колбасок, или люстры Криса Пирса, который перерабатывает молочные бутылки по методике, напоминающей стеклодувную. Главное на данном этапе — придумать работающие технологии, которые позволят вывести весь этот переработанный дизайн из области выставочных диковинок в сферу реальной жизни.

Бороться с пластиком или нет, каждый решает сам для себя, но одно бесспорно: когда-то его появление стало мощным прорывом. Без пластика у нас не было бы кресла Up Гаэтано Пеше и стула Panton Вернера Пантона и вообще мир был бы совсем другим.

И вот вопрос: возможно ли в наши дни создать что-то новое — тоже эффектное, но более дружественное к природе? Вот несколько возможных ответов на этот вопрос. Клейкая лента Haru — материал для декорирования всего на свете. Хорошо знакомый скотч, но разной ширины и цветов. Прост в использовании, стоит относительно недорого, снимается, не оставляя следов. Отличный вариант для общественных пространств и ситуаций, когда нужно преобразить быстро и без грязи.

cleared(data.content.description)

МДФ-плиты с дизайнерским финишем — коллаборация испанского производителя Finsa и группы выпускников Эйндховенской академии дизайна, выступающих под маркой Envisions. Правда, пока панели, представленные ими в рамках проекта Wood in Progress, не готовый продукт, а демонстрация возможностей. Но есть надежда, что скоро их все-таки пустят в производство.

cleared(data.content.description)
cleared(data.content.description)

Принты на коже Билла Амберга — новая технология, сделавшая возможным цифровую печать на коже. Как утверждает автор, чтобы изображение было устойчивым, для этого нужна особая обработка материала и специальные краски. Амберг все это придумал, а заодно договорился с известными дизайнерами, чтобы они разработали ему дизайн принтов. Среди его “подельников” — Том Диксон, который не только придумал изображать на коже полиэтиленовую пленку и мятую бумагу, но и предоставил Амбергу возможность выставиться у себя в офисе, по соседству со своим новым шоурумом.

cleared(data.content.description)

Не знаю, в чем тут фокус, но шоурумы Тома Диксона всегда выглядят гораздо интереснее, чем выставленные в них вещи. На этот раз дизайнер обосновался в здании бывшего угольного склада в промзоне на Риджентс-канале. Эта промзона сейчас быстро джентрифицируется. В расположенных здесь газгольдерах работает Музей еды (и кстати, там же проходила выставка PlasticScene), а рядом, в перестроенном Томасом Хизервиком промздании, уже в октябре откроется магазинно-ресторанный центр. Уже сейчас за оградой стройки можно рассмотреть футуристическую крышу, словно парящую поверх старых краснокирпичных стен. Очевидно, в ближайшее время на карте города появится новое место силы.

cleared(data.content.description)
cleared(data.content.description)

Хотя фестивальная карта пестрела от участников, по-настоящему необычных, захватывающих дух инсталляций было не так уж и много. Вот самые запомнившиеся. Foscarini в галерее One Room. Галерея полностью оправдывает название: в ней три этажа (не считая офисного нижнего) — и все однокомнатные. Каждую их этих комнат плюс крышу с садиком и видом на промзону задекорировали в разных стилях: темная классика, белый минимализм и разноцветное безумие (на фото). Просто и эффектно.

cleared(data.content.description)

Pinterest в гостях у Conran Shop. Дело не ограничилось гигантскими булавками при входе в магазин. Посетителям предлагалось рисовать картинки и “пинить” их на общую доску, а все товары в магазине снабдили кодом, позволяющим моментально открыть фотографию этого предмета и отправить ее в свой профиль Pinterest.

cleared(data.content.description)

С выставкой DesignJunction творится неладное. В старые добрые времена она была объемной и квартировала в красивых зданиях в центре города. В этом — обосновалась во временном тенте на задворках Национального театра на южном берегу Темзы. Участников там куда меньше, чем в былые времена, и в целом все это больше похоже на рядовую выставку-продажу, чем на экспозицию передовых дизайнерских достижений.

cleared(data.content.description)

За одним хорошим исключением: у DesignJunction был филиал в обшарпанном промышленном здании Oxo Tower Wharf, и вот там было по-настоящему классно: небольшие интересные бренды, современные ремесленники, подвесной “лес” из мебельных деталей и лаундж-зона Vitra. Маяком, ведущим в это прекрасное место, стала деревянная голова, обращенная в сторону собора Святого Павла.

cleared(data.content.description)
cleared(data.content.description)
cleared(data.content.description)

Главный британский музей прикладного искусства участвует в фестивале дизайна уже больше десяти лет — в его залах появляются инсталляции, созданные специально по такому случаю. Иногда они связаны с тематикой музея, причем самым неожиданным и концептуальным образом. Например, тоннель из тряпичных луковиц и щеток уборочных машин разместился в зале с драгоценными гобеленами — если прикасаться к гобеленам посетителям нельзя ни в коем случае, то щетки можно было хватать руками без всяких ограничений.

cleared(data.content.description)

Во дворе музея выросла башня из фанерных модулей Multiply — концептуальный гимн компактному жилью (внешне небольшая, она могла вместить до двухсот человек) и заботливому отношению к природе.

cleared(data.content.description)

Но самой интересной мне показалась инсталляция Duzzle. Во время Первой мировой войны художник Норман Уилкинсон предложил Военно-морскому флоту Британии использовать вместо обычной камуфляжной раскраски кораблей черно-белые графичные рисунки. Разное и хаотичное чередование контрастных линий должно было сбивать противника с толку, не позволяя понять, движется ли корабль и в каком направлении.

cleared(data.content.description)

В наши дни студия Pentagram переработала этот рисунок, добавив в него буквы, и украсила этим узором одну из музейных комнат. Эффект оказался даже посильней, чем от “говорящего” льва на Трафальгарской площади: через пару минут я вышла оттуда с ощущением качки в голове — такова сила дизайна.

Читайте также